О том, как журналистика из диктатора превращается в диктант

На "Слоне" написал о том, как решается вопрос с заверкой цитат у нас и у них (в связи с недавним решением NYТ запретить журналистам отправлять цитаты на заверку).

Slon.ru

Бунт New York Times. Газетчики вспомнили о независимости Бунт New York Times. Газетчики вспомнили о независимости

В Америке журналисты решили больше не согласовывать ответы с героями интервью. Тем временем в России все чаще согласовывают даже вопросы •
Подробнее на Slon.ru

Газетные параллели. Из истории индустрии льда.

О судьбе газет. Индустрия по заготовке льда пережила бурный подъем вместе с развитием судоходства и мгновенно умерла после распространения холодильников. Хотя кое-где лед еще купить можно – если вдруг нужен, а под рукой нет. Отличные параллели от Михаила Калашникова, найденные в Википедии.
Лед
Любопытный пример масштабного бизнеса, который появился в начале XIX века, серьезно повлиял на развитие других направлений индустрии и изменил частную жизнь жителей Европы и Америки, а потом быстро исчез практически без следа из-за того, что то, что когда-то было ценностью, стало общедоступным: http://en.wikipedia.org/wiki/Ice_trade
Торговля льдом, который до этого употребляли преимущественно аристократы, стала международной индустрией благодаря Фредерику Тюдору, придумавшего в 1806-х возить лед из Массачусетса на Карибы. Бизнес не сразу стал окупаться – какое-то время Тюдор даже сидел в долговой тюрьме. Он много лет экспериментировал с теплоизоляцией – поначалу удавалось довозить лишь 10% от исходного количества льда; придумал плуг, с помощью которого лед можно было заготавливать с помощью лошадей; первым попробовал привезти тропические фрукты в Новую Англию. Основное свое состояние он в итоге заработал на поставках льда в Индию и Южную Америку, но главное – вдохновил многих других заняться тем же бизнесом.
В 1830-х лед стали активно использовать для хранения скоропортящихся продуктов, в 1860-х лед покупали уже 2/3 всех семей в Бостоне. Американско-Русская Коммерческая Компания поставляла лед с Аляски на западное побережье США, норвежцы и швейцарцы стали составлять конкуренцию чистейшим льдам Wenham Lake Ice Company (рекламировавшихся с помощью выставленного в витрину куба льда, сквозь который можно было читать газету). Лед позволил варить пиво круглый год, производить мороженое, перевозить свежую рыбу и мясо на большие расстояния (в сочетании с развитием железных дорог дав старт грандиозной американской мясной промышленности), создавать новые напитки и охлаждать орудия кораблей; к концу века прохладительные напитки во всей Америке пили исключительно со льдом.
К концу XIX века, впрочем, технологии создания искусственного льда стали достаточно совершенны, чтобы его было дешевле изготавливать, а не заготавливать, и после Первой мировой межконтинентальные перевозки льда ушли в прошлое. В начале XX веке Ice Trade Journal переименовался в Refrigerating World, а уже в 1930-х с распространением домашних электрических холодильников потеряла значимость и продажа искусственного льда. Товар, который когда-то был доступен лишь богачам, а потом вошел в повседневный быт, перестал, по сути, быть товаром, ушли в прошлое и профессии, связанные с заготовкой и доставкой льда (на приложенной фотографии лед разгружают с грузовика специальными щипцами).
Тут, разумеется, напрашиваются какие-то параллели с тем, как товаром перестает быть контент: да, раньше за него и его доставку платили, а теперь больше не платят (я сейчас сильно упрощаю, но сравнение должно быть понятно). Особенно хорошо в этом сравнении то, что лед по-прежнему нужен и по-прежнему используется, более того, его можно купить в магазине при необходимости или заказать для каких-то узкоспециальных целей, но это больше не большой бизнес, в отличие от изготовления холодильников.
Из ФБ Михаила Калашникова.

«Российская газета» сделала яркую передовицу о Чириковой. Но не здесь

Официальные СМИ экспортируют довольно симпатичный образ российской оппозиции.
Передовица вчерашнего спецвыпуска «Russia Now», который издается «Российской газетой» и распространяется в США вместе с Washington Post (а также с другими крупными изданиями в рамках проекта Russia Beyond the Headlines), посвящена Евгении Чириковой.

Чирикова

В статье повествуется о выборной компании в Химках, упоминаются борьба за лес, избиение Бекетова, Гудков-младший. А Алексей Навальный, как признанный политический авторитет, фигурирует дважды – в том числе с большой цитатой в поддержку Чириковой. Еще раз: все это под эгидой «Российской газеты», в передовице и с огромной фотографией Чириковой под шапкой.
Главной интригой химкинских выборов названо противостояние Чириковой с Митволем (который, кстати, тоже упоминается в контексте его былой борьбы с незаконными dacha). При этом Чириковой уделяется гораздо больше внимания, чем Митволю. А вкупе с приятной флаговой фотографией статья не может не вызывать симпатий или, как минимум, интереса к российской экологической активистке, которая борется с бюрократией.
Возможна ли такая передовица во внутреннем выпуске «РГ»? При наивном подходе можно даже интерпретировать так, будто на бюджетные деньги за рубежом «пиарят» оппозиционеров.
С одной стороны, вкладка сообщает о живой предвыборной интриге в далекой России. Формируется хороший европейский образ выборов – и это для задач иновещания разумно, правильно и выглядит даже как-то эффективно.
Continue reading

Куда смотрит Онищенко? или Кому принадлежит мой iPhone

Обновленный iOs повредил, по сути, мое имущество – мой iPhone. Основные функции, которыми я пользовался, почти не работают. Skype глючит. FB из приложения тормозит, а из браузера глючит. Mail.ru и сама по себе недавно «улучшила» свой интерфейс в Safary, после чего стала работать заметно хуже, но под новым Ёсом вообще не работает. (Совместными усилиями Mail.ru и Apple все-таки заставили меня отказаться от пользования Mail – наконец-таки).

Это ведь интересная коллизия – имущество вроде мое, а функционал в нем легко изменяется, то есть портится, какими-то ребятами, с которыми у меня нет никаких формальных консьюмерских отношений. В результате: был гаджет – нет гаджета. Кому жаловаться? Куда смотрит Онищенко?

В своем специальном аду программисты будут постоянными участниками обновлений и улучшений. Но уже как потребители.

“…Hey, Push, how’s your book?”

Сходили на The government inspector, то есть на "Ревизора", по-нашему. Очень понравилось. Интерпретация англоязычная, но заботливая. Сделано в скоморошеской манере, то есть ровно в нашей же традиции, которую, кстати, сам Гоголь не любил. (Набоков пишет в"Лекциях по русской литературе": Гоголю не нравилось, что спектакли по "Ревизору" и "Мертвым душам" делают комедийно).
Вообще, русская комедия смотрится очень пристойно, американской публике понятно, смеялись. То есть типажи и сцены узнаваемы, знакомы, соотносимы.
Там были, конечно, балалайка, медведь, и водка, но в приемлемых пропорциях. Единственный штамп холодной войны: на вечере у городничего первые тосты произносят под виски (почему-то), а потом ВСЕ достают водку в разных бутылках и бутылочках, и начаинают нажираться. Не за столом, закуски нет. Вот это уже засилие стереотипа над правдой художественного вымысла.
А подумалось вот что: при всей карикатурности чиновников – это была девиация какого-никакого благородства. Низость той эпохи осознавалась как низость, а не доблесть. Как отклонение. Всякая фельетонное осмеяние подспудно все-таки полагает правильный, надлежащий образец. Поэтому и понятна современным американцам русская комедия 19-го века.
Возможен ли гоголевский "Ревизор" теперь? Можно ли описать сейчас нравы провинциальной бюрократии так, чтобы высмеять?
Да вот нет, у Гоголя бы сейчас получилось бы что-нибудь в стиле "Брата" или "Воров в законе". На змею или паука карикатура не получается, не всякий материал высмеивается фельетоном. Нет этого чувства отклонения, важного для сатиры. Потому что те же нравы теперь – не постыдная низость (постыдная даже для Сквозника-Дмухановского), а вполне себе доблесть и правило жизни для его последователей. Может быть, нарущаюшее закон, но не нарушающее мораль – "понятия".

PS. Самая вкусная обычно реплика, особенно в исполнени Е.Миронова: "Я и с Пушкиным на короткой ноге. Бывалоча спросишь его: "Ну что брат Пушкин?". А он отвечает: "Да так как-то все…" – в конечной части реплики прозвучала так: "…Hey, Push, how's your book?" "Push" – вот уж смешно.
Но эти нюансы, конечно, американской публике уже не уловить.

The Government Inspector: Shakespeare Theatre’s First Russian Play

Хомячкизация журналистики и удар по лозунгу Digital first

Джон Патон известен в медиа тем, что первым провозгласил принцип Digital first. Недавно его медиа-компания The Journal Register Company подала на банкротство. Второй раз за три года. Причины неоднозначные: старые долги за бумагу, истощение пенсионного фонда. Но в любом случае явный провал одного из евангелистов новых медиа вызывает злорадство представителей старой школы: Digital first? Absolutely. But this version? No, thanks.
Из них самый интересный, пожалуй, Дин Старкман. Он, в свою очередь, автор термина "хомячкизация журналистики" (hamsterization of journalism). Этот термин даже официально использовался в правительственной торговой комиссии при анализе состояния медиа (это не те "хомячки", что у нас; имеется в виду hamster wheel – бессмысленная гонка журналиста за кликом в инернете, из-за которой качество журналистики деградирует). Его апологетика старой ответственной журналистики очень содержательна (хотя оспорима), стоит почитать и другие его статьи.

The hamster wheel vs. the quality imperative. The real problem with JRC/Advance free model and the unappreciated benefit of a paywall. By Dean Starkman

Еще Старкман о hamster wheell: The Hamster Wheel.Why running as fast as we can is getting us nowhere

upd
A вот, наверное, ключевая статья Старкмана за последние годы, где он разбирает по косточкам тезисы гуру новых медиа (обзывая банду сектантов "FON" – "future of news"), а также приводит свою апологию, основной пункт которой таков: только институциональная журналистика (то есть СМИ как отлаженные оргструктуры) может противостоять большим организациями (правительству и корпорациям).

Confidence Game. The limited vision of the news gurus. By Dean Starkman

Исследование новых медиа он рассматривает как призывы к разрушению институциональной мощи СМИ, замену СМИ аморфной массой любителей, которые, конечно, профессиональных стандартов журналистского расследования и прочего общественного контроля не поддержат, и вообще ни о чем – по его мнению.
Никаких особых качеств новой среды он не то что не признает – он их не видит. И это его главный прокол, позволяющий, впрочем, с пафосом защищать журналистское "что-то" от сетевого "ничего". Конечно, если "ничего", так от него и ждать нечего.
В остальном статья интересна и как обзор, и как позиция одной из сторон.
Там же, кстати, комментарии некоторых фигурантов (Джея Розина, в частности) и перепалка автора с ними.

Избыточная плата за рекламу была платой за содержание СМИ

У Василия Гатова в «Постжурналисте» – вторая часть Лекция Тима О’Райли (Tim O’Reilly) "К рождению глобального разума".
Там поминается известное изречение Half the money I spend on advertising is wasted; the trouble is I don’t know which half – примерно в таком контексте: эта избыточность платы за коммерческое обращение теперь снимается, потому что в новой среде суммарное обращение всегда достаточно, так как автор равен читателю. Переплата отменяется.
Не могу не вспомнить в этой связи Eli Pariser, который в своем The Filter Bubble тоже приводит цитату о несчастном рекламодателе, тратящем неизвестно какую половину рекламных денег напрасно. Паризер указывает, что теперь, благодаря персонализации в Интернете, коммерсант ТОЧНО ЗНАЕТ, какую половину денег он раньше терял на ковровых рекламных бомбардировках. И может ее теперь не терять, обращаясь напрямую, адресно, точно (почти точно – благодаря алгоритмам релевантности).
И вот какая мысль пришла в связи с этим. Та половина рекламных расходов, которая была лишняя, – это были расходы общества на содержание СМИ. Та самая плата за "Бюро в Багдаде".
Теперь совокупный коммерсант может не переплачивать. Благодаря алгоритмам релевантности нужная реклама попадает к нужному читателю. По площадям бить больше не надо. Как результат: переплата, наценка, избыточная для рекламодателя, но финансировавшая СМИ, тает на глазах.
Другой поток денег, читательский, – сжимается по смежной и похожей причине: читатели получили прямой доступ к контенту, потому что сами его коллективно производят и распространяют, тоже точно попадая в свою аудиторию, то есть в себя. Посредник (специально организованный продюссер-дистрибтор контента), тоже все меньше нужен.
Вот и вся экономика СМИ.

Специально приглашенные писатели

По поводу визита Гессен к Путину.
A вдруг Путин ищет отверстие в стене? Кремлевской, подсознательно. Чтобы были хоть какие-то случаи без протокольного регламента. Хоть с какой-то вероятностью разрешенного отличия мысли. Все равно случаи подконтрольные, но хоть какая-то игра.
Ведь оцениться можно только через другое, а через подобное становишься незаметен. Колесников почему-то устал/глаз замылился/разжалован/выбрать нужное. И на роль разрешенного засланца не годится. Вакансия-то открыта, Маша не приняла. Остается только тот, из газеты про шесть соток, который каждый год с эксклюзивным вопросом. Но это не та публика, в которой хочется оцениваться.

UPD Вот и Кашин о том же: "Любой авторитарный лидер уверен в своем безграничном обаянии, и когда он вдруг понимает, что это обаяние ему стало не на кого тратить, тогда ему и становится нужна Маша Гессен."
Кашин вспоминает Сталина с Жидом и Фейхтвангером. А я бы еще добавил Ленина с Джон Ридом. В обоих случаях диктатору удалось писателя обаять. И в обоих случаях писатель должен быть не из своих, а из других, из  "социально не близких".
А ведь круто бы получить извне какое-то прозвание, типа "Кремлевские мечтальщик"?
"Кремлевский зеленый", например.

Воля и разум

Лекция Тима О’Райли (Tim O’Reilly): К РОЖДЕНИЮ ГЛОБАЛЬНОГО РАЗУМА
"Итак, чем занимается медиа, образование, коммуникативный сегмент вообще? Захватывая картину макимально общим неводом, получается, что прежде всего – это создание контекста, в рамках которого люди могут думать".
Авторский конспект Василия Гатова
В связи с приведенной цитатой: вспоминается Ширки, в одном из своих выступлений цитирующий какую-то исследовательницу: "До газет люди в буквальном смысле не знали, что им думать".
Там же O'Райли интересно рассуждает о противопоставлении разума и воления, хотя и не эксплицирует эту важнейшую для AI дихотомию.
Суть в том, что любое развитие разума не приводит к появлению воли, всегда ниже воли, всегда недостаточно. По крайней мере, пока. (Нельзя исключать самозарождение воли в тот момент, когда разум станет разумным настолько, что начнет не просто ставить себе задачи, но задумываться о природе самоозадачивания. Вот тогда, если это произойдет, человека можно будет исключать из идеи сингулярности).
Самая изощренная информационная процедура всегда глупее решения ребенка взять зеленый мячик. Тогда как воля, воление, будучи в наличии, без труда обзаводится разумом любого качества.
Поэтому, кстати, ключевой вопрос AI – вовсе не объем знаний и не скорость операций со знанием, а операции с целеполаганием. Может ли рост скорости операций со знанием сделать этот качественный скачок и перейти к обдумыванию причин самоозадачивания – вопрос.
И еще важный момент, все более явственно проступающий в философии медиа. Полтора года назад на форуме РИА "Новости" преподаватель МГИМО Андрей Коротков сказал мало тогда кому понятую вещь (излагаю мысль по памяти, поэтому в собственной интерпретации): "Рассуждения о будущем медиа в своем логическом завершении обязательно приводят к вопросу о бессмертии".

Обсуждение на Фэйсбуке

  • Alexander Malutin Такое
    впечатление, что самоозадачивание не намного сложнее традиционных задач
    AI.Что нужно, собственно — "зашить" в программу базовые инстинкты
    (самосохранение, продолжение рода, первенствование etc.) и ограничить их
    реализацию "моральным кодексом". Тогда, с утра "проснувшись", комп
    волне может потребовать у хозяина протереть его спиртом и купить UPS
    (можно в кредит — а вот и банк подходящий…)
  • Артем Каждый А
    каков алгоритм выбора? Где исходная точка поворота в решении, на что
    она опирается? (почему ups, а не дисковод?) То есть можно зашить, опять
    же, перебор случайных решений. Тогда человек – спортлото.
  • Артем Каждый Сочленить детерменизм с волюнтаризмом довольно сложно без "частицы бога". Вот она все исчерпывающе объясняет.
  • Alexander Malutin Почему
    человек не спортлото? Это требует доказательств. Вот я только что попил
    чаю, хотя мог бы и кофе — как доказать, что этот выбор не случаен?
    Врачи рекомендаций не давали, друзья ничего не советовали, просто в
    голову взбрело
  • Артем Каждый Да, мы подходим к пороговым вещам. Вот это "взбрело" – как раз и есть объект веры. В человека как в спортлото или не спортлото.
    Если "спорлото", то да, задача решается аппаратными средствами:)
  • Артем Каждый Кстати! Я открыл новое доказательство бытия Божьего. Если задача аппаратными средствами не решается, то Бог есть.
  • Артем Каждый А если решается, то Бог тоже есть, просто он из наших, из программистов.
  • Alexander Malutin Вспоминается
    история про Гейзенберга на лекции Эйнштейна по теории относительности.
    Ну, значит, Эйнштейн рассказал, что если смотреть с Земли, то мы видим
    одно, а если из звездолета, летящего с субсветовой скоростью — другое.
    Гейзенберг поднимает руку и спрашивает: "А как на самом деле?"
  • Андрей Живайкин · 36 общих друзей

    Также
    в Библии определяется отличие человека от животных не наличием разума, а
    тем, что ему единственному Бог вручил собственное – волю.
  • Василий Гатов На
    самом деле, подавляющее большинство задач, которые мы сегодня имеем как
    разумные животные, решаются аппаратными средствами (или могут быть
    решены при довольно очевидном развитии технологии). Остается буквально
    небольшой список задач, который, собственно, связан с поддержанием жизни
    как таковой. Аппаратные средства там тоже могут быть использованы, но
    они, в основном – как и кремниево-медные аппараты связи между нашими
    мозгами в концепции ОРайли – выступают медиумами и solver'ами, а не
    исходными компонентами и авторами продукции так сказать. Размножение
    человека без помощи аппаратной части возможно, равно как и почти
    возможно обратное – размножение без привлечения/отвлечения человека на
    этот неудобный и излишне продолжительный процесс (во втором случае,
    однако, мы еще не располагаем полной аппаратной базой).

Новые медиа на кладбище

QR-код на могилке. Навел мобилку – пошел на мемориальную страничку, познакомился с усопшим. Можно послушать его, оставить комментарий, зафрендить.
Подробнее здесь: QR Codes, Microchips In Cemeteries. Шутки-шутками, но довольно толково сделано.
Вариант бессмертия. Можно на основании типовых реплик покойного сделать генератор речи и разговаривать. А потом и алгоритм личности с вероятными интерактивными реакциями. Это же уже все сегодня технически достижимо.