Корреспондент обязан нести службу бодро, ничем не отвлекаясь

Со службы в СА помню обязанности часового. "….Нести караульную службу бодро, ничем не отвлекаясь, и не передавая оружия никому, исключая непосредственного начальника."

В России разработаны профстандарты для журналистов
Профессиональные стандарты для работников СМИ разработали в Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте (РАНХиГС). Сейчас документ находится на согласовании с Минкомсвязи. "Телеведущий должен уметь: Работать с письмами телезрителей, учитывая их во время создания программ; Завоевать доверие телезрителей…."
"…Навыки корреспондента:
-Особый «репортерский нюх» на интересную информацию, сенсацию
-Изучить явления «изнутри», в том числе опробовать на себе другую профессию, с целью выявить и показать ситуации, характерные для объекта изучения
-Интеллект и любознательность
-Находчивость и умение быстро переключиться
-Оперативность и выносливость
Телеведущий должен уметь:
-Работать с письмами телезрителей, учитывая их во время создания программ
-Завоевать доверие телезрителей…."

Everything is amazing right now, and nobody is happy

До эпохи всеобщей связности каждый народ варился в собственном соку и полагал себя в центре мира. Для традиционалистских обществ закрытость естественным образом была условием психологического комфорта. Телевидение и интернет связали всех. Все увидели Другое. Хлынули сравнения, часто болезненные. Реакция отторжения не могла не последовать. Если вдруг выясняется, что Вселенная не вращается вокруг моей планеты, то лучший способ вернуться к милому и комфортному геоцентризму – сжечь Джордано Бруно.
Почему интернет есть, а счастья нет.
Возврат к ценностям Средневековья – еще одна цена, которую человечество платит за успешные стартапы Кремниевой долины. Андрей Мирошниченко / Slon.ru

Огосударствлять уже дальше некуда

"Рейтерс" спросил, означает ли переход активов Потанина в Газпром-медиа дальнейшее огосударствление СМИ. Весь ответ не вошел, конечно, а чего ж добру пропадать, когда сам себе тоже медиа и есть собственная дистрибуция.
"У власти сущестует достаточно рычагов и способов прямого или косвенного влияния на сферу медиа – от прямого владения до финансовой поддержки. Но конкретно этот случай не выглядит как переход медиаактивов из неподконтрольных рук в подконтрольные. Поэтому вряд ли стоит в этой сделке видеть акт "огосударствления СМИ" – с этим и так все нормально. Скорее всего речь идет о консолидации и упорядочивании медийных активов. Это больше похоже на передачу медиаактивов в профильный, специально уполномоченный холдинг, с одной стороны, и освобождение от медиаактивов компаний или бизнесменов, который не хотят ими больше заниматься. И хотя собственность на СМИ – вопрос чувствительный в политическом плане, но иногда их продают и покупают еще и для бизнес-целей. Специфика нашего медиарынка в том, что консолидированные в правильных руках СМИ оказываются еще и успешны с точки зрения бизнеса."
Медиа-холдинг соратников Путина поглотил конкурента

Интернет и эволюция медиа-активизма в России

Интернет освободил частное авторство: сотни миллионов людей обрели возможность высказывать и распространять свое мнение без ограничений. Раньше эта возможность была исключительной монополией медиа. В результате все современные общества переживают сейчас важный социальный сдвиг – от трансляционной к вовлекающей модели медиа. Обусловленный технологическими причинами, этот сдвиг влияет не только на медийный рынок, но и на политическую ситуацию. Освобожденное авторство рождает огромные объемы частной активности. Эта активность эволюционирует и, рано или поздно, неизбежно приходит в политику. На примере развития Интернета и политической ситуации в России в 2010–2012 годах попытаюсь показать закономерности эволюции медиаактивизма.
***
Котики – великая сила. Забавные котики – начальная школа гражданского активизма. Именно на котиках начинающий медиаактивист понимает, что удачно подобранный контент провоцирует реакцию на персональное действие далеко за пределами персонального окружения.
Котики дают неопытному бытовому автору первый опыт публичного отклика. Благодаря котикам обнаруживается зависимость между качеством контента и откликом аудитории. На стадии котиков у юзера появляется первый слабый оттенок медиапрофессионализма. Ну и, наконец, котики позволяют простому человеку впервые попробовать сладкую отраву популярности, подсаживают на этот наркотик авторства.

Читать этиологию российского медиа-активизма здесь

Трансмедиа на марше. Песня Боба Дилана, исполненная в разных тележанрах, включая клип Боба Дилана

Что ж творится. Сначала подумал, что это новое слово в контент-маркетинге. В формате магазина на диване ведущие отрывают рот под песню Дилана Like a rolling stone и рекламируют пылесос. Очень забавное сочетание. И: я досмотрел до конца.
Но нет, все еще запутаннее. Если щелкать каналы, то окажется, что эта же песня Дилана озвучена для разных телеформатов – новости, сериал, кухня, ток шоу, передача о моде, спортивные новости и т.п. И все открывают рот под его слова. То есть это новый вид клипа. Наконец, на 121 канале – сам Бобушка в молодости
Наступает глобальный микс. Синтез всех жанров.
При этом пересечение форматов рождает новые смыслы. Например, я когда смотрел магазин на диване под песню Дилана, подумал даже, что точное попадание в соцдем. Юность домохозяек в возрасте 50-60 пришлась на эпоху Вудстока. Если у наших тетенек ностальгия по молодости – это целина, то там – хиппи. Как-то в Вашингтоне присутствовал на презентации книги мемуаров о Ролингах, ощущение было – как на передаче "От всей души". Такой же формат общения с аудиторией, такая же аудитория. Со слезой или пылом обсуждали, кто с кем из звезд переспал, какую травку курили, где первый раз сыграли такую-то песню. Вместо того чтобы целину покорять.
Смотреть тут (сайт Боба Дилана, кода для вставки что-то нет)
Как сказала Анна Качкаева (декан журфака ВШЭ), "Трансмедиа на марше!" Если бы все это еще игралось и пелось на бумаге – идея стала бы завершенной.
Вот компания, которая делала этот трансмедийный формат (смотреть заходной ролик):
Interlude – new world of storytelling
Еще в копилку, с подачи Анны Качкаевой: "Вот, кстати, один из самый трансмедийно раскручиваемых персонажей. Там все – от видео, магазинов, ленты сетей, медиатекстов, карт и расписания и пр., пр. вплоть до интерактивных акций и квестов в местах концертов". Джастин Тимберлейк
Во всем этом смущает только одно – необходимы усилия, чтобы разобраться, как это правильно воспринимать. Нет привычки, нет привычного линейного нарратива. Интуитивного понимания не всегда хватает, поскольку множественность формата становится его сложностью. Эффект Snowfall – формат восприятия требует слишком больших усилий от воспринимающего. Наверное, стоит ожидать, с одной стороны, воспитание привычки, а с другой – становление новой эргономики контента. Пока еще в этих новых форматах – бардак мельканий.

О краудфандинге для The New Times и их отношении к авторам

Возможность публиковаться, на самом деле, является обязанностью. Человек уже платит не за получение контента, а за возможность контент производить – платит деньгами (за средства производства, за связь), платит временем, знаниями. Частные инвестиции в самомедийность, конечно, на порядки выше, чем профессиональные инвестиции в профессиональные медиа (и это одна из причин… блаблабла).
Когда Кольта стала собирать пожертвования, первыми и активными стали люди авторского круга. Может быть, не буквально авторы Кольты, но в целом явно авторы-принципалы, если оценивать их в шкале авторской активности. Потенциально способные написать и в Кольту. В превращенном виде они платили не за полезный для себя контент, а за наличие все-таки авторской площадки, одной из, хорошо брендированной, и – внимание – такой площадки, которая "автор-френдли".
Сегодня в моей ленте двое очень пишущих людей пожаловались на манеру общения The New Times с авторами.
У меня такая версия. В условия тотального авторства и авторских инвестиций в медиа, редакция, желающая собирать деньги с публики, должна быть дружелюбной не столько к читателям, сколько к авторам. К тусовке, из которой авторы происходят. Именно от этой тусовки зависит успех краудфандинга. Они платят сами и поднимают волну поддержки. (Даже трудно сказать, что важнее.)
Успешны в сборе денег те, кто любезен с авторами, а не с читателями. И наоборот, редакции, не построившие отношений с авторской аудиторией, не получат поддержки и от читательской. Что в случае НТ жаль, ибо журнал системно очень важный.

Фальшивые фасады к приезду величества: почему все знают и никому не стыдно

В ЖЖ есть рассказ с картинками, как в Суздале ждали приезда Путина. Картинки такие:
Суздаль

В комментариях пишут: неужели ему самому не противно?
Нет, конечно. Он должен с удовлетворением отмечать, что вот: прячут грехи, боятся. Если бы никто не удосужился безобразия прикрывать – это было бы прямое оскорбление величества, знак распада власти.
Все даже еще интереснее: "грешить-каяться" всегда работают в паре, нуждаются друг в друге. Вина позволяет грешить. Страх отмывает грех: можно всё, если потом повиниться и убояться. Наказание легитимирует преступление. ("И запомни Шарапов, наказания без вины не бывает!"). Вина, начальственный гнев, страх – все это формы страдания, которое в нашей этике является ценнейшей валютой, оправдывающей с рабских времен (причем даже не с нашего рабства, а с иудейского) неприглядность настоящего существования благолепием существования якобы грядущего. Ничего делать не надо, достаточно страдать; даже можно делать плохое, но главное – страдать. Страдание становится ценной валютой, обеспечивая постоянный выбор негативных стратегий.
"""" – Остановитесь, граф! Не делайте этого! Я люблю вас… правда! Ваш опыт удался, я полюбила вас и готова ехать с вами хоть на край света. Вы, граф, умный… нежный… а главное – несчастный. Вы без меня пропадете.
– А как же я?
– Такова судьба, Алешенька. Будем страдать. Страданиями душа совершенствуется. Папенька говорит, что одни радости вкушать недостойно…
– Да пропади он пропадом, ваш папенька с советами своими!.."""
Собственно, тут и зарыты глубокие этические основания обратных фильтров социального отбора, от которого все у нас так. Поэтому не прятать фасады фальшивой картиной благолепия – это было бы кощунство почище плясок в храме.

О Бастрыкине и Сорбонне

Психологический эффект поляризации людей в споре хорошо всем известен по интернету. Даже люди близких взглядов и психик, если вдруг цепляются за небольшое несходство, способны занять непримиримо противоположные позиции по любому вопросу, всего лишь распаляясь друг об друга.
Каких же масштабов и последствий может достичь поляризация Бастрыкина и Сорбонны в результате казуса, которому многие сегодня так радуются.
Парадоксальная штука: чем больше и чаще будет неприятие этих людей Сорбоннами, тем дальше эти люди будут уходить на свой полюс. Ничего не будет их держать в культурным центре, а обида будет подстегивать их ожесточение.
И если от неприятия этих людей условной Сорбонной (в том числе своей, российской)  никому ни холодно, ни горячо, то от их поляризации, которая становится маргинализацией, не поздоровится, в конце концов, многим.
Не отторгать надо бы, а растить.
Один чувак читает в Москве семинары по общению с милицией, так его основная идея заключается в том, что милиционера надо психологически, правильным называнием и обращением поставить в позицию слуги закона, а не полу-уголовного взяточника. Танцора делает танцорша. Простой набор кодовых формулировок помогает закодировать его либо милиционером, либо "начальником", играющим в понятия.

Это не о практических действиях, а, скорее, наблюдение за тем, как правители эволюци… меняются из-за неприятия их теми, кем они хотели бы быть принятыми. Всякий нерон хочет быть поэтом, ни один поэт не хочет быть нероном. И когда нерон это понимает, а поэт это показывает, нерон начинает убивать поэтов. А оставшихся напуганных кормить с руки. И т.п.
В условном тандеме "правитель-интеллектуал" отношения архетипичны. Элиты политические стремятся к элитам творческим и интеллектуальным, формируя плавильный котел богемы. Просто на Западе правитель имеет меньше власти вершить судьбу интеллектуала в отместку за непризнание, которого истово хочет. Есть сдержки.
PS Ярчайший пример, кстати: Сурков с его "Русским пионером" и литературным кокетством. Богатая пища. В случае с Сурковым ему удалось добиться наибольшего признания, насколько это возможно для чиновника. Оттого-то его и считают тонким.
А все равно же насмешки.
Околоноля. Продолжение
Тайный советник всегда хочет, чтобы в нем ценили не только могущество власти, но и блеск ума. Slon.ru

Первая газета подписана в печа…

Как всем известно, до издания в Германии двух первых печатных газет в 1609 году этот вид тогда еще непечатной продукции имел широкое хождение в Венеции. Рукописные венецианские новости назывались по имени мелкой монеты gazetta – за такую сумму можно было купить свежий список прибывших кораблей и грузов. Естественно, потом к этим сводкам добавились международные новости, и пошло-поехало. Примерно таким же, кстати, было развитие голландских «курантов», печатных торгово-портовых изданий, стартовавших около 1620-го. От них уже пошла английская и американская пресса.
А вот немецкая традиция, первой познавшая печать, была несколько иной. Здесь газеты издавались под контролем герцогов и местных епископов, и служили, скорее, для решения государственных и религиозно–политических задач. Особенно пригодились для Реформации. Так же и в России: первые газеты появились под царями; в 1621 – рукописные столбцы Посольского приказа (МИДа) для Михаила Романова, и в 1701- петровские "Ведомости".
Иными словами, отличие атлантической традиции от евразийской наблюдается довольно четко в истории прессы.
Стоит добавить, что французы пошли своим путем. Теофраст Ренодо, первый главред из знаменитых, оставивших имя, назвал свое издание вслед венецианцам La Gazette (1631) – и именно отсюда пошло название всего типа изданий. Но издавал газету он под покровительством Ришелье. Кардинал порой сам писал – анонимно. Больше того, в газету писал и король; фактически, это были военные реляции, один из первых собственно журналистских жанров (после международного обзора), потом превратившийся в военные репортажи. А недавно после сопоставления текстов выяснилось, что Ренодо правил короля. Возможно, единственный главред, правивший короля…
В общем, не знаю, как там смерть газет, но рождение их представлено на фото. Первый главный венецианский редактор подписал первую рукописную венецианскую газету в печа… в дистрибуцию 18 марта 1511 года в 18.10.
20131117_161017-copy

Прошлое и будущее – это факты, просто одни уже неизвестны, а другие еще не состоялись.

Ну и для баланса: чтобы закольцевать эпоху, совершенно отчетливо отразившую совпадение капитализма и национального государства с прессой.

"Река уже изменила русло

Последний главный редактор подпишет последнюю газету в печать 29 декабря 2037 года в 16.20. "

2020. Медиа-прогноз костинского фонда: текст нашумевшего доклада и некоторые заметки на полях

"Планета СМИ" опубликовала нашумевший доклад костинского фонда с прогнозом по медиа-отрасли до 2020 года. Доклад обстоятельный, с неплохим охватом. По прессе: лично мне кажется сомнительным пункт прогноза о том, что массовые издания выбирут вариант бесплатного распространения с увеличением тиража для сохранения аудитории. Проблема дистрибуции не только в том, что она перестает приносить деньги от подписки и розницы, но и в том, что она перестает физически доставлять тираж потребителю.
Читательская инициатива покупки – это символ достаточных встречных усилий аудитории по получения газета. Бесплатная доставка (раздача) никакого получения читателем не гарантирует.
Больше того. На 10 тысячах организовать рассылку можно, но уже довольно трудно. На 30-50 тысячах тиража (регулярно!) – чрезвычайно трудно. На 70-80 тысячах (объемы массовых изданий) – невозможно. Дело не только в дороговизне. Такая вот парадоксальная вещь: когда люди сами платят, они разбирают и 100 тысяч, и больше. Когда дистрибуция превращается в директ-мейл, несколько десятков тысяч доставки – уже невыполнимая задача.
Транзакция, инициированная снизу, наполнена достаточной микроволей атомарного получатели, чтобы напитать любой объем результативного распространения. Хоть миллион экземпляров ("АиФ" в 1992 году попал в Книгу рекордов Гиннеса с тиражом 31 миллион экземпляров).
Транзакция, навязанная сверху, ломится в закрытые двери атомарного получатели. Потери (невозможность достичь контакта) на больших массивах оказываются огромными. Это просто производство макулатуры и рассылка ее в никуда (да еще с учетом работы почты). Директ-мейл как способы распространения массовых изданий – невозможен.
Поэтому бесплатная доставка окажется посильной, пожалуй, только для узкоспециализированных деловых (отраслевых) изданий с понятной и узкой аудиторией (скажем, до 8-15 тысяч), если будет рекламодатель, согласный платить за доставку своего контента внутри контента редакционного. В остальных случаях бесплатная доставка, как и раздача, пожалуй, путь тупиковый.
В Америке уличные раздатчики уже хлебнули лиха. И все ради чего? Чтобы показать рекламодателю, что это надежный способ контакта. Но он ненадежный, и это все понимают, – вот в чем дело.
Доклад: Традиционные медиа в 2020 году: тенденции и прогнозы. Результаты исследования