Про навальновское “да или нет?!”

На "Эхо Москвы" есть какой-то ведущий – когда слушатели дозваниваются, он говорит: "Вы в прямом эфире". И слушатель впадает в ступор. "Вы в прямом эфире" – и… что? Может, у меня с лицом что не так…
Фраза, которая для профессионала является нормальным императивом (сразу понятно, что делать), для слушателя – констатация непонятно чего. Чего делать-то?
У того ведущего – профессиональная деформация. Все-таки ведущий, журналист – должен быть специалистом в сфере коммуникативного воздействия, должен уметь понимать иное восприятие, уметь смотреть с чужой стороны.
 Нужен формальный императив – глагол в повелительном наклонении: "Вы эфире, говорите!". Слушатель – в стрессовой ситуации, он ведомый, он не может анализировать и принимать решения, ему надо прямо сказать, что делать. И он начнет это делать автоматически.
А "вы в эфире" вызывает длинные паузы на другом конце. Слушатели впадают в ступор постоянно, раз за разом. Ведущий не поймет, в чем дело, и раздражается на них – ну, тупые. Хотя тупит как раз он.

То же про Навального. Задорный вопрос "Бла-бла-бла, да или нет?!" таковым не является. Митинговые призывы предполагают однозначный ответ, а не набор вариантов, нужное подчеркнуть. Поэтому в народе после "…да или нет?1" всегда пауза. А фиг его знает, да или нет… Че надо-то, светлый князь, ты скажи – мы переймем.

В митинговой горячке "да или нет" вызывает торможение, а в нормальном восприятии кажется ультиматумом, особенно если с выпученными глазами. Этот энергетический зазор привлек к фразе. Своим "да или нет?!" Навальный родил первый мем про себя лично. Не про ПЖиВ. Это уже  почти как "мочить в сортире".
С почином.
И с Новым годом! Вы в прямом эфире. Говорите.

Advertisements

Расследование года! Голосуем!

Помимо того, что это голосовалка, это еще и прямой ответ на вопрос о споре между профессионалами и любителями. Конкретно: о способности блоггеров к расследовательской журналистике. Интересно было бы составить список журналистских расследований года и потом помериться – кто круче.

Оригинал взят у в Расследование года! Голосуем!

Друзья, продолжаем голосование!
Сегодня предлагаем вам выбрать "Расследование года".

Голосование продлится до 18 января.
Поехали!

Качество государства оскорбляет права потребителей

Зашел на тему с другого боку.
"Когда в ресторане уважают, а в суде или управе – нет, когда государственные сервисы по качеству сильно отстают от коммерческих, то потребительские требования неизбежно превращаются в политические. Грамотные потребители очень быстро обнаружат, что формула «клиент всегда прав» записана также и в Конституции: «народ – источник власти»."

«Независимая» выпустила «НГ-сценарии» о будущем медиа

В Независимой газете 27 декабря вышло приложение "НГ-Сценарии", посвященное будущему медиа.
Для затравки опубликована моя большая статья.

мЕГЮБХЯХЛЮЪ

Река уже изменила русло

Газеты обречены, но журналистика переживет СМИ

2011-12-27 / Андрей Мирошниченко – автор книги "Когда умрут газеты", координатор российской Ассоциации футурологов, руководитель Школы эффективного текста http://www.aka-media.ru.

В статье более-менее складно изложена теория смерти газет по состоянию на сегодняшний день. Конечно, речь идет вовсе не о бумаге.
По этой же теме – статья Александра Оськина, руководителя Ассоциации распространителей печатной продукции:

мЕГЮБХЯХЛЮЪ

Не спешите нас хоронить!

Российским бумажным изданиям апокалипсис пока не грозит

2011-12-27 / Александр Владимирович Оськин – председатель правления Ассоциации распространителей печатной продукции (АРПП).

Оськин – хороший лоббист отрасли. Он очень в теме, но поскольку лоббист, то, конечно, печальные перспективы отвергает. А поскольку в теме, то по пунктам приводит фактические свидетельства заката. Но это все лишь верхушка айсберга, разбор тактических обстоятельств. Главная угроза для СМИ – освобождение авторства и формирование среды коллективного медийного самообслуживания – на этом уровне не видна и не разбирается.

Еще из интересного в этом выпуске – статья главреда МК Павла Гусева.

мЕГЮБХЯХЛЮЪ

"Глобальная деревня" страдает самомнением

Большинству блогеров только кажется, что они занимаются журналистикой

2011-12-27 / Павел Николаевич Гусев – глава комиссии Общественной палаты по коммуникациям, информационной политике и свободе слова в СМИ, главный редактор "МК".

Гусев иронизирует по поводу самомнения блоггеров. Самое распространенное заблуждение апологетов старой журналистики – к блоггерам они относятся как к толпе или банде партизан. Отсюда заблуждения по поводу превосходства профессионалов (ответственность, достоверность и т.п.).
Конечно, можно найти примеры, когда работа журналиста оказалось более ответственной и более достоверной, чем записи блоггеров. А можно найти и обратные примеры. Но и это не главное. Надо сравнивать не «профессионал против любителя» (хотя и это сравнение дает неоднозначные результаты), а «институт против сети». Сетевого характера новой угрозы эти апологеты не различают и не понимают. Они на уровне религиозного отношения не могут воспринять, что Сеть за счет механизма вирусного редактора подбирает экспертов любой компетенции и обеспечивает фактчекинг любого качества. И суммарно Сеть превосходит работу журналистов-профессионалов по любым параметрам – экспертным, стилистическим, «достоверностным» и т.п.
Плюс такой маленький штрих: журналисты-профессионалы – тоже агенты сети. Они работают на нее не хуже, чем на свои редакции. И даже лучше – потому что не за деньги, а из энтузиазма.

В общем, в бумаге приложение НГ не видел, но, думаю, оно получилось интересным и дает хорошее сопоставление мнений.

Восстание потребителей

А ведь общество потребления, помимо всего прочего, приучило к стандартам потребления, достаточно высоким. Потребитель осознал себя субъектом в правоотношениях с поставщиком, а не просто жертвой, как это было в Советском Союзе. Далее, развиваясь, общество потребления стало школой борьбы граждан за свои потребительские права. Предъявлять претензии за некачественный товар или сервис научились все. Обменяй и все тут!
Теперь эти же требования распространяют на сферу государственных услуг, наглецы. Распространили действие закона о защите прав потребителей на власть. Дума не годная, произведена с нарушением технологии – поменяйте товар.
Немудрено, что движущей силой политического процесса стали наиболее состоятельные потребители. Попытки унизить протестующих высоким уровнем дохода (зажрались!) нелепы. Это просто констатация объективной закономерности.

О роли интеллигенции

В 1946 Ясперс опубликовал свою книгу "Вопрос о вине". Развернулась дискуссия о вине немцев как народа. Вели ее немецкие интеллектуалы, а не народ. Могу предположить, что народу содержание дискуссии не очень-то нравилось. И какой-нибудь разночинец, типа Ленина, вполне мог бы наградить немецкую интеллигенцию физиологическим эпитетом.
От унижения в Первой мировой немцы родили фашизм. От унижения во Второй мировой – сильнейшую экономику Европы. В первом случае путеводной стала "Моя борьба", во втором – "Вопрос о вине".
Но, конечно, надо учитывать, что фашисты компостировали немецкую интеллигенцию всего 12 лет.

Кому выгодна истерия вокруг смерти прессы?

Мое любимое. Четкие ответы.
"…А откуда же растут ноги у этого грандиозного шума о грандиозном кризисе? Древние римляне учат нас на такой случай: Is fecit, qui prodest (сделал тот, кому выгодно). Кому же выгодно, чтобы в «эфире» не прекращалась дискуссия по поводу смерти отрасли?  
Это все «электронные» деятели. От Стива Балмера до последнего сео-оптимизатора. Те, кому Мердок платит $0,5 млн. в неделю за производство The Daily. Те, кто несет интернет-инвесторам очередную презентацию очередного стартапа. Те, кто с самыми честными намерениями увеличивает штат программистов, поскольку надо «менять движок и делать редизайн», чтобы «соответствовать».  
Это все непрессовые рекламоносители: тот же интернет, телек, радио, наружка. Любому их рекламному агенту тезис про обвал рынка прессы – нужное лыко в строку.  
Это все производители и продавцы информации о медиа-рынке: организаторы бесчисленных уже конференций про «оцифровку» прессы, владельцы и менеджеры отраслевых медиа, консультанты и аналитики. Всего пару лет назад дискурс внутриотраслевого обмена мнениями ограничивался вялым сетованием на недостаточную гос. подержку и тиранию дистрибуторов, а также демонстрацией слайдов с образцами креативной верстки. А нынче? Эвон!.  
Коллеги, давайте спустимся на землю. Нам в ближайшие 10 лет еще печатать и печатать. Продавать и продавать. Да, непременно инвестировать в «новые медиа» и искать там новую монетизацию. Но чтобы было что инвестировать, ни саму прессу, ни ее проблемы пока хоронить не стоит. А повестка дня с нашими нерешенными проблемами есть в протоколах УАИПП. "
Источник: Автор: Александр Ратнер, директор по сбыту ИД УМХ

Интересно, действительно: а если попробовать не обращать внимание на апокалиптические прогнозы и планировать работу печатных медиа, как будто ничего особого не происходит. Как будто газетная отрасль, действительно, упала в кризис исключительно вместе с товарами широкого спроса и по тем же причинам. Потому что график спада в прессе в 2007-2009 годах визуально очень похож на график спада ТНП. (Классный аргумент. Бабочка из рода птиц, потому что похожа).
Что будет с тем, кто последует этому совету?

Они тоже хотели выступить

Главный секрет социальных сетей – вовсе не вирусное распространение. Главное – понять атомарный мотив шэринга. Зачем люди делятся. Кто откроет этот секрет, а потом научится использовать, тот будет владеть миром.
Все копают в этом направлении. И я.
Сообщающий как бы знает, а другие – как бы нет. И хотя это часто не так, но каждое сообщение, каждый состоявшийся акт шэринга – это ролевая игра в источник и получателя. Достаточно увидеть чье-то сообщение – и ты уже подписался на роль получателя, тем самым возведя сообщающего в ранг источника. Чисто формально. А он только того и ждет, то есть жаждет (потому и жажда отклика).
Шэринг переводит кибернетическую схему коммуникации в пространство социальных статусов. Тупо механически. Сообщил – выглядишь источником. В результате в конкретной атомарной транзакции всё выглядит так, как будто другие узнали от тебя. Именно выглядит – и достаточно.
Быть сообщающим круто. В цепочке распространения сообщающий находится ближе к источнику значимости, чем воспринимающий. То есть стоит ближе к центру общественного авторитета.
В старой реальности как было? Тот, кто имеет более высокий социальный статус, тот и обладает информацией. Тот и волен ее сообщать – ведь есть что. Поэтому сообщение – это действие сверху вниз.
Шэринг в соцсетях использует ту же иерархию статусов, но внутри нее осуществляет формальную подмену. Раз чтобы делиться, нужно обладать, то тот, кто делится – тот и обладает. А это "верный" признак высокого социального статуса. Не статус порождает сообщение, а сообщение удостоверяет статус.
Поэтому шэринг – это не опубликование информации, а предъявление статуса информированности. Социальные сети, в отличие от реальности, позволяют предъявлять статус обладателя чисто формально, без предшествующих заслуг и накоплений. Раз сообщил, значит есть что. Молодец. Отсюда наркотическая возгонка участия и вовлечения, обеспечивающая бесперебойную работу вирусного редактора.
Содержание – вторично, если не третично; оно оценивается уже на уровне реакций, куда более сложном, где хотя бы по минимуму включается мозг, а не биологические рефлексы расположения себя в иерархии. Важна сама схема распределения ролей, в которую поневоле включается любой, воспринявший сообщение.
"Публикуюсь – значит существую" – еще не все. Верно так: "Делюсь – значит важный".
Вот откуда берется это топливо вирусного редактора – атомарная жажда отклика.
Конечно, это не рефлексируется.

В защиту политиков

Модной стала тема протеста протестующих против участия политиков в протестах. Мол, не надо нам политиков, не на них народ ходит. И вообще: не примазывайтесь.
Редким ответом звучит: неблагодарная толпа! Эти политики, дескать, десять лет в одиночку боролись против режима, отирали автозаки и камеры, огребали по башке дубинкой, пока нынешние революционеры-хипстеры нежились в барах. Это тоже несерьезный аргумент, детскосадовская обида.
Не о том спор.
Обществу вредит не присутствие политиков, а отсутствие политиков.
Модель нынешней власти как раз и строится на отсутствии политиков. Типологически ей противостоит именно присутствие политиков. Главное – разных.
Требование изгнать политиков со сцены, по сути, означает желание найти одного, единственного. Которому всё потом и вручается. Требование «Не надо политиков!» в перспективе прямо ведет к замене модели с Путиным на ту же модель, но с Навальным.
Поэтому политики нужны. Со всеми их достоинствами и недостатками. Какие ни на есть. От Немцова с Лимоновым и Яшиным, до Гудкова с Касьяновым и Кудриным. И Навальный, конечно, он сейчас в первом ряду. Но должен быть и ряд. И опытные нужны, и неопытные. И запятнавшие, и девственно невинные. На стадии прослушивания всякие нужны. Народ потом выберет, было бы из чего.
Иначе взвешенному отношению, а значит, и реальному выбору – так и не научимся. Выбор из отсутствия прямо ведет к выбору из одного, который и объявляется наилучшим – естественно.
Чем шире спектр, тем устойчивее середина. Тем более полог и гладок этот, как его… колокол Гаусса! Если же во всех частях спектра активность самостоятельных политиков (не симулякров) выжжена или выродилась до нуля, то единственный во всем диапазоне всплеск единственного политика становится похож на неприличный палец. И от этого возникают излишества всякие нехорошие. Ни баланса, ни равновесности, ни ограничителей.
Поэтому правильнее было бы выступать не против политиков, а за:
1. Множественность политиков.
2. Прозрачность политиков
3. Контактность политиков.
4. Сменяемость политиков во власти.

Обмирщение журналистики

Вот что еще убрал из этого текста: "История чтит последних римлян выше, чем первых варваров.
Очень тяжело шел текст. Очень подробно разобрал случай с "Властью". Но потом все про конкретный случай вычеркнул. Оставил только про обмирщение.

OPENSPACE.RU

Адаптация медиа с Андреем Мирошниченко

Обмирщение журналистикиОбмирщение журналистики

Как цензура и Фейсбук раскачивают лодку профессионализма

Дальше ›