Состояние умов таково, что демонстративная ложь эффективнее искусной

Интересное явление случайно обнаружила колумнистка WP: ложь не должна прятаться, чтобы быть эффективной. Наоборот, ложь должна быть ДЕМОНСТРАТИВНО сфабрикованной – тогда об нее легче зацепится предвзятый ум, желающий, на самом деле, вовсе не правды, а подтверждения своих страхов и ненавистей.
"Institutional distrust is so high right now, and cognitive bias so strong always, that the people who fall for hoax news stories are frequently only interested in consuming information that conforms with their views — even when it’s demonstrably fake."
Иными словами, оценивая работу, например, отечественного ТВ, надо признать: демонстративная фабрикация лжи, еще недавно бывшая недостатком профессии пропагандиста, теперь стала условием его эффективности.
С этим никак нельзя бороться традиционными методами рационального познания (проверка, свидетели, разоблачение) – не работает. (Только анекдотами, кстати, карнавальным высмеиванием. Всерьез это не обороть).
Читать: What was fake on the Internet this week: Why this is the final column

Advertisements

Советский стиль верноподданнической статьи в Коммерсе – верн(оподданический) выбор

(По поводу фрагмента ниже) Любопытно: формально подмечено точно (авторы статьи Агаларова симулируют советскую стилистику), но вот обвинение их за это в непрофессионализме как раз непрофессиональное.
Если предположить, кто адресат статьи Агаларова, то воспроизводство советской стилистики, пусть даже подсознательное – не недостаток, а достоинство, более того, – главное потребительское свойство текста Агаларова.
Его критическим недостатком как раз было бы, если бы авторы применили все вот эти вот """"модные книги: «Nobrow» Джона Сибрука, «Нарушай правила!» Марти Ньюмейра. Штудировали разных гуру маркетинга и пиара – Ривса Россера, Джона Кейплса, Юджина Шварца, Алекса Випперфюрта.""""
Аналогичный случай: один холдинг собрал под крыло 17 разных компаний и стал делать централизованную газету, в глянце, с модным дизайном. Обнаружилось, что люди на металлургическом комбинате не берут ее, не считают своей, оно для них неразличимо. В холдинге сообразили в чем дело, и стали делать для металлургов газету старого образца – ЧБ, на стремной пачкающей бумаге. И сразу дело пошло.
Обращаться надо на понятном для целевой аудитории языке и в понятном формате. Обличение изменника родины Навального и отповедь пасквилям на советских руководителей ДОЛЖНЫ быть произведены в понятной им, советским руководителям, стилистике. Это признак высокого профессионализма авторов, а не непрофессионализма. (Знакомство автора рецензии с образцами западного маркетинга не означает, что все должны немедля их применять в советской действительности с нарастающей долей советской реальности).
Команда пиарщиков – не безъязыкая. С языком в точку. Бессовестная, но не безъязыкая.

Шерга Екатерина
Вчерашний текст в «Коммерсанте» Араса Агаларова, направленный против Навального и опубликованный «на правах рекламы», он же совершенно чудесный стилистически! То есть он унылый, абсолютно бездоказательный, но стилистика меня изумила больше всего. Что называется, многое напомнила. «Подостывший интерес к автору произведения», «навязчивый детективно-обвинительный стиль, скандальные факты и безапелляционные утверждения», попытки «играя надерганными фактами… манипулировать общественным мнением», «преуспел в сочинении всяческих пасквилей», «унылый набор траченных молью сплетен», «эту продукцию не терпелось сбыть на Запад».
Последние три цитаты не из вчерашней статьи. Им больше тридцати лет. Это я наугад вбила в поисковик слова «диссиденты, фельетон», и мне тут же выпала статья в «Крокодиле» про Виктора Некрасова. То есть выступление по поводу фильма Навального в точности воспроизводит стилистику пропагандистских текстов каких-нибудь замшелых застойных годов.
Не думаю, что бизнесмен, президент Crocus Group Арас Агаларов лично писал свое «Личное мнение». Это работа его пиарщика. Или даже скорее, тут целая команда пиарщиков корчилась, безъязыкая.
Сотрудники пиар-службы такой крупной структуры наверняка относительно молоды. Они считают себя людьми какой-то уже совсем новой формации. У них есть хорошее образование. Вероятно, они слушали лекции специально приглашённых западных профессоров под названием, допустим, «Связи с общественностью: стратегическое управление коммуникациями в бизнесе в двадцать первом веке». Читали модные книги: «Nobrow» Джона Сибрука, «Нарушай правила!» Марти Ньюмейра. Штудировали разных гуру маркетинга и пиара – Ривса Россера, Джона Кейплса, Юджина Шварца, Алекса Випперфюрта. Способны объяснить значение терминов «паблицитный капитал» и «свот-анализ». Их ролевой моделью был какой-нибудь герой Бегбедера, его романтический эгоист, усталый, искушённый и пресыщенный.
И вот теперь эти Бегбедеры успешно воспроизводят старую советскую эстетику, которую, очевидно, никак не могут помнить. Причем делают это естественно, живо и успешно. Поколение Next оказалось поколением Previous. Это само собой так получилось. Генетическая память.

Источник:

Контент не король

Всегда поражала своей бестолковостью и какой-то любительщиной фраза "Контент – король". Она похожа на мудрые изречения в "Одноклассниках". От нее многие плясали не только в маркетинге, но и в СМИ; типа, главное – хорошая история. И все будет.
Ну никакой контент не король. Контента – как грязи. Хорошие истории лезут из всех щелей, наперегонки спотыкаются, чтобы вонзиться мне в голову.
Навигация – вот царица. Путеводительство. Связи между узлами важнее узлов. Настройки экосистемы по своему влиянию на конечный результат (время, высосанное из человека) побивают любой самый хороший контент одним мизинцем.
И вот случайно увидел, что фраза "Контент – король" сказана некогда якобы Биллом Гейтсом (не проверял, пусть им).
Тогда все понятно. Для владельца платформы экосистема – это уже данное. Ему нужно пустить по этим жилам наполнение. Поэтому метафора контента для него различима, а метафора оболочки – нет. Гейтс предвзят и искажен, его максима годится для него, не ведитесь.
Для тех же, кто работает с контентом, все должно быть наоборот. Контент и прочий сторителлинг – все это ерунда. Куда важнее организация контента, которая все больше сводится к его отбору и отбросу. Теперь важно не получить контент, а не получить контент. И вот это вот все будет нарастать.
Практические выводы.
1) Контент не король. Король – защита от контента. Удобство времяпрепровождения, а не сообщение информации – вот ценность в условиях избытка. Водителю медиа надо работать не с любознательностью, а с ленью публики.
2) Хороший контент без платформы – ничто. Хорошая платформа без контента – что-то. Он там, вообще-то, сам вырастет, только знай пропалывай.

Роботы-журналисты отнимают профессию у био-журналистов

Угрозу роботов для российской журналистики надо рассматривать в контексте остальных угроз. Российские СМИ с лихвой изведали всех тех бед, которые причиняет журналистике блогосфера с вирусным редактором. Она отбирает у СМИ эксклюзив, аудиторию, рынок.
Но все же основной угрозой для журналистики в России становится развитие корпоративной медийности. Проблема в том, что в норме корпоративные медиа должны конкурировать – это будет улучшать их социальное звучание. Но у нас главной корпорацией является государство. Его корпоративная медийность конкуренции не предполагает. Вот его медийность и вытесняет журналистику с рынка. Лишившиеся рыночных источников СМИ превращаются в канал трансляции для этого корпоративного медиа. В лучшем случае они творчески переосмысливают заданные темы. Это не совсем журналистика, а, скорее, отмывание действительности в особо крупных размерах.
Так что есть хорошая новость: алгоритмы не успеют погубить российскую журналистику. Она им не достанется.
Wordsmith или Quill вряд ли выучат русский язык. А для выращивания русскоязычного робота такой мощности нужен, прежде всего, сильный рынок венчурных инвестиций. В общем, алгоритмы не отнимут у российских журналистов профессию.
Читать на Texterra: Робото-журналистика: вкалывают роботы – счастлив человек? Кибер-журналист против био-журналиста: пока ничья. Андрей Мирошниченко с обзором и прогнозом по поводу робото-журналистики.

Бигдатное неравенство

Страны с эволюционирующей отраслью BigData получат невероятные экономические преимущества. Например, алгоритм может предложить более разумный режим энергосбережения в масштабе города или штата на основании неведомых ранее данных. Учтя новые кросс-факторы, изменить транспортную логистику, посев яровых, сбор апельсинов, замену шин и т.п. Обработка Big Data требует мощностей, охвата и – языка. Где будут хранилища данных, чьих данных, на каком языке они будут обрабатываться – тот и получает преимущества. Причем набор этих преимуществ будет идти по нарастающей.
И если физическое железо и даже soft, теоретически, можно купить и импортировать (пока Конгресс не додумался до цифровой поправки Джексона-Веника), то алгоритмы и данные эволюционируют друг об дружку в том языке, и в той венчурной среде, которая для них доменная. Это целостная экосистема. Если своей экосистемы, на своем языке нет, то импортировать ее нельзя. Цифровое отставание – цветочки по сравнению с отставанием бигдатным.

Корреляции юмора

Этот жанр достигает уже какой-то невероятной беспричинности.
Чем-то похоже на механизмы обнаружения корреляций в больших данных. Какие-то данные вдруг могут соотноситься нипочему, безо всякой логики. Например, владельцы красных жигулей преимущественно голосуют за Буша. Кто его знает, почему; но, значит, штабу Буша надо именно их и вести на участки для голосования…
Способность алгоритма использовать корреляции (без объяснения причинно-следственных связей, на чем вырубило бы человека) в какой-то мере заменяет всякие серендипитные качества человека, вроде стиля, редакторского чутья или чувства юмора.
Так и тут. Вездесущий вирусный редактор (не алгоритм, но миллионо-глазое существо с сопоставимой вычислительной способностью) обнаруживает какую-то корреляцию – и вперед. Отличие от алгоритма: вирусный редактор знает, что корреляция смешная, в момент обнаружения. Алгоритму понадобилась бы статистика человечьего фидбэка.

И тут же в ленте, опять Траволта. (Технически небезупречно, но идея хорошая)

Время для цифрового существа – это как пространство для существа животного

Красиво. Я бы добавил еще поступательные вектора визуального представления времени: слева-направо (очевидно, для арабской культуры справа-налево), снизу-вверх (археологические пласты), от себя вдаль (художественное изложение) и снизу-слева вверх-направо (деловое представление с накоплением смыслов).
Учитывая заметную акселерацию исторического времени, можно предположить, что, подобно тому, как животный человек манипулирует с пространством, так цифровой человек будет манипулировать со временем: растягивать, сжимать, повторять. Первые навыки уже есть в компьютерных играх, а также медицина, образование – все это суть манипуляции со временем, а не (только) пространством. Тогда как пространство для существа, живущего в сети, нерелевантно. Из-за сетевой "я-вездешности", пространство будет в застывшем состоянии, как физическое время для нас существует только в состоянии "сейчас".
Пишет Milla Fedorova (j_pinchikov)
""""Рассказывала студентам на курсе утопии/антиутопии про разные модели времени: поступательное – время-стрела и спираль (здесь присутствует идея прогресса и развития); замкнутое циклическое (как в календаре; "сельскохозяйственное время"), литургическое (распятие и воскресение происходит постоянно, параллельно с нашим временем) и мифологическое (повторение одних событий, но деградирует – как в "Сто лет одиночества"). Рисовала разные схемы. Их задача была – представить, как время устроено в утопиях/антиутопиях. Они догадались, что точка. Все уже достигнуто, ничего не меняется, нет ни прошлого, ни будущего. Но как-то они этим знанием были потрясены. Даже не сразу встали после конца урока. Говорят – вынос мозга. Я рада""""

Антитеррористическая аббревиация на службе Ее Величества

Гибридная война разворачивается и на лингвистических фронтах. Прав Илья Клишин, подметив, как резко пошло в оборот слово Daesh вместо ISIS, и что сами террористы негодуют на это слово. Я не исключаю, что о введении его в оборот даже договорились на высшем уровне.
Любопытно вот что: это слово вовсе не обозначает того, что ему приписывают в западной прессе. Оно просто является абсолютно таким же акронимом, как и ISIS, но только арабским. Вот тут-то и трюк. Как пишет автор этой статьи, идея аббревиации в арабском почти не применяется. Вспомним цветистые эпитеты восточной торжественной речи.
То есть это слово вообще ничего такого двусмысленного или обидного не обозначает. Обиден сам факт аббревиации. То же самое название, но данное в западное манере, через акроним, наносит оскорбительный удар по устоям. Да как посмели сократить могущественное!
Вспомним, что новояз большевиков и Оруэла обильно оперировал именно аббревиатурами. Аббревиация сопровождает социальную реформу общества, и как реформаторский инструмент, она явно противостоят архаике, в данном случае представленной через традицию торжественной цветистости. Иными словами, вот еще одна растлевающая западная ценность, наряду с джинсами, Beatles и бабль-гамом – аббревиация!
They want to be addressed as exactly what they claim to be, by people so in awe of them that they use the pompous, long and delusional name created by the group, not some funny-sounding made-up word. And here is the very simple key point that has been overlooked in all the anglophone press coverage I’ve seen: in Arabic, acronyms are not anything like as widely used as they are in English, and so arabophones are not as used to hearing them as anglophones are. Thus, the creation and use of a title that stands out as a nonsense neologism for an organisation like this one is inherently funny, disrespectful, and ultimately threatening of the organisation’s status.
Очень любопытная статья, спасибо Andrew McLuhan
Decoding Daesh: Why is the new name for ISIS so hard to understand?

Типа "оскорбление величества" сокращением.
Вообще, любопытно, но мы наблюдаем прямо в эти дни или даже часы, похоже, рождение нового даже не мема, а слова. Причем сразу международного слова.

“Из руки в руки” получила прибыль при отказе от бумаги

"Как вы знаете, принт находится под давлением со стороны человеческой эволюции," – это круто, надо взять на вооружение.
Но очень любопытно.

Читать в "Коммерсанте": "Из рук в руки" ушла из печати с прибылью. Холдинг "Пронто Медиа" вышел в плюс после закрытия газеты

Тут, конечно, надо внимательно посмотреть и тщательно подождать. Эффект вполне может быть связан с ужатием расходов на печать и прочей оптимизацией, а не с оздоровлением ниши (платные классифайды) при переходе в цифру. Вполне возможно, что эффект перехода сойдет на нет, и в следующие периоды "экономия на печати" уже не будет спасать от сжатия бизнеса.
Напомню, что в США в ранние нулевые казалось очень заманчивым перевести классифайды в цифру. И действительно, цифровая среда куда удобнее для частный объявлений – поиск, категории, география, скорость и т.п. Но. Печатный рынок классифайдов оценивался в 25 млрд, а цифровой дал 7 млрд (с цифрами могу наврать, но пропорция примерно такая). Как говаривал в таких случаях Джон Пэйтон "Print dollars are becoming digital dimes" – печатный рубль превращается в цифровую копейку. Именно в сети очень легко доставлять объявления вне площадок, или множить площадки, или создавать площадки для бесплатных объявлений.

Как там они с Авитой сыграют? А с прочими каналами для частных объявлений? Ведь стоит Фэйсбуку шевельнуть мизинцем и приделать такой сервис – чисто чтобы получить лишнюю пару человеко-минут с населения планеты в год и все доски объявлений накроются тазиком…
Как и по другим типам печатных СМИ, выясняется, что ценностью обладал не контент (не канал), а техническая монополия издателя на доставку. В интернете эта монополия разрушается. Издательская империя с классифайдами возможна в принте, когда другого способа нет (кроме отрывного листка на заборе), но вряд ли – в интернете.
Так что: результат интересный, но, скорее, это временный результат менеджерских усилий, нежели найденный рецепт.

Об ирландских рабах, или Filter Bubble (как и Вирусный редактор) тоже разоблачает фэйки в сети

Факт-чекинг Вирусного редактора – явление  известное. Значимая ложь опровергается, когда достигает свидетелей и экспертов. Незначимая – не разоблачается, потому что не достигает, но это же значит, что и не распространяется.

Принципиальная разоблачаемость фэйков не означает,что они безвредны. Между вбросом и разоблачением проходит время (осадочек остается); кроме того, многообразие источников снижает психологическую уверенность человека в окружающей действительности, воспитанную трансляционной медиа-моделью, когда источников мало и их достоверность санкционирована конвенцией (или властью, как программа "Время"). Так что вред от фэйков есть, но чисто технически организм все же способен к очистке. Дело теперь в вызревании иммунитета.

И вот любопытно, что Filter Bubble, машинный антипод человеческого Вирусного редактора… тоже предлагает механизм очистки от фэйков. Через Евгения Додолева в моей ленте всплыла ссылка на публикацию "экономиста" Михаила Делягина с известными мифом об ирландских рабах в Америке: "Из истории просвещенного Запада: англичане массово спаривали дешевых ирландских рабынь с дорогими африканскими рабами, чтобы не покупать рабов на рынках". Ужасть, в общем. Но алгоритм релевантности, формирующий мою ленту и создающий мой персональный Filter Bubble, посчитал, что в рекомендательный хвост публикаций по этой же теме надо вставить статью академического человека с разоблачением этого самого мифа, где анализируется различие между рабами и батраками, получившими услугу (обычно переезд в Новый свет) в ответ на обязательство отработать потом несколько лет. Они, конечно, тоже часто были угнетенными, но не рабы. В статье объясняются причины появления этого мифа именно сейчас.

То есть алгоритм донес до меня фэйк и тут же – его разоблачение.

Впрочем, надо признать, что это, конечно, не "сознательная" самоочистка, как в случае с Вирусным редактором, который НАСТРОЕН на разоблачение лжи, поскольку состоит из людей. Нет, алгоритм релевантности притащил мне разоблачение случайно, просто потому, что оно содержит те же ключевые слова по теме, что и фэйк, а алгоритм хочет удержать мое внимание (меня в экосистеме) подольше.

‘Irish slaves’: the convenient myth