PublicPost закрыт — учредители не видят перспектив развития проекта.

PublicPost закрыт — учредители не видят перспектив развития проекта.
Eще одно звено цепи сурковской эпохи.
Доморощенный Huffpost, созданный под другие, правда, нужды, – не состоялся. Финансирование нужд прекратилось, их хозяева не в фаворе.
Как и было предсказано. 9-10 годы были временем политических и венчурных инвестиций в медиа, последний всплеск инвестиционной активности на рынке СМИ.
""""Медиаставки, сделанные на выборное оживление общественной дискуссии или просто на то, чтобы стать каналом пропаганды, уже сыграли. Или не сыграли. Эти ставки больше не нужны и бессмысленны. Вот почему проекты угасают. """
Сейчас тот период просто естественным образом отработал свою внутреннюю программу.
Звенья одной гирлянды. Ледниковый период в медиа был запрограммирован изначально. Андрей Мирошниченко

Advertisements

Странные сближения, или Стройка шаговой доступности

Наталия Осипова (Natalia Oss) как-то написала, что Лужков свои дела обделывал "где-то там", а Собянин – такое впечатление, что охотится непосредственно за мной. Достает в доме, в метро, убирает маленькие близкие магазинчики, у метро разгоняет привычные киоски, не дает поставить машину и т.п. Проник, в общем, в личное пространство и влияет.
Наверное, таков сейчас общий сдвиг в отношениях с властью. Раньше люди и она существовали в параллельных мирах. Потом творческая интеллигенция проявила интерес к быту власти. Пошла на сближение, так сказать. Теперь власть отвечает взаимностью, ходит по пятам в широком диапазоне: от наряда, приходящего домой проверять счетчики или еще что-нибудь, до задержания за чрезмерное выражение не той мысли или ленточку не того цвета.
Опасное сближение начала не власть. Она просто хотела втемную делать свои дела, избираться, все такое… С другой стороны, власть подошла к некоторому пределу, когда ее автономный быт начал негативно влиять на быт людей. Переломным моментом стали пожары 2010, когда в ответ на некомпетентность и бессилие впервые чересчур широко развернулась гражданская волонтерская активность. Люди распробовали, вошли во вкус. Мода критиковать власть вышла за границы обычного диссидентского круга. Именно та волна моды на волонтерство и политическую критику стала источником гражданской, но уже политической активности полтора года спустя, во время выборов.
Следующий, после пожаров, важный этап разогрева политического, связан с Катей Муму, роль которой в истории протестов сильно недооценена. Именно перфомансы с ее участием и их широкое обсуждение показали интернет-массам, что политика – это не где-о там, это интересно. Влияние Кати Муму на вовлечение интернет-популяции в политику сопоставимо со значимостью пожаров. (Должен найтись какой-то Марков, который заявит, что это и было целью Суркова, работавшего не серым кардиналом, а пятой колонной.)
Но сейчас не об этом. А о личном преследовании. Действительно, благодаря Осиповой задумался: в этой квартире мы живем около 10 лет и ВСЕГДА в радиусе 500 метров шла какая-нибудь стройка. Магазины шаговой доступности уничтожены, осталась только "Азбука вкуса". А вот стройка шаговой доступности – гарантирована. Уже четвертый дом строят на расстоянии броска копья.
С одной стороны, растет и хорошеет Москва. Надо же как-то строить жилье. Но, может быть, как-то не так, чтобы жители постоянно жили на стройке, под пение перфоратора? Это издержки той самой точечной застройки или что? Как-то же  в других городах, не здесь, – решается эта градостроительная проблема?

фотография
На фото – безмятежное субботнее утро.

Про телевидение на коленке. Этот неловкий комент.

Ну нет.
Вспоминается Женя Лукашин: "Н-н-не надо петь! Я не люблю самодеятельности!"
Все-таки ТВ – высокотехнологичный жанр. Если какой-нибудь Вася Ложкин-Обломов приходит из ниоткуда, то это органично, а бывшие звездные телеведущие, симулирующие что-то прежнее, смотрятся все-таки жалобно. Пародия – это когда можешь так же, как настоящий, но коверкаешь. А когда коверкаешь, потому что уже не можешь (ок, не пускают) – не то.
При всей к ним симпатии и при всей удачности отдельных гэгов. Как-то немного неловко за этих замечательных людей. Они не виноваты, все понятно, им бы еще вести и вести. Но все равно неловко.

Свежее на “Слоне” – об избыточности средств средств массовой информации

Как известно, пес Шарик из мультфильма про Простоквашино мечтал получить фоторужье. Однажды мечта сбылась, и он пошел на фотоохоту. Выследив зайца, Шарик устроил погоню, превратившую окрестности в кавардак. Охота длилась долго, но увенчалась успехом: Шарик сфотографировал-таки проказника, запрыгнувшего на руки почтальону Печкину. На что мудрый Матроскин сказал псу:
– Ну вот, ты теперь за ним еще полдня гоняться будешь.
– Это еще зачем?
– А чтобы фотографию отдать.
Мультэпизод с фотоохотой на зайца хорошо описывает усилия передовой журналистики, направленные на создание самого нарядного и распрекрасного контента, демонстрирующего всю мощь современных мультимедийных фоторужей…..

Читать дальше:
Медийные инновации: кто будет все это закапывать?
Потребление шедевров новых медиа требует почти столько же усилий, сколько их производство. Это и есть будущее онлайн-журналистики? • Андрей Мирошниченко 

Кругобайкальская пресса.

Фестиваль «Байкальская пресса-2013» 22-24 мая в Иркутске собрал более 200 редакторов и журналистов местных СМИ.
Первый день прошел в конгресс-холле, а вот формат второго дня оказался необычным – участники целый день ехали по берегу Байкала на специальном экскурсионном поезде (вагоны назывались "экскурсионные железнодорожные автобусы"). Мастер-класс проводились в нескольких вагонах. Идея оказалась замечательной. Кофе-брейки заменили вылазками на берег Байкала и экскурсиями. Красоты там необыкновенные. Но и мастер-классы прошли насыщенно. К сожалению, громкой связи в вагонах не было, поэтому выступающие пользовались экскурсионными репродукторами и даже мегафонами. Лично я ухайдокал три штуки за четыре часа. Вспоминается шутка про свадьбу, на которой порвали три баяна.

38480
Первый день – в стандартном формате.


Перед погрузкой. Вершины Саян на другом берегу покрыты снегом.


Вода в Байкале – какая полагается.


Впервые работаю в электричке. В общем и целом понравилось. Вроде бы не только спикеру.
Читать даль…

Стукачи и свистуны

Культурную разницу между открытым и закрытым обществом очень хорошо показывают симметричные противоположности, типа лефевровских этики компромисса и этики конфронтации.
Но есть еще символы культурной противоположности этических систем, наглядные вообще до пределы. У нас есть стукач – человек, который стучит государству на граждан, сам будучи из граждан. А у них – абсолютно то же самое, но ровно наоборот – whistleblower, который свистит гражданам на государство, сам будучи из государства.

Мы – тупейшее существо, способное на создание цивилизации

Несколько научных центров пытаются оценить, какие угрозы несут компьютеры человечеству. Будет ли причиной смерти людей рак, сердечные болезни или искусственный интеллект?
Машины могут стать последним изобретением человечества, потому что они ведут к взрыву интеллекта и самовоспроизводству умных машин.
Исследователи пытаются описать ситуации, в которых человечество превзойдет свои умственные способности и создаст систему, способную производить собственные технологии, которые уничтожат человечество, – не потому что они будут злом, а потому что мы не можем предсказать последствия нынешнего программирования.
Представьте машину, хорошую настолько, что она способна достичь своих целей. Все зависит от того, каковы ее цели. Соответственно, как только вы не можете определять ее цели со стопроцентной надежностью, у вас возникают проблемы.
Суперинтеллект может просто не брать наши интересы в расчет, как мы не берем в расчет интересы корневой системы или муравейника при строительстве зданий.
Если мы даже создадим систему, настроенную исключительно на наше счастье, она вполне может решить подсадить нас на героин.
Возьмите горилл – они исчезают не потому, что люди злы к ним, а потому, что мы контролируем окружающую среду так, как надо нам, а не им. Подумайте о том, как это – конкурировать за ресурсы с доминирующим видом.
Технологии сверхинтеллекта стоит воспринимать как стихийные силы природы, вроде созвездий или ураганов – это что-то могущественное, но безразличное.
Еще одна проблема заключается в том, что мы воспринимаем себя очень умными, таковыми не являясь. Мы – тупейшее существо, способное на создание цивилизации. Другими словами, технологиям не станет много труда превзойти нас, как только они начнут мыслить самостоятельно.

The men trying to save us from the machines

Могильщик принта John Paton

По наводке Василия Гатова – впечатляющий доклад Джона Пэйтона (тот самый, который придумал Digital first). Впечатляет заклинаниями и расчетами.
Вот кто могильщик:
More than half of all newspaper print advertising has disappeared since 2006 in the US. Print is declining just fine without my help…..
$1 of operating profit will turn into $0.56 of loss in 5 years.
That’s what no risk taking will get us.
That’s what relying upon what we knew – our past – will get us when applied to building our companies of the future.
И всё же все заклинания Пэйтона, и даже кое-какие предлагаемые решения – сильно уязвимы по одной простой причине: он пытается ремонтировать издательства, а поломалась аудитория.
Впрочем, это общая ошибка; худшие даже ее не делают.

The Past Can’t Buy The Future. John Paton’s June 21, 2013 presentation at the Global Editors Network News Summit in Paris.

Новая логика релевантности: найденное признано искомым только потому, что искалось

Пресс-секретарь Яндекса Очир Манджиков прислал письмо:
«Рустем, добрый день!
Хотел бы прокомментировать новость о Мишарине и Яндексе.
Речь идет не о кэше – сохраненной копии сайта – а о ее аннотации в результатах поиска (сниппете).
Есть несколько способов попадания свежих результатов в поиск Яндекса и, соответственно, разные способы формирования аннотаций. Основной – обычный обход сайтов интернета в штатном режиме. Так называемый "свежий" поиск (ссылка) – когда новостной робот находит сайты по ссылкам из новостей и социальных сетей.
Как правило, аннотация документа в результатах поиска составляется на основе текста сайта, из которого извлекаются предложения или их части, содержащие слова запроса. Но когда сайт найден по ссылкам, в некоторых случаях в качестве описания используются фрагменты текста, содержащего ссылку. В данном случае многие новостные агентства разместили новости со ссылками на сайт правительства с таким текстом. Когда популярность соответствующих запросов возросла, сайт government.ru стал находиться по этим ссылкам и описание сайта сформировалось из новостей».
P.S. Я, честно говоря, с таким формированием описания содержания сайта сталкиваюсь впервые. Яндексу видней, конечно, но выглядит это странно.

_______________

Так вот как оно работает.
1) То есть, допустим, если в Яндексе разместить ДОСТАТОЧНОЕ количество запросов "Зенит гори в аду", то Яндекс, отведя запросы на сайт "Зенита", потом решит, что раз уж так все ладно складывается и запросы связаны с сайтом, то текст запроса – это и есть текста сайта.
2) А как, пардон, релевантируют все эти трюки (хоть технические, хоть политические) с биржевой стоимостью Яндекса? Наверняка релевантность, опять же пардон, нелинейная. По идее, трезвые инвесторы должны высоко оценивать способность компании к адаптации. Ведь это же условие местного бизнеса – работать в таких условиях.
3) Тимакову почему-то жалко. Ведь придется теперь погрузиться еще глубже, чтобы отмывать уже не факт события, а попытку оправдания попытки оправдания факта события. Идя ко дну такими темпами, можно достичь бездны.
4) Главная задача премьер-министра – не дать повод для увольнения. Успешно справлялся долгие годы. Вторичные задачи, типа показать себя, поуправлять чем-нибудь – чреваты.

Интернет: понимать или сопротивляться?

Доклад на научно-практической конференция МГГУ им. Шолохова «Медиапространство и медиаповедение: образовательная и экологическая парадигмы» 17 мая 2013 года.

Как мы должны относиться к влиянию интернета на нашу жизнь? Понимать или сопротивляться? Эти два режима плохо сочетаются, потому что, на самом деле, противостоят друг другу.
Понимание приводит к осознанию неизбежности и к смирению. К тому же понимающий оказывается очарован величием происходящего. Защищая свои взгляды, он часто становится апологетом не только своей концепции, но и самих процессов, лежащих в ее основе. Так что понимание не очень-то ведет к сопротивлению.
Сопротивление, в свою очередь, ослеплено неприятием. Тот, кто намерен сопротивляться, настроен против нового по определению. Поэтому детали нового находятся для него в слепой зоне. В результате он сопротивляется либо не тому, либо просто всему, имеющему признаки Иного, что может быть даже опасной стратегией как для него, так и для окружающих.
Дилемма «понимание – сопротивление» известна исследователям социальных процессов давно. Наиболее ярко ее выразил Маркс в заочном споре с Гегелем: другие философы лишь различным образом объясняли мир, наша же задача заключается в том, чтобы его изменить. История показывает, что подобная установка ведет к социальному экстремизму.
В общем, если применить аргумент-пари Паскаля и делать ставки, то ставить лучше на понимание, а не на сопротивление. Потому что понимание как минимум безвредно, а как максимум доставляет удовольствие, тогда как сопротивление либо ничего не изменит, либо нанесет вред. Впрочем, конечный выбор все равно сообразен темпераменту человека.
Таковы мои исходные посылки для рассуждений о том, надо ли защищать человека от интернета.

***
Я бы сравнил перемещение современного человека в цифровой мир с первыми веками древнего человека в мире физическом. И там, и там речь идет об обустройстве человека в неизведанной среде.
Например, современные облачные технологии предлагают нам персональное хранилище для всех наших цифровых пожитков и самого нашего профайла. Это своеобразный аналог физического жилища. Облачные лэндлорды, или клаудлорды, даже конкурируют между собой, чтобы заманить нас в свои виртуальные кондоминиумы. Соответственно, их конкуренция работает как позитивный стимул: наши цифровые жилища в облаках будут становиться все лучше и лучше. Они будут все менее затратными для входа и – все более затратными для выхода.
Еще более очевиден аналог заселения новой среды, если мы проанализируем наше нарастающее присутствие в социальных сетях. В социальных сетях мы представлены своими альтернативными личностями. Моя цифровая личность в Фэйсбуке пока еще нуждается во мне, как операторе; без меня она почти нежизнеспособна. Но владельцы сетей, или теперь уже нетлорды, делают все, чтобы наша виртуальная личность получалась более вкусной, привлекательной, разнообразной и отдельной, автономной от нас. Ведь для репрезентации в сети мы представляем желаемую, улучшенную версию себя. То есть там появляется некое новое существо, производное от нашей личности.
Кроме того, многие функции личности уже автоматизированы средствами малой механизации, типа кнопки like. Контент мы тоже таскаем туда-сюда не вручную. Он, как и наши эмоциональные реакции, часто расшаривается автоматически. Используя аналогию с древним человеком, можно говорить о появлении у цифрового «прачеловека» первых инструментов – типа палки-копалки или каменного топора. Они некогда тоже расширили физический функционал человека, как это теперь делают кнопки like или share с нашим коммуникативным потенциалом.
В общем, расширение, вынос функций личности за пределы оперируемого профайла уже идет. Пока что это коммуникативные протезы, потом будут коммуникативные экзоскелеты, потом, по логике, может произойти полное замещение личности проактивным, действующим вместо нас профайлом.
Должны появиться алгоритмы, которые обучатся быть нами, скопируют наши манеры, привычки, причем в желаемом формате репрезентации, и станут жить в соцсетях. Сначала во время нашего отсутствия, а потом и вместо нас. Это удобно: пошел спать или на работу, а алгоритм твоей личности продолжает там чем-то заниматься. Потом зашел и смотришь, с кем твой кадавр ссорился, дружил или кокетничал. Уже сейчас есть немало подобных разработок – различные инфы, кубуклы и все такое.

***
Кстати, рекламная кубукла, симулирующая «человеческое» общение бренда с потребителем-человеком, рождает интересную задачу: что будет, когда кубукла наткнется на другую кубуклу? Ведь ей предстоит оказаться с другой стороны теста Тьюринга и выявить, кто на другом конце коммуникации: человек или кадавр. Потому что надо будет решить, продавать ему что-то или нет. Будет ли она просить заполнить капчу? Кубукла, испытывающая собеседника тестом на человечность, – это пост-модернизм третьего уровня.
Следующий шаг: а почему кубукла должна продавать что-то именно человеку, а не другой кубукле? Если встречная кубукла достаточно хороша, чтобы заменять «хозяина», то можно и ей что-то продать.
Если кадавры нацелены на замещение человека и их будут постоянно улучшать, то рано или поздно они человека таки заменят. В этой логике: рано или поздно кадавры должны организовать свое общество. Они станут самодостаточны – ведь в этом и заключается цель их разработчиков. И тогда потребность в человеческом общении станет для них не такой уж насущной. Разве что для удовольствия или из религиозных побуждений.
Автономизация наших цифровых питомцев, сепаратизм тамагочи – тоже вероятная разновидность бунта машин.
Заглядывая за эти горизонты: как и чему тут сопротивляться? Любые детали будущего, которые нам не нравятся, оказываются ничтожной и незаметной морщинкой на штормящей поверхности океана будущего, стоит только чуть выше подняться над горизонтом. Что ни выбери в качестве объекта для сопротивления, это окажется мелочью, которая и сама будет смыта последующим будущим.
Читать даль…