Еще об авторстве: зачем люди оставляют авторский след?

Интересную тему поднимает в своем блоге Media Skunk Михаил Калашников.
"…Поэтому мы, в частности, ввели отображение автора новости везде на сайте — до этого редакционные новости не подписывались, в отрасли это не особо принято. Новостники по-разному отнеслись к тому, что их имя теперь стояло под каждой новостью, но в итоге это дало неожиданный результат: качество новостей (источников, переводов, формулировок) заметно выросло…"
"…Могу себе представить мир, в котором множество объектов, в интернете и реальной жизни (точнее, в том самом “интернете вещей”, который только начинает создаваться), обладает своим автором. Наводишь телефон или курсор и узнаешь, кто придумал, нарисовал и спроектировал рекламный ролик, кто приготовил любимый салат в кафе, кто пристроил кривой пандус к подъезду….."
"….Наверное, в этом воображаемом “интернете людей” авторы все же будут не у всего, и даже для частичной реализации потребуются новые сервисы и технологии, но жить в таком мире станет лучше. У анонимности есть свои достоинства (скажем, в случаях, когда интернет-пользователи и государственные органы относятся друг к другу как подростки и родители), но в целом она противоречит природе человеческих отношений…."
Источник: Интернет людей. Могут ли авторы быть у всего на свете?

Авторский след в некотором роде восходит к физиологической метке самца – предъявленная претензия на пространство. Ровно ту же роль физиологической метки в офлайне играла надпись "Здесь был Вася" (надпись "Здесь была Люба" невозможна – любы не захватывают и не охраняют пространств). Авторская метка принципиально должна быть видна, ее видность характеризует ранг автора: медведь становится во весь рост и дерет когтями кору на березе как можно выше, чтобы другие знали, каков он могуч. Остап залез на скалу выше других надписей, чтобы написать "Киса и Ося были здесь".
Читать даль…

Advertisements

О сбыче прогнозов

О сбыче прогнозов. Писано ровно 4 года назад, когда дотации почте на подписку еще не были в фокусе внимания (многие о них не очень-то и знали: это была техническая деталь, все шло само собой).
"….Очевидцы утверждают, что если у диплодока откусить заднюю часть, то передняя некоторое время еще будет мирно щипать траву. Он настолько большой, что информация о смерти приходит в головной мозг не сразу.
Примерно такой будет смерть крупных массовых изданий. Они умрут не от укуса в мозг – не из-за отказа читателей. Читателей еще будет достаточно. Они умрут из-за отказа дистрибуции.
Их уязвимое звено – распространение. Когда подписные агентства не смогут набрать достаточный объем заказов, а розничные сети не получат должной выручки, дистрибуция рухнет, и такие газеты просто лишатся стотысячного выхода на читателя. А это их главный капитал.
Спусковым механизмом, видимо, послужит отказ государства от дотаций почте на доставку подписных изданий.
Обвальный отказ механизмов дистрибуции просто физически сократит предложение таких газет на рынке. А без массового предложения и массового сбыта их бизнес-модель утрачивает всякий смысл. Внешне они еще год будут вроде бы мирно щипать травку, как передняя часть того диплодока, но организм уже будет обречен. После краха дистрибуции смерть массовых газет произойдет за один подписной цикл.
Обрушение системы распространения начнется в 2014–2015 годах. Соответственно, крупные массовые издания окажутся на пороге смерти в 2015–2016 годах. "
Slon.ru: "Когда же умрут газеты – III. «Ведомости» – раньше «Коммерсанта». «Коммерсант» станет первой и последней деловой газетой в России"

Раздраженные интернетом. Свежее на Colta.ru

До интернета монополия на информацию существовала в формате вещательных СМИ, то есть таких источников, которые сообщали информацию «сверху вниз». Общество признавало за СМИ право формировать повестку. И это было удобно: картина мира была определенной, санкционированной. О том, что СМИ врут в интересах элит, тоже было известно. Но санкционированное вранье статистические массы не раздражает. Эка невидаль. Раздражает несанкционированное."
Читать дальше на Colta.ru Раздраженные интернетом.  Кто недоволен свободой интернета, как недовольство становится глобальным и когда интернет станет уютным.

Бараны, стойло и интернет

Стадо баранов ворота без забора ПРОВОЛОКА
Хорошая иллюстрация амбивалентности интернет-контента.
Вроде бы бараны бегут только через ворота, хотя забора нет.
Казалось бы, классная картинка, чтобы высмеять поведение людей определенного сорта, сразу же для этого использованная.
Но кто-то пригляделся и увидел, что вокруг стойбища есть столбы и, вероятно, проволока с током. То есть картинка не годится для иллюстрации бараньего поведения.
Есть ли там столбы и ток? Бараны они (в плохом смысле) или нет?
А неизвестно.
Это интернет. Надо учиться принимать оба значения этой картинки.

У послечеловека не будет детства

О, я один умный вещь сказал. Я ее раньше думал, но еще, кажется не публиковал:
"Строго говоря, возникающее коллективное существо не будет иметь детства. Некий коллективный разум, сеть, объединяющая нас всех – она не имеет детства, в отличие от человечества, она уже взрослая особь, она сразу имеет доступ ко всему, ей не нужно учить азбуку, ей не нужно будет заново проходить философию, начиная от Гераклита или от кого-то, она все это уже знает."
У послечеловека не будет детства.
Вот ведь какая штука.

Прощай, письменность? Инфографика как новая реальность
Программа «Археология» на радио Столица FM, в студии Сергей Медведев. О тренде визуализации, о том, что такое инфографика, о том, как будет строиться вообще восприятие информации в будущем, мы решили поговорить с нашим частым гостем, медиа-аналитиком Андреем Мирошниченко.
Читать расшифровку радиопрограммы:

МИРОШНИЧЕНКО: Я думаю, что глобальный процесс выглядит примерно так. Почти все функции человека, которые выполнялись его природным механизмом, его телом, выносятся на внешние носители. Средства малой механизации давно заменили нам ногти, зубы, руки, начиная от молота, который кулак (это идея Маклюэна – расширение тела инструментами, да и до Маклюэна ее высказывали), копье, нож – это все зуб, копье – это удаленный зуб и так далее. Лопата, трактор, ракета – это способ быстро добежать куда-то, расширения физические.

Потом, в 50-е годы уже Маклюэн об этом писал – расширение нашей нервной системы телевидением. Мы могли видеть и ощущать вещи, находящиеся далеко от нас. Наши слух, зрение расширялись телевидением. Сейчас Интернет делает то же самое. Интернет – это наша вынесенная вовне нервная система, все функции выносятся, оказывается, на внешние носители. Вопрос самый интересный – что остается?

МЕДВЕДЕВ: Что остается, да.

МИРОШНИЧЕНКО: Что же человеческое?

МЕДВЕДЕВ: Кто в лавке остался, да.

МИРОШНИЧЕНКО: Я боюсь, что ответ многим не понравится, но, скорее всего, та функция, которая не заменяется – это, по-видимому, удовольствие.

Читать полностью: http://finam.fm/archive-view/10253/

Этика редактора при работе с роботом-журналистом

Журнобот Automated Insights написал в 2014 году около миллиарда заметок для различных западных СМИ. Это значит, что все, кто читает основные американские медиа, с большой вероятностью встречались со статьей, написанной роботом.
Новая глобальная этическая проблема зреет в западных СМИ: сообщать читателю или нет, что заметка написана роботом? Прямо копья ломают.
Should media outlets tell readers the news was created by robots?

Наговорил на Столице FM

Письменность может превратиться в мертвый язык

Компания Google активно занимается оцифровкой книг.

По их данным, всего в мире к настоящему моменту было написано 129 млн томов, причем основная масса приходится на последние десятки лет.

О том, что в дальнейшем ожидает письменность, поговорили в эфире программы «Археология» с Сергеем Медведевым на Столица FM (слушать программу).

«Когда мы хотим осмыслить будущее состояние чего-нибудь, надо понять, каковы горизонты, за которые мы хотим заглянуть. В конце концов, и Солнце невечно. То, что происходит в нашей цивилизации с языком, имеет далеко идущие последствия. Вопрос о газете – это не просто вопрос о бумаге. Уже все согласились, что она перестанет быть основным носителем информации. Речь идет о том, что вообще меняется формат «упаковки» информации, ее подачи. Контент перестает быть ценностью. Ценностью становится внимание человека, потраченное на что-нибудь.  Главное – как заполучить человека и его внимание», – заявил Андрей Мирошниченко, медиааналитик, координатор российской Ассоциации футурологов.

Возможно, компания Google после перевода всех книг в электронный вариант займется приданием ей новой формы, не текстовой, считает эксперт. Она будет более удобная, чтобы понять содержание, придется потратить минимум времени.

Г-н Мирошниченко отметил: «Я бы не хотел выглядеть апологетом этих перемен. Я очень переживаю по поводу настоящего и уходящего. Я человек газетной эпохи и помню, что за ней нужно стоять в очереди около газетного киоска. Надо понимать, что может прийти взамен, какие мы принимаем выгоды и какие несем потери. Код длинной культуры, на котором записаны все старые знания, превращается в мертвый язык. Очень небольшое количество людей останутся, которые смогут прочитать длинную книгу. Только они смогут понимать Канта, Достоевского, Гоголя и др.».

Полный выпуск программы слушайте на сайте Столица FM.

В защиту long-form reading

Наконец, сформулировал, почему американские журналисты так радеют за long-form reading. Привечают удачные примеры, награждают друг друга. Стараются заразить этим своим пиететом публику.
Не из любви к искусству. Большие тексты – последние прибежище профессии. Только в большом тексте можно претендовать на сохранение стандартов профессии, тогда как короткий текст вполне доступен любителям. Да и вообще – короткий текст растет сам.
В твиттере журналист и любитель не различаются. Владение стандартами или инструментами в коротком онлайне не дает преимущества. Важно просто оказаться в нужном месте в нужное время или выдать что-нибудь этакое: кто громче встал – того и тапки. Читать дальше

Субмедийное информационное агентство

Видеохостинг VICE, агрегатор Digg, политический блог Mother Jones, соцмедийная платформа Mashable, мобильная новостная лента Breaking News, – все по отдельности развивающие свое редакционное направление, – объединились, чтобы вместе освещать украинские события.
Начали с единого хэштэга в Твиттере. Теперь хотят развивать куда-то дальше. В конце статьи Ingram пишет, что примерно таким же образом создавалось и Associated Press – несколько газет в Нью-Йорке объединили усилия, чтобы освещать события Американо-Мексиканской войны 1846 года.
Любопытная деталь – в статье продано слово. В предложении, где описывается, что инициаторы проекта собирались в кафе, вместо слово "кафе" вставлено a coffee shop/bar/gallery – и линка ведет на сайт сети кафе. Сложилось даже ощущение, что деталь про встречи в кафе добавлена специально для этого.
Читать: VICE, Mashable, Digg and others form a collective for breaking news about Ukraine, may expand into other areas.