Апология познания будущего

Будущее вероятно. Оно существует в виде версий. Будущее видно кусками.
Но настоящее тоже существует в виде версий, значит, оно тоже вероятно. И оно тоже видно кусками.
Самое интересное, что и прошлое обладает теми же характеристиками.

Тогда откуда такая сакрализация будущего? И происходящий из нее страх перед будущим?
Возможно, оттого, что размышления о будущем всегда субъективны, всегда завязаны на личный опыт, еще не существующий. Видимо, страх будущего – это страх потерь.

Как известно из психологии, страх потерь является более сильным мотиватором, чем возможность приобретений. Благодаря этому катастрофа, кризис или бедствие, например, – большая удача для СМИ. Потрясения продаются (и покупаются) куда лучше благих вестей.

Доказательства будущего имеют примерно тот же уровень достоверности, что и доказательства прошлого или настоящего. Прошлое, настоящее и будущее равны с точки зрения возможностей познания, есть лишь методологические нюансы. Но неравны с точки зрения личного эмоционального допуска.

Прошлое и настоящее уже переработаны в общий опыт, отчуждены. И потому нестрашны. А будущее всегда воспринимается глубоко лично, оно невольно превращается в личные ожидания. Неизбежное иррациональное применение будущего к личной судьбе порождает нерефлексируемый страх. Вот почему в норме оно табуировано.

Думать об общем, объективированном будущем, на самом деле, довольно сложно. Простой пример: идеи перехода и бессмертия воспринимаются многими "постигшими" не как эволюционная теория, а как шанс на… личное спасение. Их захватывает религиозность, а знаний они ждут точно так же, как верующие чуда.

У большинства прочих страх будущего вызывает компенсаторную реакцию: люди требуют доказательств (невозможных, конечно, в их системе ценностей) и судят о них свысока, как будто… имеют компетенцию судить о будущем со знанием дела, не приложив, на самом деле, никаких к тому усилий. То есть эмоция всезнания подменяет попытку узнать. И позволяет, на самом деле, закрываться от самой идеи познавать будущее.

Что, конечно, образует хлеб для футурологов. Которые в определенном смысле займут в обществе место жрецов, оставляемое сейчас журналистами по причине их предстоящей религиозной ненадобности.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s