Они все-таки вводят платную подписку

Планы западных газет пойти вослед NYT и таки ввести «paywall  с дырками» вызывают сложные чувства.
С одной стороны, не отступлюсь – контент будет бесплатным. И это не зависит от его характеристик, ни даже от характеристик аудитории – просто экосистема будет так устроена, что он должен быть бесплатным.
С другой, попытки все-таки ввести Paywall могут быть успешными. Либо в среднесрочной перспективе, но не далее; либо они плавно перетекут в формат thanks fee – благодарственной оплаты, будущего поколения краудфандинга.
Для этого нужны только две вещи – инфраструктура простого платежа и массив достаточный привычки.
И вот на это и будет работать предстоящий ввод paywall в WP и других изданиях. Экономически для них paywall не будет существенным источником, лишь дополнительная копейка. Но важна его воспитательная функция, безусловно. Приучить. В конце концов, сама функция сбора денег должна быть столь дешевой, чтобы получаемые за подписку средства окупали хотя бы ее администрирование и техническое поддержание. (Возникает, правда, еще момент каннибализма с печатной версией. Расходы средств и сил на минимизацию каннибализма могут быть существенными, но это отдельная история.)
Еще важная оговорка: все это касается стран с цифровым обществом. Или, условно: стран, которые еще на стационарных компьютерах преодолели отметку в 70% проникновения интернета.
Те же страны, которые будут преодолевать эту отметку с мобильных устройств – дикое поле. Там все другое, там контент вообще будет бесплатным, но уже по другим причинам – потому что невозможна ни инфраструктура оплаты, ни манера платить, тем более благодарственным образом.
***
Ссылка по теме:
Теперь только за деньги
В конце марта целый ряд крупных американских (The Washington Post, The San Francisco Chronicle) и британских газет (The Telegraph и The Sun) анонсировали планы по введению платы за доступ к контенту своих сайтов.
***
Пояснение о различиях между цифровой и стационарной оцифровкой обществ – почему общества с м обильной оцифровкой вообще останутся в стороне от поиска платных моделей медиа-контента.
Просто те страны, в которых интернет достиг 70% покрытия благодаря мобильникам – это в культурном смысле другие общества. Это Нигерия, Китай, Турция, Индия, значительная часть России. Другая культура медийности – в этом мире социальная функция медиа не оплачивается публикой. Поэтому оплата с мобильного там в принципе возможна, но это будет плата за ангрибердс и клипы шакиры. А не за контент СМИ.
***
По теме культурных различий между стационарных и мобильным интернетом:
Новые Запад и периферия: сетевые бюргеры и сетевые номады
Вот интересно, удастся ли загнать людей обратно в публику, а публику – в закрытую платформу, типа экосистем Google, Apple или Facebook? Ожидаемое появление телефона Facebook – шажок в этом направлении.
С ростом авторства нарастает новый принцип ограничения авторства – на этот раз не доступ к печатному станку, а лень. То есть новая среда все равно структурируется на публику (интерактивную) и тяжелых авторов. Если будет это разделение, снова появится основание для формирования политической вертикали, точнее "пирамидали". Облако начнется принимать формы пирамиды, снова появятся верх и низ, конус и подошва.
Как вызревает эта новая пирамида? Скорее всего, бесформенное облако поляризуется в гантелю по признаку пассионарности/интересности. Нижняя часть естественным образом становится больше и тяжелее, потому и нижняя.
***
Если так, то западная цивилизация переизобретет города-государства – теперь города в сети. Собственно, это будет один город, размером с золотой миллиард.
А остальное дикое поле останется жить в паутинном открытом вебе, кочуя по нему этноязыковыми ордами верхом на мобильниках.
При этом горожанам будет комфортно в сетевом городе, и опасно в диком поле. Собственно, из западных аккаунтов в дикое поле открытого веба будет не так-то просто и попасть.
***
Уже вызревают предпосылки для новой государственности. Три протосетегосударства уже есть – Google, Apple и Facebook. Отдельно – китайский Greatwalled Garden. В качестве экономической модели – облачная или трафиковая рента. (Для Китая – новый сетевой эгалитаризм, прекрасно растущий из Конфуция и Коммунистической партии Китая.)
По идее, всякое освобождение контента сначала разрушало старые институты, потом приводило к созреванию новой, более продвинутой узурпации, с более размытыми центрами силы.
Очевидно, после освобождения авторства созреют новые узурпаторы контента – из облачных рантье. Они же станут центрами политического влияния, новыми метрополиями – сетевыми. Поэтому сейчас они закономерно начинают сращиваться с политическими истеблишментом (из продвинутых).
Так и возникнут новые сетеподобные или сетеоснованные государства. Сначала три – испаноязычное, англоязычное и китайское (возможно, японцы с корейцами поучаствуют). Затем, когда через 12 лет будет изобретен незаметный браузерный переводчик, этот послегосударственный сетегородской организм станет единым.
Посреди дикого поля архаичного мобильного веба.

Ссылки по теме
Писал на Слоне:
Совместим ли гуманизм с твиттером? Чем грозит миру новая цифровая раса.
Страны, перепрыгнувшие из отсталости сразу в мобильную эру, многое теряют. Что делать с цивилизацией, строящейся на междометиях?
Писал на Openspace:
OPENSPACE.RU

Адаптация медиа с Андреем Мирошниченко

Публикаторы и публикаПубликаторы и публика

Готовность публики воспринимать и даже покупать в открытой среде закрытый контент рождает для медиа некоторую новую реальность

Дальше ›

PS. Обсуждение на FB

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s