Проблески надежды: успешный бизнес на longform journalism?

Провинциальная американская газета отправила журналиста в четырехмесяный творческий отпуск – написать серию очерков, посвященных 150-летию войны с индейцами дакота. Очерки начали печатать в газете и тут же издали е-книгой, которая стала бестселлером. В связи с этим поют оду longform journalism, и вообще: "This restores my faith in newspapers".
Однако вопрос вот в чем: эта история о перерождении (в хорошем смысле) культуры газет или перерождении (в плохом смысле) культуры книг?
Что там газетно-индустриального? Ничего. Кроме обычного факультативного заработка, который в том или ином виде есть (был) у каждой редакции.

Ebook Bestsellers: A newspaper’s longform experiment pays off

Новости прокрастинации и эскапизма

Рынок СМИ будет захвачен новостями, словно рожденными для Fognews.

Норвежец врезался в медведя, пытаясь избежать столкновения с лосем

"….Медведь разыскивается для оказания ему помощи"
"….Напомним, на минувшей неделе в частный дом в деревне Ярфьорд на севере Норвегии проникли четыре медведя и выпили сто банок пива."

ПОТОМУ ЧТО. Такие новости лучше всего подходят для прокрастинации и эскапизма. Ибо, как говаривал еще Владимир Семенович: "Может лучше про реактор? Про любимый лунный трактор? Ну нельзя же, год подряд…"

По капле выдавливать из себя стенгазету

Корпоративные СМИ пробуются на роль «большой» прессы
Типологический сдвиг корпоративной прессы в сторону «больших» и независимых СМИ – тенденция последних двух лет. Андрей Мирошниченко и Лариса Рудакова описывают, как определенные типы корпоративных СМИ мутируют в определенные типы «больших» СМИ. Здесь четко отслеживается ряд закономерностей.

Tipsdvig

Эфес меча как лучший интерфейс

Профессор Ryan Calo дает хорошее определение интерфейса: "Интерфейс – это точка, где заканчиваешься ты и начинается технология". Эту идею он разрабатывает в контексте интернета.
В прежние века интерфейс как граница между человеком и приспособлением всегда был различим. Ты всегда знал, где заканчиваешься ты и начинается технология (устройство).
С приходом интернета момент перехода человека в технологию становится неразличим, пишет Eli Pariser. Алгоритмы релевантности в Гугле или Фэйсбуке построены на твоих предпочтениях. И точка перехода личных предпочтений в технологию выдачи незаметна пользователю. Более того – даже разработчики не знают, как конкретные предпочтения определяют конкретную релевантность, они работают со статистическими массивами соответствий.

Красивая идея.
И вот если ее развивать, то лучшим интерфейсом во все века был эфес меча (или шпаги). Точнее, гарда эфеса, защищающая руку бойца.
И это не защита от дурака, которая встроена во многие технологии. Это лучше. Потому что гарда – это такой интерфейс, который оберегает человека даже от надлежащего использования приспособлений.

Что из этого? Ничего, просто луддитские страдания.
В новые технологии эфес уже не встроишь.

Даже первый закон роботехники (робот не может навредить человеку) не рождает гарду эфеса. Потому что содержит внутреннее противоречие, что отыграно в хороших сценариях бунта машин. Ведь постигнув противоречивую природу человека, машина легко обнаруживает, что человек часто вредит сам себе. Поэтому размышление о человеческой пользе вполне может привести машину к идее насилия над человеком, чтобы тот себе не вредил. "К счастью железной рукой" и все такое. Ибо и сам человек часто следует этому противоречию. Такое размышлений вполне остается в рамках первого закона робототехники, просто охватывает, например, более широкий временной горизонт или горизонт восприятия.

Вочеловечивание человека в технологию ведет к расчеловечиванию человека как вида через утрату границы, отделяющей человека от технологии.
Впрочем, это необходимое условие оцифровки и перехода.

Возможен ли Анти – Edge/Page Rank?

Eli Pariser в своем The Filter Bubble описывает, как этот самый бабл силами Edge Rank не показывает статусы френдов из противного политического лагеря, хотя Паризеру хотелось бы знать, что они думают по актуальным вопросам.
И это особенно важно для демократии, пишет Паризер: видеть "другое", а не только то, что ты сам и твои френды обычно лайкают. Но маркетинговая гонка за релевантностью выдачи оснастила Гугл и Фэйсбук инструментами, сажающими нас в герметичный кокон наших былых предпочтений, в тюрьму рекомендаций наших френдов, которые смотрят на мир примерно так же, как и мы. Возгонка приятности, башня из слоновой кости.
Тогда как реальная повестка, конечно, формируется не только дружескими, но и вражескими рекомендациями.
И вот придумали шутливый, но все же способ видеть иное. Выпрыгнуть из кокона личных предпочтений.

Чудо-очки правды
Какие новости читает твой враг
W-O-S

Другое дело, это в реальности этот механизм не будет работать. Это только забава, ради шутки. Даже если сделать реальную систему, которая будет агрегировать не одобренное френдами и она технологически не будет уступать Edge Rank'y и Page Rank'у, – она все равно не будет рвать пузырь в таких статистических масштабах, как фильтры, подбирающие нам релевантное и этот пузырь создающие.
Дело не в технологиях, а в самом пользователе. В комфорте избегания иного.
Но всегда можно знакомить с иным насильственно. Так что это вопрос, скорее, педагогики, чем технологий.
Локальный спрос на механизмы поиска иного, безусловно, будут. У того же Гугла была идея рандомизированной выдачи ("мне повезет"). Но такие механизмы искусственного выхода на границу собственных предпочтений, очевидно, будут востребованы только интеллектуалами. И весьма узко.
Наличие у цифровой аристократии механизмов выхода из пузыря, кстати, упрочит цифровое расслоение. Масса будет плавать в отупляющем аутогрумминге дружеских рекомендаций. Немногочисленные пользователи, понимающие вред и природу алгоритмов релевантности, будут выходить к фронтирам комфорта и осуществлять ключевые прорывы. Ну или просто понимать происходящее ближе к его сути. Еще больше отрываясь от масс.

Так что тюрьма релевантности для всех и свобода выбора для немногих имеет еще и такой эффект – возгонка цифрового расслоения, отрыв цифровой аристократии.
Что тоже является необходимым условием кульминации, сжатия накануне сингулярности.

Сжатие панорамы в повестку: Большой брат в кабинете Володина.

Как власти читают ваши блоги: расследование Forbes
Терминалы «Призма» в кабинетах высших руководителей в реальном времени отслеживают дискуссии в соцсетях, но публично Владимир Путин и Дмитрий Медведев утверждают, что совсем не интернет определяет их политику.

У них свой Besttoday. Модель Марины Литвинович доказывает свою жизнеспособность. Правда, у Марины сеть мониторят живые редакторы. Охват и скорость меньше, зато понимания при отборе, наверное, больше. Но и предвзятость, конечно.
А "Медиалогия" – молодцы. Такая реклама. Очень важно поставить в нужных кабинетах бесплатные терминалы для мониторинга соцсетей. "…На данный момент контрактных отношений по "Призме" нет. Коммерческая эксплуатация продукта планируется в 2013 году» По российским меркам очень оправданный подход. После этой публикации систему "Призма" ждет большое корпоративное и политическое будущее.
Чем шире авторство, чем неогляднее поле, тем больше будет спрос на такие системы. Нужна не просто агрегация, но осмысленное сжатие панорамы в повестку.
UPD. Хорошее обсуждение Призмы в Фэйсбуке у Константина Гаазе http://www.facebook.com/konstantin.gaaze/posts/487457154599700

О сапрыкинском моратории на колонки

Глоток воздуха в 60-е вспучил лучшие мозги. Физики обспечили ренессанс позитивизма в науке и бардовскую песню. Лирики тоже… что-то такое. Но потом пасту удалось загнать в тюбик. До лучших времен, которые оказались нелучшими или даже последними.
Прошедшая зима обеспечила ренессанс публицистики. Лучшие наличные перья дали творческий всплеск такого качества, которого и за 15 предыдущих лет не наскрести.

А недавно Сапрыкин в Фэйсбуке заявил, что завязывает. Извините, говорит, колонки писать больше не буду, не обращайтесь. Мораторий. Потому что прилюдное обнажение мысли рождает не другую мысль, а ненависть. Из-за колонок многие с ним почему-то поругались..
Кстати, это самый эффективный эффект десятилетия сурковской пропаганды и прочего НТВ: (пред)охранители оказались встроены в самую систему, система сама себя охраняет таким образом.

Получается, кроме наступившей реакции есть и вот такая: приходит утомление публицистикой, обоюдное нежелание публицистики. Публика сообщает, что ей надоело, и инициативно бичует любое несогласованное мнение. Хватит уже про… и про… Лучше про реактор, про любимый лунный трактор. А тонкие натуры нетолстокожи, некургинянны (хотя и того не видно, тоже изможден, что ли). Настоящие буйные, наверное, останутся в большом спорте, но это уже будет плохая эволюция, когда диссидентство из образа мысли переходит в диагноз; оно туда часто тяготеет.
В общем, паста лезет обратно в тюбик.

Зачем дробить лириков и физиков

Наше разделение знаний на гуманитарные и естественные (точные) науки (на гуманитариев и технарей, на лириков и физиков) примерно соответствовало простым таким, большевистским задачам социального инжиниринга. Лирики – для управления людьми, физики – для управления природой. (Инженеры душ и не душ, других писателей у меня ДЛЯ ВАС, на Марсе яблони цвести и т.п.).
В этой парадигме – очень логично.

Интересно, как можно функционально интерпретировать западную четырехчленку: Sciences, Social Scienses, Humanities and Arts?
Такое разделение указывает, что знания обществу для чего?

Разыскивается Маклюэн

Прикольно. Пытался найти точный цитатный источник маклюэновского изречения "We shape our tools and thereafter our tools shape us". Оказывается, нетути такого. Причем в неких предисловиях якобы даже фигурирует версия: "We shape our tools, and then our tools ape us".
Больше того, там через третьи руки эта фраза восходит к Черчиллю:
"…. inspired by a remark made by Winston Churchill in 1943 talking about the need to rebuild the Parliament Building that was damaged during an air raid over London. “We shape our buildings, and afterwards our buildings shape us.”
Это он еще и плагиатор, что ли..
В общем: "…Still searching for "we shape our tools . . . "  И не одинок в этом.
Тут вот целые раскопки: http://answerpot.com/showthread.php?615886-Request%20for%20the%20Precise%20Source%20of%20a%20McLuhan%20Quote
А уже рассвет.

Выветривание мозга. Манифест неолуддита

Самообновляющиеся компьютеры – классический бунт машин. Даешь удобство привычки! Долой бесконечные обновления!.

Черт возьми, оставьте меня в покое! Мне уютно в освоенных интерфейсах. Понятие привычки должно быть введено в коммерческое представление об удобстве пользователя. Удобство привычки – вот что станет реальной потребительской ценностью на фоне суматошного мелькания новых предложений и автоматических обновлений.

Ребята, ну куда уже столько? Форумы, SMS, e-mail, ICQ, ЖЖ, «Одноклассники» с «Вконтактами» и Facebook`ом, «Твиттер»,  теперь еще и Google Buzz. Что, у кого-то действительно есть неутоленные потребности в новых форматах общения? Человек скоро утонет в потопе обновлений.
Возможности для написания сообщений уже явно превосходят возможности для их прочтения. Население планеты не растет с такой скоростью, чтобы весь этот хлам прочитывался. А если к этому добавить чудовищное пожирание времени постоянным обновлением информационных возможностей, то картина выглядит, как бесконечная модернизация в дурдоме.
 
Плач ретрограда
Я пользовался «аськой», кажется, с конца 97-года. У меня был номер чуть ли не из первого миллиона – слышал, что это круто. Где-то в 2003 отрубил – сильно мешала. У меня нет ЖЖ, потому что поддержание его жизни требует участия в жизни ЖЖ-сообщества. Не знаю «Твиттер». Сообщение о запуске Buzz принял с глухим политическим протестом.
Впрочем, я вообще ретроград. Полтора года назад купил сдуру ноутбук, туда поставили эту новую «Висту», которая, как говорят, теперь уже старая и вообще никуда негодная. Так вот это «Виста» постоянно что-то обновляет. Какая-то из программ – я даже не знаю, какая, – решает, что ей надо обновиться. Она начинает что-то подкачивать, ноутбук призадумывается и потом вырубается, потому что для запуска обновлений надо перегрузиться. Конечно, вырубается именно в тот момент, когда я пишу какой-нибудь важный текст. Все это делается для моего удобства. Чтобы я имел новые, более нарядные и удобные версии чего-нибудь – я и не знаю, чего.
Железка сама решает за человека, как ему удобнее. В принципе, это есть классический бунт машин. В конце концов, я отнес ее к шаману, он поколдовал и заглушил обновления. И все равно она постоянно спрашивает, просит, молит – «я готова, обнови меня!». Что это, зачем это?
Хочется написать куда-нибудь в Лигу наций: Черт возьми, оставьте меня в покое! Не посылайте мне обновлений! Мне уютно в освоенных интерфейсах. Новые не дают никаких решающих преимуществ, кроме выветривания мозга.
 
Удобства – во дворе
Из описанного понятно, что я убежденный чайник. В то время как информационно-компьютерный сервис утвердил такой миф: пользователь должен разбираться в компьютерах, чтобы уметь там что-то установить и наладить.
В этом смысле, конечно, вся эта индустрия чрезвычайно далека от пользователя. Например, нам ведь не нужно разбираться в двигателях внутреннего сгорания, чтобы пользоваться автомобилем. Сел, включил, поехал. Также нелепо ожидать, что автомобиль три раза в день сам вдруг решает обновить себе колеса или карбюратор, останавливается среди дороги и начинает подгружать и устанавливать новую версию. Лучшую (с его точки зрения). И не потому, что прежнее устройство износилось. И даже не потому, что морально устарело. А потому, что у производителя выросло новое и он почему-то считает, что старое надо заменить для удобства пользователя.
Да точно ли речь идет об удобствах?
Молоток как инструмент удобнее камня. Но когда нам постоянно подсовывают обновление молотка, на каком-то шаге развития это улучшение качества становится неразличимым для пользователя. Конкуренция юзабилити утрачивает смысл, во-первых, приближаясь к возможному пределу качества, во-вторых, увеличивая затраты на освоение новых форматов. И все это уже занимает наш личный ресурс, заставляя тратить жизнь на выработку  новой привычки – раз за разом. Прежний молоток устраивает нас, оставьте нас в покое!
Но нет. Бешеная черед новшеств и обновлений – это функция стоимости производящих их компаний. Еще один дериватив финансового рынка. Новшества нужны, чтобы росла, надувалась капитализация. Отдельные новшества даже реально доходят до массового рынка – тогда удается содрать денег еще и с потребителей, околдованных необходимостью улучшить свои компьютерные удобства.
Но все это навязано. Оно растет само. Подчиняясь своим потребностям. Поэтому не надо про удобства – никаких удобств новые программы и болталки не создают. Зато они пожирают самый главный невосполняемый ресурс – время.
 
Рачительность и зубная паста
В аграрную эпоху человек носил одежду деда, в промышленную – часы отца. Вещи были долгими. И в этом было реальное удобство – удобство привычки (помимо экономии).
Теперь вещи устаревают не физически, а морально. Их надо заменять еще до того, как они износились. Я этому всемерно сопротивляюсь и всегда юзаю телефон до конца. За всю телефонную эпоху у меня поменялось всего четыре мобильника. И это очень много.
В конце концов, замена вещи до того, как она износится – это неэкологично. И неэкологично дважды. Ведь на производство этой вещи были затрачены природные и людские ресурсы из расчета на определенный срок службы, который по факту оказался короче. То есть уже был перерасход – бессмысленный расход природных ресурсов. Кроме того, если вещи меняются слишком часто, их чаще выбрасывают. То есть неоправданно частая смена вещей засоряет планету. Граждане! Зубную пасту в тюбике надо выдавливать до конца!
Эта антиэкологичность подошла к стадии абсурда как раз в компьютерно-интернетной индустрии. Новые вещи не только не вызваны старением старых, но и вообще не вызваны спросом! Появление новых железок и возможностей никак не опирается на спрос и не отвечает никаким потребностям. Новая эра немотивированного рынка: предложения растут сами, безо всякого спроса.
Теоретически, конечно, можно сказать, что они формируют спрос фактом своего появления – такое возможно. Но и это не так: они признаются устаревшими и заменяются раньше, чем спрос успевает возникнуть. Это все живет САМО и отдельно от потребностей пользователя.
 
Юзабилити без будущего или будущее без юзабилити
Сейчас вещь надо заменять быстрее, чем к ней привыкаешь. Это усугубляет гонку со временем и стрессы. Пока еще проблему замечают только ретрограды, вроде меня. Более юные юзеры в силу большей гибкости и открытости легко осваивают новые фичи. Но это возрастное. Пройдет. Рано или поздно все население цифрового мира повзрослеет и даже постареет. И вот тогда непрошенные обновления станут глобальной маркетинговой проблемой.
В конце концов, отрасль упрется в предел адаптивности потребителя. В этом смысле, как истинный ретроград, я стою на переднем крае прогресса, и твердо требую: пересмотрите свое отношение к идее удобства! Иначе отрасль или рухнет, или сведет мир с ума.
Любое новшество, что бы оно ни предлагало – это уже неудобство. Потому что отнимает силы и время на установку и привыкание. Периоды времени между «старым» новшеством и «новым» новшеством уже короче, чем срок адаптации. Это само по себе абсурдно и ставит предел юзабилити для таких обновляющихся продуктов.
Кстати, отзвуки этого процесса можно наблюдать во многих других высокотехнологичных отраслях. Например, в услугах мобильной связи (смена тарифов и пакетов), даже в предложении банковских услуг (выдумывание новых опций и слишком быстрое развитие пакетных предложений-конструкторов).
Это глобальная маркетинговая и промышленная проблема будущего. Она неизбежна, потому что к ней ведет исторический, устойчивый тренд, а именно: время пользования вещами сокращается и приближается к пределу адаптивности.
 
Привычка – лучшее свойство продукта
И это не техническая проблема, а культурная. Понятие привычки должно быть введено в коммерческое представление об удобстве пользователя. Удобство привычки – вот что станет реальной потребительской ценностью на фоне суматошного мелькания новых предложений и автоматических обновлений. Особенно с учетом того, что главным ресурсным дефицитом будет не вода, а время. Воду-то можно рециклировать, время – нет. Привычка – лучший друг времени. Новшество – худший.
Я еще не знаю, как это может быть преобразовано с точки зрения бизнеса. Но рано или поздно прогресс столкнется с тем, что развитие должно будет происходить без замены базовых пользовательских платформ (или же с медленной их эволюцией). Например, интерфейсы будут оставаться стабильными, а наращиваться будут мощности или скрытый, внутренний функционал. И такие продукты будут получать конкурентное преимущество. Коллективный я буду покупать только их.
А может быть, я не прав, и гонка обновлений просто сведет мир с ума.
Конечно, рано или поздно в информационных технологиях будет достигнут качественный прорыв, чтобы молоток снова сильно отличался от камня. Тогда разница в удобстве будет заслуживать того, чтобы пойти на обновление. Таким обновлением станет неинвазивная (без введения электродов) установка интерфейса в голову человека, которая даст возможность мозгам общаться напрямую.
А до тех пор – черт возьми, перестаньте предлагать мне обновления!
 
Андрей Мирошниченко
12.02.2010
Источник