Факт-чекинг с бабулькой: записать в актив вирусному редактору или журналистам?

Весьма любопытная история описана в КП.
Ветеран войны, которую спасали пользователи соцсетей, оказалась обычной бабушкой.
Добрый порыв помочь 90-летней бабушке обернулся скандалом с полицией и – увы – разоблачением «героини»

«ПЛАТКИ РАСКУПИЛИ ЗА НЕСКОЛЬКО МИНУТ»
Маленький пост о бабушке-ветеране войны неожиданно поднял настоящий ураган в Интернете. Тысячи пользователей копировали запись о забытой всеми старушке.Началось с того, что москвичка Ира Мочалова 25 апреля разместила на своей страничке Вконтакте заметку.

«Дорогие ребята, на станции метро Белорусская кольцевая у выхода в город вы всегда можете видеть бабушку, которая продает платки. На самом деле бабушке 90 лет, и она ветеран ВОВ! Она не просит милостыню, а покупает пряжу, сама вяжет с утра до вечера. В 17 лет она лишилась слуха, когда взрывала паром, на котором плыли фашисты. Ради Родины, народа и мира в нашей стране… И то, в каких условиях сейчас протекает её жизнь, навевает боль и ужас!»
К записи Ира прикрепила размытую фотографию. В кадре – сгорбленная старушка вытирает слезы сморщенной ладонью, а другой рукой прижимает к себе кипу разноцветных платков. Через два дня эту фотографию уже знала половина пользователей Интернета.Только за день пост Ирины Мочаловой собрал почти 50 тысяч откликов. Люди предлагали помощь, продукты, одежду, деньги и даже кран починить в квартире старушки! На следующий день метро Белорусская кольцевая атаковали сотни паломников из соцсети. Большинство – молодежь.
– У нее за несколько минут раскупили все платки, причем она продавала по 1600 рублей за платок, а у нее покупали и за две и за три тысячи, – с гордостью рассказывала одна из добровольных помощниц Оксана Емельянова.
– Когда я вошел в метро, рядом с бабушкой толпилось полсотни человек. И был скандал: подошли полицейские и начали выгонять старушку из метро, – возмущался  еще один заступник Михаил Хлыстов. – Она два года продавала платки здесь, а полиция только сейчас вспомнила, что торговать в метро запрещено!
Старушке пришлось уйти.
– Мы проводили Анастасию Григорьевну домой. Она живет в старой коммуналке на метро Сходненская. Бедствует. В холодильнике – ну просто звенящая пустота! – продолжает Михаил. – А когда она плащ сняла, на кофте оказалась целая батарея медалей.

ПОДВИГ, КОТОРОГО НЕ БЫЛО?
Анастасия Григорьевна  рассказала ребятам, что в годы войны была секретарем комсомольской партячейки в небольшой деревушке под Смоленском. В 43-м ей исполнилось 17 лет. В тот год, по словам бабушки, она и совершила подвиг – взорвала паром, на котором немцы, отступая, перевозили оружие.- Дали мне динамит, показали, как им пользоваться, – рассказала пожилая женщина. Я подплыла к парому, спрятала взрывчатку, а потом с криком «За родину,  за победу!», взорвала. Оглушило меня сильно, с тех пор и глухая стала.
А на следующий день бабушка пропала. На Белорусской больше не появлялась. Добровольцы и корреспонденты «КП» прочесали все метро – безрезультатно. Дверь в квартире женщина открывать перестала.
– Испугалась полиции! – сделали вывод блогеры.
Но «Комсомолке» стала известная более правдивая версия исчезновения старушки. Увы, красивая легенда о забытой всеми героической бабульке рассыпалась в прах.
 – Каждое утро Анастасию Григорьевну к станции метро «Белорусская» привозит молодая женщина и выдает ей платки на продажу, – рассказали нам в полиции. – А когда повляется кто-то из любопытных или стражи порядка, старушка симулирует немощность.
 Больше того, старушка оказалась совсем не глухая. И даже не ветеран войны.
– По официальным данным она не участвовала в боевых действиях, но является тружеником тыла и ветераном труда, награждена медалью «За доблестный труд», – рассказала «КП» Виктория Логвинова, начальник управления социальной защиты населения СЗАО Москвы. – Ежемесячно Глазкова получает 18,5 тысяч рублей, это вместе со всеми льготами, пособиями и выплатами. Медработники утверждают, что в слуховом аппарате Глазкова не нуждается. А о ее подвиге никаких данных нет – ни у нас, ни в военкомате. Три раза в неделю Глазкову навещает соцработник, но редко застает ее дома.
Выходит, делая доброе дело – покупая платки у бабульки, люди не помогали ветерану, а обогащали ее «продюсера».
Понять Антонину Григорьевну можно. На пенсию жить тяжело – почему бы не подзаработать, продавая платки? Ну да, может, и сочинила она про паром. Но и это простительно. В тылу тогда порой было тяжелее, чем на фронте, и кто-то наверняка решил, что его недооценили. Хорошо и то, что блогеры кинулись помогать пожилой женщине. Значит, ценят людей, которые защищали нашу страну. Но все-таки в который раз пугает та оголтелость, с которой пользователи Интернета, не разобравшись, обрушивают на кого-то свою любовь или, что еще чаще – ненависть. Люди неглупые, они почему-то с первого раза верят всему, что прочитали в чьем-то блоге. А ведь вокруг немало таких вот старушек, которым реально нужна помощь. Но, похоже, никто не видит – ведь о них не написано в Интернете.
______конец заметки_____________

Вот интересно: разоблачение можно записать в актив вирусному редактору или нет?
Я считаю, что если сообщение становится слишком значимым, то фальшь, если она есть, обязательно обнаруживается. В этом смысле вовлекающая модель (интернет) обязательно гораздо менее уязвима для лжи, инсинуаций и вбросов, чем трансляционная модель (трад.СМИ). Просто потому, что чем больше людей втягивается, тем больше вероятность, что у кого-то окажутся свидетельства или компетенции, необходимые, чтобы разоблачить ложь, и еще зуд, необходимый, чтобы учредить проверку.
Поэтому любые примеры лжи в интернете – это примеры, на самом деле, разоблачения лжи.
Но в данном случае ложь разоблачили профессиональные журналисты.
И вот вопрос: этот случай доказывает уязвимость или неуязвимость интернета для лжи?
Запишу все-таки в актив вирусному редактору. Потому что журналисты действовали именно так, как предписано механизмом вовлекающего факт-чекинга. Сообщение оказалось значимым, подозрительным. Заинтересовались, проверили. Выступили агентами ВР. Ну, а тот факт, что они журналисты – вторичен. Просто журналисты имели еще и дополнительный мотив – уесть хомячковость интернета, которая оскорбляет гордый дух профессионала, конечно, гораздо сильнее, чем хомячковость аудиторий КП или ТВ.
Однако по сути своих реакций они действовали примерно так же, как, например, Козырев, раскопавший подоплеку вояжа волгоградских чиновников в Италию. Только журналисты за такие темы не берутся. Интернет разоблачать интереснее, чем чиновников.

Интересен и показателен пассаж про "оголтелость интернета". Да, вроде бы оголтелость поветрий в интернете, действительно, имеет место, это уже такое общее мнение про природу повальности в интернете.
Однако в действительности, как только оголтелось достигает уровня оголтелости, – обязательно ведь включаются компенсаторные реакции. Которые, кстати, часто и обеспечивают факт-чекинг, сбивающий с оголтелости ее пафос.
Точно как в данном случае.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s