Оплата журналистики. Кто больше?

К старым спорам с Василием Гатовым и некоторыми другими экспертами. Что считать оплатой журналистики? Кто больше платит медиа-отрасли? Подписчики, рекламодатели, покупатели джинсы, политические группировки, «охранители», коммерческие инвесторы? Вопрос не то что без ответа, но даже никем и не ставится. А ведь по-другому он выглядит так: на какие деньги существует медиа-отрасль? И как меняется структура ее доходов?
Теоретически, можно создать методику и обсчитать все это в пропорциях, подобно тому, как Георгий Сатаров  нашел способ обсчитать размер экономики взяток в России. ИНДЕМ проводил последнее такое исследование в 2005 году и пришел к выводу, что объем рынка только деловой коррупции превышает доходы федерального бюджета в 2,66 раза. А после 2005 года, видимо, Сатарову сказали больше так не делать.

Как еще измерить пропорцию теневой экономики, которая, наверное, в различных отраслях колеблется, но вместе, скопом – как-то корреспондирует с общим положением дел во всей экономике? И это же не только взятки (в случае с медиа – коммерческий подкуп), но и честные дотации от власти на информирование, а также редакционные обязательства по информационному сопровождению, которые порой только и являются мотивом рекламной платы, а также запуск самими редакциями тематических вкладок под рекламодателя, а не под читателя, чем вынуждены перебиваться даже крупнейшие издания, которые, если сказать им про джинсу, сильно бы обиделись. 

А куда отнести рекламную плату федеральным телеканалам? Которая, по сути, есть плата за рейтинг, который, по сути, РАЗРЕШЕНО нагонять любыми способами ради политического смотрения. То есть цена рекламных поступлений в телеканалах – это производная политической функции ТВ. А это чудовищные деньги. Если их чуть поскрести, то окажется, что довольно тяжело отнести их к классической "рекламно-подписной бизнес-модели". Главный капитал центральных телеканалов – выданная им политическая санкция на существование и нагон рейтинга. А их рекламный бизнес – это конвертация такой санкции.

Когда я пишу обо всем этом, редакторы и комментаторы интерпретируют и анонсируют так, что я будто бы предсказываю журналистике спасение в продажности… Помилуйте, процессы во всю идут; я пишу только о попытках ведущих ИД придать этим процессам хоть какой-то приглядный характер.

Конечно, могут быть морально-этические оценки происходящего, но интересна даже и экономическая оценка. Оценка, так сказать, складывающейся бизнес-модели и ее реальных уже объемов. И ее влияния на индустрию.

А вот еще дровишка в костерок. Александр Малютин  навел. В ЖЖ-сообществе госзакупок вывесили выборку сведений, как органы власти путем честных и открытых тендеров собираются финансировать джинсу. Там крупные суммы. Умиляют и формулировки. Вот например:
……
Открытый конкурс на право заключения государственного контракта на оказание услуг по информационному обеспечению в 2011 году деятельности органов государственной власти путем предоставления информационных продуктов о политических и экономических новостях в городе, стране и за рубежом в режиме реального времени по каналам электронной связи.
Начальная цена 26 000 000 рублей.
Заказчик Департамент г.Москвы по конкурентной политике.
…..
(п/ж – выделено мной)

Continue reading

Advertisements

Предупреждающие надписи на газетах



Какой класс! Это лучшая идея сегодняшнего утра, придуманная не мной. И это же можно широко использовать. Я даже знаю сферы применения. И я даже знаю фамилию для последнего стикера.

Подглядел ссылку у Тони Самсоновой. Полная подборка здесь.

Книжка “Когда умрут газеты”

Книжка сегодня пришла из типографии. И уже даже презентована ряду товарищей, среди которых под номером "один" и "два" идут – какое неслучайное совпадение! – Василий Гатов и Антон Меркуров. Как раз сегодня удачно встретился с ними на замечательной лекции Василия Гатова по региональным СМИ в Институте истории культуры.
В связи с выходом книги ряд объявлений.
В пятницу, 11 февраля, в 16.00, в рамках Недели деловой книги в Доме книги (на Новом Арбате) состоится презентация книги Андрея Мирошниченко "Когда умрут газеты". Презентация пройдет в форме лекции "Карьера в современных медиаструктурах". Предложу свое видение, какие медийные специализации выживут и будут востребованы. А какие – нет. Вход свободный.
Во вторник, 15 февраля, в 19.00, Лаборатория бизнес-коммуникаций Иосифа Дзялошинского (ВШЭ) организует лекцию Андрея Мирошниченко "Корпоративные коммуникации в контексте кризиса СМИ". Для участия надо заказать пропуск (по ссылке).
Книжка уже вроде есть в некоторых магазинах, ее можно также купить прямо в издательстве "Книжный мир". Ну и, спустя неделю, – в прочих Озонах и Черкизонах. И тогда уже народ не генерала бравого, купчишку толстопузого, а Гоголя и Пушкина с базара понесет. (Когда придет же времечко? Приди, приди, желанное).

Сочувственное

Реакция Ускова, как и реакция Турчака в свое время, повлекла такой резонанс, что он может прилепить микроскопические трусики к Ускову, как губернаторство к Турчаку. И вроде медийная персона (в отличие от Турчака) – должен просчитывать сии материи. Даже если за ради лучших продаж книги.

О природе кайфа

Пребываю в состоянии кайфа, который иногда нагрянывает в последней фазе написания текста. Никогда не применял химические вещества для удовольственного изменения сознания и, вообще, против наркотиков я агрессивно против. Алкоголь не нравится мне расплывчатостью мозга. Ничто не сравнится с творческой эмоцией, потому что она божественная: "И увидел Он, что это хорошо". Или, говоря по-нашему, по-поэтски: "Ай да Пушкин, ай да сукин сын!"
Очень важно в этом состоянии не отправить текст в редакцию. Потому что когда придет абстиненция, обнаружится, что в нем много ерунды. Удерживаю порывы в ежовых рукавицах и отключаю почту, держите меня семеро.
Обновка. Нашел, как было у Пушкина: "Трагедия моя кончена; я перечел ее вслух, один, и бил в ладоши, и кричал, ай да Пушкин! ай да сукин сын!". Ччорт. Трагедия.

А.Буйнов отрекся от обвинения М.Ходорковскому

"У меня есть ощущение, что я тогда вляпался".  В общем, вслед за Волочковой. Кажется, мода на стилистические разногласия с властью докатывается до самых низов шоу-бизнеса. Что, конечно, не может не беспокоить. Ибо они же несут свет массам, и этот свет был усыпляющим. А ну как будить начнут. Мода – вещь заразная. Никакое телевидение не справится. В общем, как только инфекция стилистических разногласий достигнет Стаса Михайлова – все, на следующий день революция.