Хорошая рецензия на мою книгу

Синтетические медиа будущего: мультимедийность и мультиавторство
Рецензия на книгу: Мирошниченко А. Когда умрут газеты.  – М. : Книжный мир, 2011.  – 224 с.
Автор: Зиновьев Илья Викторович, доктор философских наук, профессор кафедры телевидения, радиовещания и технических средств журналистики Института гуманитарных наук и искусств Уральского федерального университета.
Опубликовано: Известия Уральского федерального университета. Серия 1, Проблемы образования, науки и культуры. (2013) http://elar.urfu.ru/handle/10995/20161

Книга Андрея Мирошниченко обращает на себя внимание броским заголовком, напоминающим недавние предсказания конца света. Можно посчитать это исключительно рекламным ходом (каковым он в определенной степени является), но это только на первый взгляд. На самом деле за пестрой обложкой скрываются вполне зрелые мысли журналиста-практика и теоретика. Андрей Александрович Мирошниченко – кандидат филологических наук, в 1995 году издал монографию «Толкование речи: лингво-идеологический анализ». Вслед за этим выпустил еще несколько книг, посвященных предвыборным кампаниям, деловому общению, PR-деятельности, корпоративной прессе. Работал редактором в газетах «Город N», «Независимая газета», главным редактором газет «Финансовая Россия», «Сберегательная газета», журнала «Банковское обозрение», колумнистом в изданиях Slon.ru, Forbes.ru, «Частный корреспондент», OpenSpace.ru, «Московские новости».
Что же конкретно предлагает автор читателю? Несколько радикальных суждений, связанных с грядущей в недалеком будущем трансформацией СМИ и журналистики. Предварительно отметим, что мотивировкой к исследованию той или иной проблемы являются для автора, по-видимому, реальные профессиональные ситуации и выработанная в ходе их проживания собственная мировоззренческая позиция. Во всяком случае, на эту мысль наводит довольно-таки насыщенная биография автора издания.
А. Мирошниченко открыто заявляет, что «видение будущего всегда персонально, поименно и требует авторской наглости. Поэтому будущее – последнее прибежище автора-человека, обеспечивающее ему нужный тонус одиночества, мессианства и отделенности от публики» (с. 104). А те журналисты и владельцы традиционных СМИ, которые своевременно не задумаются о ближайших перспективах и не изменят свои подходы к информационным продуктам, будут всего лищь «полезными идиотами», поскольку в сегодняшней ситуации «куш срывают не производители контента, а агрегаторы и навигаторы» (с. 182). Именно в этом направлении читателю и предлагается искать основные черты будущих медиа.
Представление авторской концепции новых медиа во всей ее полноте хочется начать с удивительного, при первом прочтении, сопоставления газет и социальных сетей (с. 165). Таким образом, по нашему мнению, А. Мирошниченко утверждает историческую неизменность форм человеческих коммуникаций и роли журналиста в этом процессе, авторскую интерпретацию которой мы подробно рассмотрим далее. Здесь же напомним, что в Японии сохранилась глиняная «газета» начала XVII века «Йомиури Каварабата» («Прочти и передай другому») [3]. Механизм информирования этого медиа напоминает форумные и блогерские интернет-сообщества. То есть можно утверждать, что феномен социальных сетей проявлялся даже в распространении «глиняных новостей», просто мы не задумывались о соцсетях до эпохи Интернета. Общую проблему феномена удачно пояснил, разбирая стихотворение Д. Хармса «Что это было?», известный философ М. Мамардашвили: «поэт Даниил Хармс спрашивал, что это за существа такие, у которых к конечностям, то есть ногам, привязаны какие-то «крючки», и они этими крючками становятся на лед. Фактически поэт выявляет здесь то, что параллельно с Хармсом называлось в европейской традиции феноменом» [1, 44].
Впрочем, основой книги А. Мирошниченко является не рассмотрение феномена социальных сетей, а вполне конкретный прогноз: газеты умрут в первой трети XXI века (с. 154). Происходить это будет поэтапно, причем, последними «прикажут долго жить» районные газеты. И не потому совсем, что они прибыльнее других видов периодической печати и могут себе позволить длительную конкуренцию с интернет-медиа. Наоборот – по причине бедности и вследствие постоянных дотаций со стороны муниципалитетов и других, привлекаемых с помощью местной власти, источников (с. 164).
В качестве основных причин «гибели» печатной периодики названы: уход последнего газетного поколения, мультимедийность, крах печатной дистрибуции (с. 166). Поколение 1980-х годов определено в качестве «последнего», поскольку за ним идет поколение интернет-пользователей, для которого непонятно даже само понятие «подписка» (с. 172). Все это – следствие новой социально-демографической ситуации, ярко представленной автором термином «осевое поколение», до которого «эпоха была гораздо больше поколения. А после него – эпоха равна поколению или даже меньше поколения» (с. 144)
За цифровыми мультимедийными технологиями в Интернете – будущее массовых коммуникаций. С этим будет спорить разве что неисправимый упрямец, поскольку технологии эти дают оперативность, легкодоступность, интерактивность, мультиформатность (с. 166). Более того, в Интернете активно формируется новый феномен, названный А. Мирошниченко вирусным редактором и определяемый как «распределённое существо интернета, своего рода искусственный интеллект, нейронная сеть, в которой узлами являются любые-всякие пользователи интернета. Случайно натыкаясь на интересное, случайный юзер принимает решение: перепостить, добавить (что именно), убавить (что именно), прокомментировать. По сути, он осуществляет свою частную микроредактуру. С одной целью — добиться отклика от других, от как можно большего количества других. Вот и критерий отбора. Этот критерий на больших массивах становится… общественной значимостью» (с. 13).
Так усиливается влияние на общественное мнение тех сообщений, которые выбирает большинство пользователей Интернета. Соответственно малоинтересное большинству опускается в рейтингах на самые нижние строки. Справедливости ради стоит отметить, что мнение большинства не во всем и не всегда бывает исторически объективным. Однако ровно то же самое мы можем сказать и корифеях редактирования, которые  в силу собственного субъективизма могут пропустить значимые публикации.
С другой стороны, на эффективность работы «вирусного редактора» могут оказывать влияние властные структуры, как это произошло при отказе «Яндекса» от рейтинга блогов, который «отбирал значимое не по указке партии, а по статистике свободных реакций – кликов, перепостов, комментариев» (с. 95). В числе технологических способов влияния на мнения интернет-пользователей – блокирование доменов и определенных направлений поиска. Еще одна опасность – это лояльные власти блоггеры, которые вместе со своими сторонниками «будут симулировать бурное обсуждение нужных тем, причем каждый в нескольких лицах, чтобы умножить массив» (с. 97).
Кстати, этот «увлекательный», по мнению автора книги, «сценарий» не так давно воплотился в жизнь благодаря стараниям одного из известных блоггеров: «Неизвестные хакеры выложили в открытый доступ письма, позволившие вскрыть крупнейший региональный ботнет, работавший в интересах губернатора Мишарина и его администрации <…> чиновники его администрации решили пойти по «нашистской схеме»: нанять сеть ботов — несколько десятков виртуальных персонажей, которые бы по команде вступали в интернет-дискуссии и пытались отстаивать там честь губернатора» [2].
Однако, отмечает А. Мирошниченко, полностью ликвидировать механизм «вирусного редактора» в настоящее время довольно сложно. Поэтому в обозримом будущем вполне можно рассчитывать на «коллективный разум» при рейтинговании социально значимых тем.
Третий аргумент автора в обосновании «смертельного» диагноза прессе связан с вполне прагматическими выкладками. А. Мирошниченко – практик, а потому хорошо представляет себе весь процесс выпуска и доставки газет читателям. Конечно же, одним из ведущих звеньев в этой длинной цепочке является дистрибуция (кстати, эта позиция напрямую связана с предпочтениями аудитории, которая выходит за рамки «сетевого» поколения). «Дистрибуция, – пишет автор, – не будет затухать плавно – она вымрет сразу, как динозавры, когда бизнес сократится до пороговых значений» (с. 141).
Дополнительной причиной «безвременного ухода» газет станет переход на электронные носители, который в лихорадочном поиске жизненных стимулов для своих «детищ» уже предпринимают самые разные издатели (с. 143). И это процесс будет только усиливаться – значит, читатель переориентируется с бумажных на электронные издания. В итоге, предвещает автор книги, «приоритет перейдет от газеты к сайту, а газета станет витриной и афишей сайта» (с. 176).
С этими основными причинами скорого исчезновения печатной периодики тесно связано поведение инвесторов. Первым отрасль покинет наиболее мобильный спекулятивный капитал, затем настанет очередь читателей и рекламодателей, далее к ним присоединится отраслевое финансирование, последними уйдут политические и государственные инвестиции (с. 136-137). Таким образом, газетам просто-напросто не на что будет существовать.
Выстраивая собственную аргументацию, подтвержденную фактами, тенденциями и, конечно, интуицией футуролога, А. Мирошниченко не ограничивается печальными прогнозами. Он предпринимает, вполне успешные, на наш взгляд, попытки выявить новую роль журналистов в меняющейся ситуации и определить важнейшие черты современных медиа.
Впрочем, в качестве нового автор предлагает полузабытое старое, возвращая нас к устоям советской журналистики, но которые предстают, конечно же, в модифицированном виде. Если обобщить сказанное в разных разделах книги, то сущность журналистики – не в репортерских новостях, а в авторских комментариях (с. 37-38, 115-116). На первый взгляд, не вполне уместное заявление, если взглянуть на него с позиций современной отечественной теории журналистики, ориентированной на западные образцы. Хотя, с другой стороны, очень близкое сердцу каждого пишущего в России и для России, в которой «журналист – больше, чем журналист», если перефразировать известную формулу Е. Евтушенко.
Свое суждение относительно роли журналиста и журналистики в обществе А. Мирошниченко развернуто обосновывает. Впрочем, делает это своеобразно (но вполне последовательно, если вспомнить приведенный ранее постулат о мессианстве автора-одиночки), представляя журналиста в качестве жреца: «Журналистика управляет общественным интересом, подстраиваясь под общественный интерес – это особая функция, которая к жреческой ближе, чем к властной. На самом деле миф о власти СМИ – это способ обособить жреческие права журналиста» (с. 24). С данным тезисом перекликаются утверждения автора о том, что журналист – «самопровозглашенный компас, барометр и источник морали» (с. 113). Как здесь не вспомнить идейное наследие великих русских писателей Н.В. Гоголя и Л.Н. Толстого…
Заметим, что мессианство журналиста при этом банально укладывается автором в «прокрустово ложе» таких вполне традиционных общественных функций СМИ, как интегративная и управленческая (с. 38). При этом журналистика факта уходит в прошлое, журналисты превращаются в медиаторов, поскольку даже «в рамках «журналистики фактов» грамотным подбором фактов можно осуществлять какую-то другую миссию» (с. 37). Основные задачи журналиста будущего – долговременный прогноз и умение вырабатывать необходимые для поступательного движения ориентиры (с. 44, 47, 100, 102). Отсюда все возрастающая роль высоквалифицированного редактора, образ которого нарисован прямо-таки с эпическим пафосом: «Редактор – магнетический штырь, вонзаемый в ленивое месиво слабых энергий и структурирующий его» (с. 122).
Благодаря Интернету на мессианство журналиста как редактора накладывается процесс увеличения количества авторов, а потому, во-первых, репортеры и расследователи блоггерам во многом проигрывают (с. 124), во-вторых, платная информация в СМИ уходит в прошлое (с. 138, с. 187). И вследствие этого на долю СМИ будет приходиться лишь устранение многообразия мнений. «Если бы не СМИ, – утверждает А. Мирошниченко, – количество частных картин мира равнялась бы количеству домохозяйств. Образовалась бы такая анархия, при которой Бакунина непременно побили бы камнями за тоталитаризм» (с. 48).
Таким образом, жреческая функция журналиста в новых медиа должна сохранится, но приобрести новые практические формы. Именно такие, технологически совершенные и идеологически выверенные, формы журналистики могут быть реализованы, полагает А. Мирошниченко, в синтетических медиа. В процессе дальнейшей конвергенции СМИ их технологической базой станут навигационные роботы и новые сервисы; экономической – простые и доступные формы оплаты; творческой – мультимедийность и мультиавторство (с. 182-185, 133). При сохранении некоторой части печатных СМИ ведущая роль перейдет к их интернет-версиям. В свою очередь, такие электронные версии или самостоятельные интернет-СМИ, в целом названные автором «медиа 3.0», будут сочетать в себе характерные черты прежних СМИ и сетевых форумов (с. 219). Соответственно в штате будет мало журналистов и много блоггеров, а редактор станет «пастухом блоггеров» (с. 209).
Любопытные изменения грядут в сфере рекламной и PR-деятельности, которые связаны с объединением частного и социального заказа (с. 194). В первую очередь, речь идет о легализации скрытой рекламы, которая предстанет в новом обличии (раздел «Джинса 2.0. Контент создают рекламодатели»). Появятся видоизмененные корпоративные СМИ, аудиторию которых будут формировать с помощью клиентских баз крупных компаний и учреждений (с.203, 215).
В числе основных проблем создания новых синтетических медиа А. Мирошниченко называет трения между учредителями, законодательные ограничения на распространение персональных данных, формы и методы измерения коммерческой эффективности медийных проектов (с. 221-222).
Резюмируя, отнесем к основам футурологической теории А. Мирошниченко обоснование, во-первых, поэтапного исчезновения печатной периодики; во-вторых, возвращения к модернизированной пропагандистской модели журналистики; в-третьих, принципов формирования новых синтетических медиа; в-четвертых, концепции «вирусного редактора». Кроме этого, в книге дается определение «осевого» поколения, выявлены новые пути формирования аудитории с помощью клиентских баз компаний, рассмотрена возможность конвергенции частного и социального заказа в новых медиа – «джинсы 2.0».
К недочетам книги А. Мирошниченко «Когда умрут газеты» следует отнести то, что под «СМИ» автор понимает по большей части «традиционные СМИ», но это специально не оговаривает. Также не определены или не вполне четко выражены следующие понятия: качество журналистики (с. 26), эхо шума (с. 30), огого-эффект (с. 30), стенгазета (с. 42), сгущенка времени (с. 99), мультиканальность (с. 135), мультимедийный формат (с. 219). Некоторые формулировки излишне метафоричны. Это, впрочем, объясняется популярным стилем изложения, ориентированным на пробуждение читательских эмоций и задействование механизма «вирусного редактора», ярко описанного в книге. Подчеркнем в данной связи, что отдельные части книги первоначально появились на веб-страницах портала «Slon.ru».
Отмеченные недостатки создают некоторую несогласованность в изложении интересных, практически и теоретически перспективных идей. Впрочем, с нашей точки зрения, эти шероховатости не имеют решающего значения для достаточно цельной концепции автора.
Книгу А. Мирошниченко «Когда умрут газеты» нельзя отнести к классическим учебникам или научным монографиям, но она будет весьма полезна студентам факультетов журналистики, паблик-рилейшнз, социологии. Интерес она должна вызвать и у специалистов в сфере коммуникации, социальной философии, поскольку раскрывает, пусть и в дискуссионном ключе, магистральные пути становления и развития новейших конвергентных медиа. Кроме того, издание можно смело рекомендовать широкому кругу читателей, интересующихся вопросами развития средств массовой информации и коммуникации.

1. Мамардашвили М.К. Проблема сознания и философское призвание // Мамардашвили М.К. Как я понимаю философию? М., 1990.
2. Уральский ботогейт // ИА «Политсовет» [Электронный ресурс] http://politsovet.ru/37506-uralskiy-botogeyt.html (дата обращения: 17.02.2013 г.).
3. Цвик В.Л. Реклама как вид журналистики [Электронный ресурс]. URL: http://evartist.narod.ru/text16/001.htm#з_11 (дата обращения: 17.02.2013 г.).

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s