Новое нападение контента. Klout предлагает автору блога заметки с просчитанным вирусным потенциалом

В-третьих, в своем обзоре Михаил сегодня описывает такую фичу сервиса Klout. Klout находит и предлагает хозяину блога заметки с просчитанным наилучшим вирусным потенциалом именно для этого блога. Например, говорит: эту заметку про расставание принца Гарри с подружкой сегодня вероятно лайкнут 88% твоей аудитории, и вероятно всего 12% твоей аудитории ее уже видели.
То есть Klout берется автоматизировать понятие читабельности каждого конкретного материала для конкретной аудитории. Утилитарная ценность очевидна – это как пособие по сочинению од и тропарей, придуманное Остапом Бендером, только уже на следующей стадии – на стадии маркетинга текста.

Klout
Klout2

Мое мнение: да, в принципе инструмент нелишний (если бы работал на русском). Но пока что, я думаю, этот шахматный компьютер может обыгрывать любителя, но проиграет (должен проиграть) гроссмейстеру. Иначе говоря, редактор еще лучше чует читабельность, чем статанализ. С другой стороны, все же иметь для своего блога портфель заметок с просчитанным потенциалом вирусной активности, предложенных роботом, – это уже какой-то новый уровень блогинга. На следующем уровне робот уже должен прямо, не стесняясь, предлагать блогеру услуги аудитории. То есть массово читать все написанное. (Им же самим).
Заглянем в будущее и вообразим, что подобного рода сервис, действительно, будет предлагать каждому блогеру все более улучшенные стратегии нападения контента на аудиторию. И контент будет не бомбить по площадям, а наносить по каждому читателю точечные дроновые удары. Куда прятаться? (Только в чебурашку!)
Пушка всепроникающего контента сделает очередной скачок в развитии. Придется улучшать и броню.

Во-первых, Михаил Калашников, который заведует всеми инновационными штучками по применению технологий для заманивания аудитории на Sports.ru, сделал свой блог. Рекомендую всем, кто интересует медиановациями, положить закладку.

Во-вторых, Михаил там сегодня сделал интересный (краткий и емкий) обзор технологий и интерфейсов по упаковке контента для возбуждения аудитории. Каждый, кто в теме, найдет себе несколько интересных ссылок.

Read It Later #4. Ссылки недели
Media Skunk. Экспериментальный блог о медиа

О взрыве авторства, вовлечении и кванте контента на “Слоне”

Итак, базовый постулат: взрывной рост авторства. Строго говоря, конечно, «технического», формального доступа к нему. У огромных масс людей появилась возможность сообщить что-то лично, без всякой санкции, которая была нужна несчастным авторам прошлого. Прежним авторам требовался доступ к типографии, санкция правителя или властей, чтобы что-то сказать, доступ к медиа. Сейчас возможность есть почти у всех, и каждый волен сказать то, что хочет.
К чему это ведет? С точки зрения тематики моего доклада есть две сферы влияния освобожденного авторства на изменение медиаформатов. Первая – это взрывной рост физических объемов контента. И вторая – чудовищное по объемам вовлечение частного человека в производство медиа.

Во что вовлекают человека новые медиа?
Свежий материал на "Слоне" – доклад с круглого стола по медиаконвергенции в РГГУ

Оказывается, все знают об облванивающем эффекте Сети. И о том, что другие о нем не знают.

Весьма распространенное в Сети явление – считать других, но не себя, уязвимыми для ее оболванивающего эффекта. Я-то разберусь, а вот другие…
А поскольку так про себя думает каждый, то все и защищены лучше. Чем остальные.
И поскольку таких умных – почти каждый первый, то, оказываются, все знают об оболванивающем эффекте сети! И о том, что другие о нем не знают (их бы как-то надо защитить и оградить, болезных).
В общем, дело не в оболванивании. С ним справляется даже обывательский скепсис, как справлялся он с подозрительной бравурностью рапортов программ "Время". Дело – в психологических затратах, необходимых на возросшие объемы скепсиса из-за возросших объемов информации из-за возросшего количества источников из-за освобождения авторства.
Отсюда стресс.
А так-то все во всем разбираются. Хоть в Украине, хоть в Спартаке.
(На картинке для привлечения внимания – умный кот, который тоже во всем разбирается, а они – нет. Подарена мне недавно на ДР)

561428 small

Новое мобильное приложение для герильной журналистики от Lifenews

Вау. Как некогда МГЕР пыталась перехватить техническую оболочку противопожарного и химколесного волонтерства, так LIFENEWS теперь берет патетику навальной Росямы и ФБК, но на более продвинутом техническом уровне. Они выпустили очередное мобильное приложение с технологией случайного журнализма – сними видео нехорошего чиновника и пришли нам.
Собственно, этим и должна заниматься вотчдог журналистика, ее часть, по крайней мере. На полях: понятно, что в нынешних условиях для этого нужна санкция быть медиаследкомом. Ну и есть риски наступить на слишком толстое щупальце, против которого санкция может не защитить.

Телеканал LifeNews запустил народный проект по борьбе с беспределом
Новое мобильное приложение позволит его пользователям обращать всеобщее внимание на социальное зло.
Телеканал LifeNews запускает народный проект: каждую субботу редакция объявляет тему недели на основе какой-либо острой социальной проблемы и предлагает принять участие в ее решении.
Ямы на дорогах и хамы на машинах? У вашего дома течет крыша? В подвалах засели нелегальные мигранты? LifeNews предлагает включаться в борьбу с социальным злом. Для этого телекомпания придумала и разработала простой способ. Редакция предлагает снять видео о проблеме, отправить его через мобильное приложение LifeNews и миллионы людей узнают о беспределе.
Виновные будут наказаны!
Самого активного пользователя LifeNews пригласит в прямой эфир, чтобы придать проблеме максимальную огласку.
Тема недели – "Нарушение правил дорожного движения чиновниками". Снимай, отправляй, борись за справедливость!

Информационная война как самонаводящийся праздник

Про информационную войну. Сложу на будущее некоторые мысли о том, что раж в сетях производная не только и не столько политического противостояния, сколько состояния массового сознания, причем технического состояния, связанного с медиаграмотностью.
Накладываясь на веймарскую травму, которая суть тоже не столько содержательное, сколько техническое обстоятельство массового сознания.
Эти мысли потом надо будет еще подумать

Василий Гатов
(в воздух) Я очень спокойно отношусь к чужому мнению, даже если оно мне совершенно не нравится. Меня трудно довести до точки, когда я прекращаю споры. Но в последние пару недель меня реально выводит из себя, когда люди – часто вполне вменяемые во всем остальном – постят у себя совершенно липовые "доказательства" той или иной явно недостоверной новости из Украины (или российской новости с "доказательством", что Россия злокозненна, или что Россия бессильна, или что Россия безумна). Эти новости легко вычленяются из общего по совершенно левым названиям сайтов; они в мгновения распознаются как элементы информационной войны (стоит только взглянуть на формулировки, или на источник типа "одна баба в Донецке сказала"). Или люди, которые на полном серьезе начинают под очередным фейком проклинать высказывающих другое мнение, предлагая "принять закон о лишении гражданства и высылке предателей". Удивительно, что среди этих людей попадаются вполне вменяемые в остальном. Но на "фронте информационной войны" они ранены, контужены и, наверное, даже убиты.

Артем Каждый
Полностью соглашаясь, оспорю нюанс. Нет никакой информационной войны. Инофовойна была возможна, когда медиа были инструментом. А когда медиа стали средой, инфовойны нет. Есть тотальная амбивалентность, группируемая в смысловые сгустки как вирусным редактором, так и волением наиболее оснащенных интересантов. Эти сгустки и эта среда агрессивны, да. Сгустки могут быть даже целесообразны, но среда – нет. Эти ансамбли нейронов вирусного редактора, волевые или реактивные, выглядят войной только после редукции в нашем сознании. И сам тезис о наличии информационной войны – он из той парадигмы, которую ты в этой записи так хорошо вскрываешь.
Как ни странно, это проблема медиаграмотности, или медиаготовности, коллективной медиагигиены. Но не политическая. Нельзя многим одно и то же целовать, холера распространяется. И т. п. Важно не просто знать о "мой руки перед едой", а насадить это знание в городах и селах. Но нереально, конечно.

UPD.
…С другой стороны, как говорил Патрик Шампань, действие общественного мнения обусловлено тем, что люди верят в действие общественного мнения. Самонаводящийся феномен, в котором массив смысла порождает действие смысла (при определенном уровне когерентности, добавлю я).
Если люди верят в информационную войну, то тем самым она есть. Они ее создают в момент веры. Дальше защита позиции от посягательств, раскрутка поляризации и т.п.
Все сложно.

И не стал кликать, чтобы не расстраиваться

Это же девиз современного российского медиапотребления.
"…и не стал кликать, чтобы не расстраиваться" – пишет один известный автор
(известный под замечательным псевдонимом "а почитайте свежего меня" (что, в свою очередь, уже перестает быть девизом медиа… просьюмации)).

Журналистика как литература – любимый лунный трактор

…Все эти новые форматы объединяет отказ от текстоцентризма. Для нашей российской журналистики это шок, особенно для наших старших коллег. Когда им говоришь, что «текст уже не имеет прежнего значения», они не понимают. Они живут в парадигме, где заботились о «золотых перьях», где обсуждали авторский стиль, но при этом мало внимания уделяли заголовкам и лидам, то есть продаже текста. Для старой парадигмы СМИ главное – чтобы был хорошо написан текст. Стиль – это хорошо, но это теперь не ключевой вопрос. В среде миллионов свободных авторов обязательно найдутся сотни с хорошим стилем (и это, кстати, не всегда журналисты). Поэтому пусть будет какой-то текст, пусть будет более-менее грамотно написанный, где «-жи-, -ши- пишутся с буквой и».
Конкуренция переместилась из сферы качества текста в сферу подачи и донесения. Статья больше не текст, статья теперь проект. Как с точки зрения подготовки, так и с точки зрения оформления. Вот что изменилось. Важно, сделан ли проект интересно и как он показан публике. Инженерное и дирижерское мастерство приходит на смену литературному. И это для русской журналистики шок, потому что наша журналистика выросла из Белинского и прочей «Полярной звезды».
(Кстати, часто наблюдаю, как журналисты традиционной школы слушают-слушают про новые медиа, потом вырубаются и ныряют назад, в спасительное уютное умение написать хороший текст.)
***
Читать даль…

Чем больше сложил вКонтакте, тем труднее оттуда съехать

По поводу заявление Дурова, что от него требовали раскрыть явки-пароли активистов ВК, Дмитрий Мендрелюк пишет:
"""""Неужели "новые владельцы" не понимают, что именно способность Дурова посылать всех на хер, независимо от чинов и званий (от копирастов и рекламистов до акционеров), и сделала ВК таким популярным?
И что первый же "прогиб" повлечет за собой разрушение всего, чем привлекателен ВК для своей аудитории?
ЗЫ: Павлу – респект!""""

Респект – конечно, респект. Но вот есть вероятность, что разрушение высоких идеалов (а их былое наличие все-таки еще надо специально акцентировать и доказывать) вовсе не повлечет разрушения общежития.
Закон Метклафа гласит, что ценность сети для участников пропорциональна квадрату чего-то там… участников. У этого закона есть скрытое обратное свойство: чем больше людей чем больше своих пожитков собрали во взаимодействующей среде, тем труднее каждому оттуда съехать. Личные профайлы, склады музыки и т.п.. Привычка к интерфейсу. А самое главное – именно связи, или, по умному, сложившиеся за годы пользования социальные графы.
Это бродяга легко переходит с места на место. Ему собраться – подпоясаться, да и связи не держат. А человеку, погрязшему в вещах и связях, поменять место жительства все труднее. Он будет костерить ухудшающиеся условия до тех пор, пока трудности проживания не превысят цену переезда.
По этой причине, кстати, ЖЖ живет до сих пор. И даже после того, как блокировка самого читаемого, орт-подобного блога убила изрядную доля трафика (интересно, какую).

Герой медиа как жертва медиа как герой медиа

Поразительная статья. Фотография с парнем на коляске, которому оторвало ноги во время бостонского теракта, тогда обошла мир. Ее использовали, чтобы доказать, что взрыв – фейк и фотошоп, подстроенный какими-то спецслужбами. Дескать, парня без ног не должны везти вертикально на кресле – вся кровь вытечет. Типа все санитары знают, что человека с такими травмами надо как-то по-другому укладывать, а тут не уложили; значит, все инсценировано. И вот The Gardian опубликовала статью этого парня. Самое в ней поразительное – рефлексия по поводу той фотографии. Его переживания по поводу того, как именно он стал такой "знаменитостью". Что он думал о матери, увидевшей его фото. Как он воспринял работу фотокорреспондента тогда. Как он воспринял извинения (!!!!) фотокорреспондента год спустя. Любопытнейший документ эпохи total media. Где героем медиа становится жертва. Где герой медиа становится жертвой медиа. Где жертва медиа становится героем медиа.

The iconic Boston bombing photograph isn't about my legs – it's about a rescue
One year later, I've still only seen the Wheelchair Photo once. But it still proves that two losers can't beat three heroes

ea405b87-c8dc-4e56-8aa0-66fb64099c7b-460x276

Человек от интернета умнеет или глупеет? Мой ответ – да.

Принял участие в литературной жизни Москвы и планеты. Алексей Боярский организовал презентацию сборника рассказов «Записки офисного планктона» и позвал меня, чтобы я сказал что-то «о смерти бумаги», как за мной закреплено.
На презентации был один писатель из жюри. Он рассказывал об отборе офисных историй для сборника. Заодно и свой рассказ прочитал. Ну а что, публика – вот она, никуда не денется.
Я решил тоже, но рассказа-то у меня нет. Поэтому, пока остальные выступали, я в углу на телефоне тихонько набил историю про Newsweek. А Алексей Ходорыч потом спрашивает: «О, это у тебя такая заготовка?». Не поверил.
Да, заготовка. Но не рассказ, а последний номер Newsweek, который у меня всегда в сумке лежит. Я однажды подумал, что вдруг случится выступать, а я достану последний номер Ньюсвика и на нем любое выступление построю. Так и носил с собой, пока экземпляр не истрепался. Теперь уже другой ношу, в целлофановом файлике (в свое время купил несколько штук, как будущий раритет).
Однако до сих пор так и не использовал – обходился.

20140411_221217

Предпоследний из ньюсвиков
Вот Newsweek, последний номер. Журнал закрыли год назад. Я как раз был в Вашингтоне, специально запасся, думал – будет же раритет.
А потом какие-то люди взяли и возобновили выпуск, выкупив хладное тело.
Зачем? Во-первых, жалко, во-вторых, а вдруг?
Newsweek ведет себя как Алла Пугачева. Объявил об уходе со сцены и остался.
И весь печатный формат такой – какой-то недоушедший. Почему печать так цепляется?
Можно  долго рассуждать о роли книги. Длинный текст – это толстая книга. А толстая книга – это метафора знания. Но сейчас длина чтения сокращается. Человечество отказывается от текстоцентризма. На наших глазах происходит финальная смерть Толстоевского.
Человек от интернета умнеет или глупеет? Мой ответ – да.
Читать даль…