О, прогноз уже находит подтверждения

Экстаз футуролога.

Март 2011
Яндексы будущего должны не искать нужное, а прятать ненужное.

Май 2012.
"Мой сын – студент Йеля. У него есть программа, которая специально блокирует интернет и заставляет его трудиться – читать, писать и так далее. "

Есть ли в блогосфере сила, способная к Уотергейту?

Главный редактор журнала «The New Yorker» Дэвид Ремник  в интервью на "Слоне":  "…Интересное дело — я постоянно смотрю на пользовательский контент. И знаете, я не видел созданного пользователями Уотергейта. Появился бы он — это было б очень интересно!"
Возможно, дело не в производстве контента, а в реакции на контент. Чем шире и демократичнее возможности для создания "уотергейтского контена", тем выше иммунитет системы. Она просто не реагирует. Новых Уотергейтов нет не потому, что блогосфера не может дать контент, а потому, что система к такому контенту теперь равнодушна.

Еще о принуждении журналистов к мультимедийности

На украинском "Редакторском портале" обсуждаем кейс украинского регионального издания, который придумал, как стимулировать журналистов работать в сети, в том числе используя на благо редакции личные аккаунты.

….Прежде журналист сдавал текст и шел пить пиво: работа над номером закончена. В новой среде работа журналиста не заканчивается сдачей статьи. Это важное изменение в сознании, само по себе оно не произойдет. К тому же прежде-то продвижением и дистрибуцией материалов занимались другие службы. Теперь это может делать сам журналист, хотя бы потому, что автор – лучший агент своего контента.

Кнут или пряник? Эксперты обсуждают кейс медиакорпорации RIA по SMM

Опыт The Guardian: Краудсорсинг против благополучия депутатов

В сегодняшнюю публикацию на "Слоне" не вошла маленькая оговорка о побочных действиях сетевого контроля за депутатами.  Для колонки этот фрагмент, наверное, действительно лишний, но для понимания технологии краудсорсинга достаточно важный – о неизбежных ошибках толпы. Ошибки вполне вскрываются, но их разоблачение все-таки целиком не компенсирует произведенного ими действия.

….Следует, однако, отметить, что народ в виде толпы отнюдь не всегда прав и может наломать дров. Например, сетевая общественность, вставшая на защиту избиваемой омоновцем беременной женщины, глупо ошиблась: женщина оказалась парнем. (А парня бить ногой вроде как можно, ничего страшного.)
Такие ошибки коллективного любительского «расследования» неизбежны. Не избежала их и Guardian. Ковыряясь в отчетах британских депутатов, один из читателей нашел квитанцию, в которой было записано, что депутат Адриан Бэйли заплатил 160 фунтов за посещение студии загара. Сенсация? Разумеется, «Гардиан» с радостью об этом написала. Депутат был не слишком обрадован сообщением. В Express and Star он заявил: «Я чуть не упал со стула. Это смешно по-любому, потому что я очень бледный. Моя кожа настолько деликатная, что доктора советуют все время защищать ее от солнца.»
Оказалось, что рукописная фраза в квитанции означала не tanning centre, а training centre. Guardian пришлось признать, что депутаты парламента “не такие загорелые, как мы о них думаем».
Хорошо, когда есть, кому извиниться. Но толпа не извиняется. Такой риск существует.
Случай с Guardian очень похож на идею Кирилла Рогова, но аналогия, безусловно, неполная. Проект Investigate your MP's expenses был затеян авторитетным изданием, которое натравило народный краудсорсинг на депутатские расходы и подтвердило фронтирующую роль прессы в общественном контроле. Депутатские финансовые отчеты были достаточно скрупулезными, тогда как многие траты наших депутатов вряд ли проходят по их титульной деятельности и фиксируются также досконально в отчетах для думской бухгалтерии.
Есть еще одно важное отличие. В проекте Guardian распределенный сыщик копался в распределенном материале, однако результаты консолидировались в одном месте – на специальном сайте. Но что они знают о Ddos-атаках?

Slon.ru

Краудсорсинг против депутатского благополучия Краудсорсинг против депутатского благополучия

Как оранжистские технологии британской прессы открыли народу глаза на расходы политиков • Андрей Мирошниченко
Подробнее на Slon.ru

Андроидам электроовцы не снятся (Британские ученые доказали)

Писал отклик на интервью Анатолия Мильнера в E-executive.ru, а получился целый эссей. Ну и сложу его себе для памяти, там есть пара свежих иллюстраций.

Анатолий, интересное интервью. Как я уже говорил Вам, Вы очень сильный систематик. Но у систематизации, особенно в гуманитарной сфере, есть один риск. Желание упорядочить описание объекта может привести к тому, что четкое описание объекта соблазняется четкостью и отходит от отображения объекта, поскольку он нечеток и точной категоризации внутри себя не содержит – ему незачем. Поэтому в Вашей классификации меня смущает именно ее сильная сторона: попытка точной классификации.

Я бы разделили медиа на два класса: трансляционные и вовлекающие. Для этой типологии носители и технологии не имеют значения, ключевым является тип отношений между редакцией и аудиторией. Трансляционные медиа – в их числе все традиционные СМИ – в определенном виде сохранятся и в цифре. Но сменится модель потребления: спрос будут формировать не "читатели", а производители контента – бренды, власть и т.п. Не те, кто хочет получить сведения, а те, кто хочет распространить сведения. Развивается журналистика брендов, технологии навязывания сообщения "сверху вниз". То есть они так и будут транслировать, но им придется прилагать все больше усилий, чтобы заставить читателя потребить; в конце концов, они будут платить читателю за прочтение, за рекламный клик (уже местами начинается).

Во второй группе, вовлекающие медиа – широкий диапазон моделей. В том числе синтетические, с рудиментами редакции. За этими медиа будущее, это клубные формы, где модераторы-организаторы-редакторы тоже нужны.

Вирусный редактор как общий коммутирующий механизм объемлет все формы коммуникации. Он не ограничивается блогосферой, а поглощает в том числе и старые медиа – они тоже его участники. Беда их в том, что наравне со всеми другими.

Что касается идеи, согласно которой технологии меняются, но потребности остаются, то я не соглашусь. Потребности меняются, как только меняются технологические горизонты. Кажется, у Маклюэна: каждое новое средство сначала применяется для реализации старых потребностей, но потом порождает новые. А Ширки добавляет: эти новые сменяют старые.

Приведу пример: технологии настолько улучшили производство и потребление огня, что современному человеку огонь не нужен. Оказывается, потребности в огне у человека нет. Попробуйте объяснить это человеку первобытных, античных и даже ранних промышленных времен. Аналогично: Когда появился интернет, люди думали, что он помогает находить нужную информацию. Сейчас люди весьма редко используют эту его возможность. Потому что релевантная информация находит их сама. До появления феномена френдленты об этом никто и помыслить не мог.

Так будет и с чтением. Нет такой базовой потребности. Есть потребность интеракции, она может осуществляться и без чтения (и осуществлялась до чтения). Она даже не сводится к потреблению информации, это из разряда реализации индивидуума в социальных соединениях-разъединениях. (Собственно, к этой функции все остальные и сводятся).

Поэтому, оценивая технологии и потребности, надо обязательно оговариваться – как далеко за горизонт мы хотим заглянуть? Из-за сгущения времени, судя по всему, больше не будет такого состояния, что вот сейчас все изменится и потом наступит некая стабильная фаза. Похоже, теперь будут постоянные изменения; как взрывы, еще различимые в двигателе внутреннего сгорания, в реактивной камере составляют единый гул. Одно из следствий: все формы и устроиства не будут доводиться до своей законченной формы – не будут попросту успевать. Например, если телега была доведена до своей завершенной стадии – фаэтона, то айпэд, скорее, всего не будет закончен как тип устройства. Потому что появятся другие устройства с другими принципами (трехмерные, сензитивные и т.п.) которые сделают доводку айпэда до ума ненужной. Отныне, после осевого поколения (когда эпоха короче поколения), ничто не будет зафиксировано, не получит завершенной формы.

Поэтому постулировать какое-то состояние дел в будущем (в медиа) можно лишь на ограниченных отрезках. В целом же, конечно, технологии позволят отказаться от чтения. Уже наступает инфографика, уже разрабатывают когнитивные интерфейсы, потом логично ожидать передачу уже не символов объектов, а сразу ощущения от объекта (зачем лишнее звено?), это приведет к появлению третьей сигнальная система, оперирующей наведенными ощущениями, и т.п.
Зачем в таком будущем медиа – непонятно. Андроидам электроовцы не снятся.

Upd
Точность определений, конечно, всегда увлекает к собственной самодостаточности. Сейчас начну уточнять определения трансляционных и вовлекающих медиа – а в природе медиа же нет такого деления. И чем больше я уточню определения, тем дальше двигуаюстя в сторону логики и – от отображаемого предмета. Здесь надо подходить все-таки художественно – с полями смыслов и образов (как оно и есть в этой клубящейся сфере), а не с классификацией Линнея, как любят физики.

Я думаю, трансляционные и вовлекающие медиа не составляют симметричную оппозицию. Условно говоря, трансляционные спускают контент сверху внизу, вовлекающие – основаны на вовлечении аудитории в создание контента. Но эта идея вовлекающих медиа не отменяют и трансляционных возможностей внутри них. Вот поэтому вовлекающие – ульевые медиа оставляют возможности для применения вертикального механизма трансляции. То есть оставляют возможность для редакционного управления в той или иной мере. Как Hyffpost или ранний "Слон", которые "разрешали" блоггеров мнением редактора, или как Sports.ru, где блоггер рекрутируется "репутационным" – то есть по итогам голосования. Или как ЖЖ, где блоггер рекрутируется статистикой. Или как Besttoday, где блоггеры агрегируются специальной редакцией на ее субъективное усмотрение, но с оглядкой на популярность тем/авторов. И т.п.

Поэтому синтетические медиа – это все еще вовлекающие медиа.
Но, опять же, кроме красоты схем это ни зачем не нужно.

Ps. Безусловно, физик может быть в душе лириком. А вот в уме – нет:) Это специальный склад восприятия.

Запугали режим: ленточка страшней автомата

Оригинал взят у в "Эксперимент" или "Наша полиция – нас бережет"

Все знают, какой треш происходит в нашей столице вот уже четвертый день подряд. Людей забирают за любую оппозиционную символику. Вот, например, моих друзей забрали 7 мая в ОВД просто потому, что они гуляли по городу с белыми и красными лентами. Так вот, мой хороший знакомый Тарасов Павел с натуральным муляжом АК-74 гулял по городу 9 мая. Гулял от Лубянки до Пушкинской площади мимо Гос.Думы, мимо Манежки, по Тверской, мимо мэрии, по Пушкинской. И ни один мент не остановил его!!!! Ни один! Наблюдать это было смешно и страшно. Если бы у меня была бы белая ленточка – забрали бы через 10 метров. А человек, тусующийся с АК никого не интересует. Господа полицейские просто смотрели на него, но тут же переводили взгляд в сторону. Вот и хочется спросить, а что же делает наша полиция на самом деле? Забирает студентов и бьет женщин? Или же охраняет общественный порядок? По итогам, работа полицейских – твердая и жирная единица. Даже не двойка. Не заслужили. А единица за задержанных людей гуляющих там же с белыми лентами, вдруг Кремль взорвут.
И еще, это был безобидный Паша, а если бы больной психопат или террорист?…
А вот фотки:

около автозака возле Газетного переулка

смотрим дальше!

Вечерний досуг творческой молодежи. Лента за десять минут:

Ксения Собчак @xenia_sobchak
Нас в автозаке человек10. Я приехала с пономаревым после сьемки.просто гуляли по улице. http://twitvid.com/L8Z5A

Roman Volobuev @romanvolobuev
Всем привет, я в автозаке.

Kashin Kashin Kashin @KSHN
"Я не специально", – оправдывается Красильщик из автозака.

andre @gorianov
Вокруг очень симпатичные лица. Уютненько в оцеплении

Alexey Navalny @navalny
В моем автозаке просторно и тепло http://instagr.am/p/KYBstCIC41/

Ilya Krasilshchik @ikrasil
Вообще-то я шел в Жан-Жак

Alexey Navalny @navalny
Если б не автозак, где бы еще я пообщался с замечательным @i_f_davydov http://instagr.am/p/KYCauRoC5A/

Ксения Собчак ‏ @xenia_sobchak
Зашел омоновец и спросил нет ли тут Романа Валобуева(известн кинокритик).его нет:) Короче все мои друзья где то рядом:)..

Имморталисты как черлидеры практического бессмертия

"""….имморталисты фактически занимают по отношению к научному развитию роль «черлидеров», приветствующих успехи своей «команды» и ожидающих еще больших успехов, но помогающих ей только морально. Именно моральная сторона дела прежде всего и интересует философов и публицистов иммортологического направления. Они требуют, чтобы достижение бессмертия стало всеобщей целью, признаваемой обществом ценностью. Обратной стороной этого стремления является объявление смерти безусловным злом. Николай Федоров говорил с бинарной однозначностью: жизнь есть добро, смерть есть зло. Биокосмист А. Святогор выражался еще ярче: смерть логически бессмысленна, этически недопустима и эстетически уродлива… """
Из: Константин Фрумкин. Бессмертие: странная тема русской культуры
Блестящий обзор проблематики и истории русского иммортализма от Константина Фрумкина.
Константин, просто поражает объем перелопаченного материала.
Я бы еще две детальки вставил.
1) Творчество как род бессмертия и, особенно, авторство как желание бессмертия.
2) Кажется, это же Федоров говорил не просто о возможности бессмертия, но об обязанности человечества (как только станет технически возможно) воскресить ВСЕХ прежде живших, которые, по сути, прокредитовали нас биологическим и культурным материалом, и мы в долгу. Это уже несколько другая модальность для дискуссий о бессмертии.

Конечно, же сложу ссылку и на свой титанический вклад в историю русского иммортализма. В очередной раз, кстати, убеждаюсь, насколько мы близки взглядами с Владимиром Кишинцем. Артем Каждый. Футуристический очерк истории человечества и послечеловечества

Это вам не “собака с милицией приходила”

"….Полицейские с автоматами догнали нас в поле. "
О чем может быть эта фраза перед Днем победы?
Каких-то несчастных яблочников, которые ехали на Марш миллионов из Тулы, сначала перехватывали в маршрутках (вместе с другими пассажирами), а потом настигли в чистом поле. Автоматчики.

Факт-чекинг с бабулькой: записать в актив вирусному редактору или журналистам?

Весьма любопытная история описана в КП.
Ветеран войны, которую спасали пользователи соцсетей, оказалась обычной бабушкой.
Добрый порыв помочь 90-летней бабушке обернулся скандалом с полицией и – увы – разоблачением «героини»

«ПЛАТКИ РАСКУПИЛИ ЗА НЕСКОЛЬКО МИНУТ»
Маленький пост о бабушке-ветеране войны неожиданно поднял настоящий ураган в Интернете. Тысячи пользователей копировали запись о забытой всеми старушке.Началось с того, что москвичка Ира Мочалова 25 апреля разместила на своей страничке Вконтакте заметку.

«Дорогие ребята, на станции метро Белорусская кольцевая у выхода в город вы всегда можете видеть бабушку, которая продает платки. На самом деле бабушке 90 лет, и она ветеран ВОВ! Она не просит милостыню, а покупает пряжу, сама вяжет с утра до вечера. В 17 лет она лишилась слуха, когда взрывала паром, на котором плыли фашисты. Ради Родины, народа и мира в нашей стране… И то, в каких условиях сейчас протекает её жизнь, навевает боль и ужас!»
К записи Ира прикрепила размытую фотографию. В кадре – сгорбленная старушка вытирает слезы сморщенной ладонью, а другой рукой прижимает к себе кипу разноцветных платков. Через два дня эту фотографию уже знала половина пользователей Интернета.Только за день пост Ирины Мочаловой собрал почти 50 тысяч откликов. Люди предлагали помощь, продукты, одежду, деньги и даже кран починить в квартире старушки! На следующий день метро Белорусская кольцевая атаковали сотни паломников из соцсети. Большинство – молодежь.
– У нее за несколько минут раскупили все платки, причем она продавала по 1600 рублей за платок, а у нее покупали и за две и за три тысячи, – с гордостью рассказывала одна из добровольных помощниц Оксана Емельянова.
– Когда я вошел в метро, рядом с бабушкой толпилось полсотни человек. И был скандал: подошли полицейские и начали выгонять старушку из метро, – возмущался  еще один заступник Михаил Хлыстов. – Она два года продавала платки здесь, а полиция только сейчас вспомнила, что торговать в метро запрещено!
Старушке пришлось уйти.
– Мы проводили Анастасию Григорьевну домой. Она живет в старой коммуналке на метро Сходненская. Бедствует. В холодильнике – ну просто звенящая пустота! – продолжает Михаил. – А когда она плащ сняла, на кофте оказалась целая батарея медалей.

ПОДВИГ, КОТОРОГО НЕ БЫЛО?
Анастасия Григорьевна  рассказала ребятам, что в годы войны была секретарем комсомольской партячейки в небольшой деревушке под Смоленском. В 43-м ей исполнилось 17 лет. В тот год, по словам бабушки, она и совершила подвиг – взорвала паром, на котором немцы, отступая, перевозили оружие.- Дали мне динамит, показали, как им пользоваться, – рассказала пожилая женщина. Я подплыла к парому, спрятала взрывчатку, а потом с криком «За родину,  за победу!», взорвала. Оглушило меня сильно, с тех пор и глухая стала.
А на следующий день бабушка пропала. На Белорусской больше не появлялась. Добровольцы и корреспонденты «КП» прочесали все метро – безрезультатно. Дверь в квартире женщина открывать перестала.
– Испугалась полиции! – сделали вывод блогеры.
Но «Комсомолке» стала известная более правдивая версия исчезновения старушки. Увы, красивая легенда о забытой всеми героической бабульке рассыпалась в прах.
 – Каждое утро Анастасию Григорьевну к станции метро «Белорусская» привозит молодая женщина и выдает ей платки на продажу, – рассказали нам в полиции. – А когда повляется кто-то из любопытных или стражи порядка, старушка симулирует немощность.
 Больше того, старушка оказалась совсем не глухая. И даже не ветеран войны.
– По официальным данным она не участвовала в боевых действиях, но является тружеником тыла и ветераном труда, награждена медалью «За доблестный труд», – рассказала «КП» Виктория Логвинова, начальник управления социальной защиты населения СЗАО Москвы. – Ежемесячно Глазкова получает 18,5 тысяч рублей, это вместе со всеми льготами, пособиями и выплатами. Медработники утверждают, что в слуховом аппарате Глазкова не нуждается. А о ее подвиге никаких данных нет – ни у нас, ни в военкомате. Три раза в неделю Глазкову навещает соцработник, но редко застает ее дома.
Выходит, делая доброе дело – покупая платки у бабульки, люди не помогали ветерану, а обогащали ее «продюсера».
Понять Антонину Григорьевну можно. На пенсию жить тяжело – почему бы не подзаработать, продавая платки? Ну да, может, и сочинила она про паром. Но и это простительно. В тылу тогда порой было тяжелее, чем на фронте, и кто-то наверняка решил, что его недооценили. Хорошо и то, что блогеры кинулись помогать пожилой женщине. Значит, ценят людей, которые защищали нашу страну. Но все-таки в который раз пугает та оголтелость, с которой пользователи Интернета, не разобравшись, обрушивают на кого-то свою любовь или, что еще чаще – ненависть. Люди неглупые, они почему-то с первого раза верят всему, что прочитали в чьем-то блоге. А ведь вокруг немало таких вот старушек, которым реально нужна помощь. Но, похоже, никто не видит – ведь о них не написано в Интернете.
______конец заметки_____________

Вот интересно: разоблачение можно записать в актив вирусному редактору или нет?
Я считаю, что если сообщение становится слишком значимым, то фальшь, если она есть, обязательно обнаруживается. В этом смысле вовлекающая модель (интернет) обязательно гораздо менее уязвима для лжи, инсинуаций и вбросов, чем трансляционная модель (трад.СМИ). Просто потому, что чем больше людей втягивается, тем больше вероятность, что у кого-то окажутся свидетельства или компетенции, необходимые, чтобы разоблачить ложь, и еще зуд, необходимый, чтобы учредить проверку.
Поэтому любые примеры лжи в интернете – это примеры, на самом деле, разоблачения лжи.
Но в данном случае ложь разоблачили профессиональные журналисты.
И вот вопрос: этот случай доказывает уязвимость или неуязвимость интернета для лжи?
Запишу все-таки в актив вирусному редактору. Потому что журналисты действовали именно так, как предписано механизмом вовлекающего факт-чекинга. Сообщение оказалось значимым, подозрительным. Заинтересовались, проверили. Выступили агентами ВР. Ну, а тот факт, что они журналисты – вторичен. Просто журналисты имели еще и дополнительный мотив – уесть хомячковость интернета, которая оскорбляет гордый дух профессионала, конечно, гораздо сильнее, чем хомячковость аудиторий КП или ТВ.
Однако по сути своих реакций они действовали примерно так же, как, например, Козырев, раскопавший подоплеку вояжа волгоградских чиновников в Италию. Только журналисты за такие темы не берутся. Интернет разоблачать интереснее, чем чиновников.

Интересен и показателен пассаж про "оголтелость интернета". Да, вроде бы оголтелость поветрий в интернете, действительно, имеет место, это уже такое общее мнение про природу повальности в интернете.
Однако в действительности, как только оголтелось достигает уровня оголтелости, – обязательно ведь включаются компенсаторные реакции. Которые, кстати, часто и обеспечивают факт-чекинг, сбивающий с оголтелости ее пафос.
Точно как в данном случае.