Заражение радостью и гадостью

Фэйсбук провел эксперимент по манипуляции настроениями примерно 700000 пользователей. Если лента выдачи показывала больше позитивных постов, то юзеры писали больше позитивных, если негативных – то больше негативных. То есть, показал эксперимент, радость и гадость заразительны. Можно моделировать негативную и позитивную активность (и, видимо, настроения) пользователей с помощью алгоритма выдачи.
Само по себе не новость, но автор статьи задается вопросом о самом факте эксперимента. Формально юзер при регистрации кликает что-то такое, что позволяет Фэйсбуку подстраивать ленту, и такой эксперимент с неведающими людьми вроде как не является нелегальным. Но есть вопросы этические и политические. Фэйсбук ясно показал, что может управлять настроением огромных масс людей. Будет ли это использовано для научного эксперимента, политических или рекламных целей – кто знает.
Facebook’s science experiment on users shows the company is even more powerful and unethical than we thought
If you were still unsure how much contempt Facebook has for its users, this will make everything hideously clear. In a report published at the Proceedings of the National Academy of Sciences (PNAS), Facebook data scientists conducted an experiment to manipulate the emotions of nearly 700,000 users to see if positive or negative emotions are as contagious on social networks as they are in the real world.

"Интересно, убила ли кого-нибудь Facebook благодаря своему трюку с манипуляцией эмоциями? С их масштабом и при наличии страдающих депрессией людей такое возможно", – уверен Лорен Уэйнстейн, сооснователь организации "Люди за ответственность интернета" (PFIR), занимающейся, в частности, безопасностью личных данных.

Читать полностью: http://top.rbc.ru/society/30/06/2014/933510.shtml

Первые проблески media engagement

Rushkoff подмечает интересные этапы развития интерактивного, двустороннего взаимодействия аудитории с медиа. В Present shock он пишет, что до появления пульта зритель был обречен смотреть телерекламу. Встать с дивана, пойти к телевизору, переключить канал (а в ранних моделях – настроить новый канал) требовало от зрителя больше затрат, чем терпеть рекламные вставки. Рай для рекламистов. Можно представить, какой удар по телерекламной индустрии нанесло изобретение дистанционного пульта. С пультом зритель может избавиться от рекламной вставки.
Параллельно это новшество должно было вынудить рекламодателей совершенствовать искусство рекламы (а телепрограммеров – искусство подачи рекламных врезок), чтобы все-таки сохранять зрителя на канале. Возможно, это второе массовое восстание аудитории против трансляционных медиа (первое – письма в газету, полуторное – судебные иски к СМИ. Кстати, очень богатая тема – когда и как состоялись первые суды читателей с газетами).
Дистанционный пульт был изобретен в 50-е. На полях: кардинальный перелом в смотрении телерекламы, связанный с пультами, мы пропустили, потому что пульты пришли в нашу жизнь примерно в одно время с телерекламой, в конце 80-х. То есть мы не знаем, каково это – смотреть телерекламу без шанса переключиться, а потом получить этот шанс.
В Media virus, написанной 20 годами раньше, Рашкоф отмечает другое восстание масс против «родительских» медиа, случившееся уже в 70-е – телеприставка Нинтендо. Одной из первых игр была Pong – старшее цифровое поколение помнит эту игру, типа тенниса, когда на экране черточками можно отбивать шарик от края к краю. Рашкофф отмечает, что в 70-е подросток с телеприставкой впервые в истории получил возможность изменять изображение на экране собственным действием. От себя добавлю: вряд ли кто тогда заметил тектоническую суть перемены, но с этой новой для аудитории возможностью влиять на экран начался закат трансляционных СМИ – тогда еще сугубо технически, без всякого вмешательства в контент.
Все это за много лет до интернета.
Что характерно, оба бунта были обусловлены исключительно инструментальным новшествами, первоначально предназначавшимися для совершенно других целей. Но они готовили публику к интерактивности. Тут уместно вспомнить McLuhan, переиначившего фразу Черчилля про архитектуру: сначала мы формируем медиа, потом медиа формируют нас. Или у него (Маклюэна) есть еще лучше: всякое новое средство сначала служит для удовлетворения старых потребностей, а потом формирует новые. Как это было с патефоном, который Эдиссон изобрел всего лишь для записи звуковых писем, музыки вообще в замысле не было. А он (патефон) перевернул потребление музыки и заложил основу музыкальной индустрии.

Восприятие и шок настоящего: от порции к потоку

Цифровые технологии заменили порционную действительность потоковой.
А мозг еще старый, непривычный, подходящих когнитивных упаковок нет.
Поэтому вечно длящееся настоящее рождает тоску по конечности длительности.
Раньше поток нарезался на порции банальными технологиями. Пойти в ассамблею, дождаться дилижанс, закрыть номер к сдаче в типографию, сдать передачу к эфиру. Конечность и дискретность были функцией вншних обстоятельств. Теперь человек сам сидит на шлюзе. Вот и держит его открытым все время. Потому что то ли входящий поток, то ли самостоятельно открывать затворку – это наркотик.
В результате воспринимаемые фрагменты столь ускорились, что слились в рев, как взрывы в двигателе. Череда дискретностей достигла частоты синкретичного потока.
(Читая Рашкоффа Present Shock)

Создавая экосистему участия: как случайный вынос записи в анонс наращивает связи

Интересная подсказка для сайтостроителей и медиастроителей от Михаил Калашникова, креативного директора Sports.ru.
Как случайность может сделать сайт лучше
Ротация случайного выноса случайной блогерской записи на первую полосу была так же в LJ-журнале. От себя добавлю, что еще одно преимущество этой фишки: случайный автор получает нипочему 15 минут славы. Допустим, пишет человек – пишет; у него 100 фоловеров, 20 просмотров в день. И вдруг – бабах, толпа леммингов набежала (в ЖЖ пять лет назад по случайному выносу на слабенький журнал могли забежать тысячи визитеров). Из них 10-100-1000 могут остаться, подписаться.
Вывод: самая ценная выгода рандомого выноса случайной записи на первую полосу (для медиа с функцией социальной сети) – чисто техническое наращивание социальных графов в экосистеме. Наращивание переплетенности связей – это наращивание переплетенности корней в мочковатой корневой системе.
А это такой капитал, который порабощает пользователей – чем крепче\больше связи, тем труднее переселиться в другое место.(следствие имени меня из закона Метклафа).

Рецензия Роберта Логана на Man as Media

Профессор Роберт Логан из университета Торонто, коллега и соавтор Маршалла Маклюэна, написал рецензию на мою книжку Man as Media. Во-первых, это само по себе ура. Во-вторых, он высветил действительно важные тезисы, так что получился отличный бриф – дает представление о книжке, и можно ее не читать. Хотя, конечно, нужно прочесть.

Review, Precis and Comments Re Andrey Miroshnichenko’s book Man as Media: The Emancipation of Authorship. By Robert K. Logan

Написал твиттер-рецензию на твиттер-детектив

Твиттер-литература — наслаждайся кусочками
Андрей Мирошниченко прочитал детективную повесть «Executive Severance», написанную 800 твитами в Твиттере, и делится впечатлениями

""""""Письменность сама по себе — занятие для тела неестественное. Еще в Средние века люди читали вслух. Лишь потом научились «про себя», молча.

А теперь и разговор стал безголосым. Письменная речь обретает черты устной — ею общаются. Текст все чаще служит контакту, а не контенту.

Длина чтения сокращается. Длинный текст становится чем-то вроде латыни — мертвого языка классических знаний. Доступно немногим.

Классическая литература создавала мир повествованием. Ее код — не язык, ее код — усидчивость, diligence. Дилижанс пустеет.

Код новой экосистемы — fast'n'fun. Весело и вкусно — «Макдональдс»!

А что если попытаться написать повесть новым языком — языком Твиттера, например? Поздно, она уже написана.

Детективная повесть «Executive Severance» составлена из твитов — каждый фрагмент повествования не превышает 140 знаков….."
Читать дальше….

Ловушка ленивого авторства – выбор лучшей обложки в “Афише”

«Афиша» к 15-летию сделала выбиралку лучшей обложки.

Лучшая обложка в истории журнала «Афиша»
Не согласны? Тогда выберите свою

Выскакивает пара обложек (всегда в паре) и надо выбирать из двух простым кликом.
Афишная викторина с выбором лучшей обложки – это сервис ленивого авторства с несколькими днами.
1) Классика или даже совершенство минимальной мышковой активности – клик выбора из двух наглядных опций. То есть минимально низкий порог с точки зрения затрат на вовлечение.
2) Собственно цель – рейтингование обложек, производит привлекательный "базфидовский" продукт, типа "Топ-10" и т.п.
3) Помимо заявленного результата (выбор лучшей обложки) получается не только вирусный эффект (обязательное условие сервиса ленивого авторства), но и эффект второй волны обсуждения – когда обсуждаются расхождения в результатах. Это неочевидный, но не менее обязательный эффект, которого должна добиваться хорошая ловушка ленивого авторства: первичным ленивым авторским контентом (мышковый отбор или оценка чего-нибудь) породить вторичный контент. А потом можно и третичный – обсуждение обсуждения, как я сейчас.
Кстати, не все ловушки ленивого авторства добиваются подобного эффекта. На память приходит лишь оценки игрокам после матча на Sports.ru. Там, если память мне не изменяет, оценку участника можно сравнивать с экспертной оценкой (редакционной) и с оценкой толпы (средней арифм.) – вот провокация для последующего обсуждения, причем вообще вне связи с редакционными усилиями. Оно само растет и весьма бурно. Потому что ловушка правильная.
4) Наконец, самое главное, хотя не уверен, что это будет сделано. Всё, что набирает «Афиша», – пользовательская бигдата. Выбирающее поведение аудитории дает массив для чрезвычайно ценного анализа. Что лучше на обложке – лицо или сюжет? Мужчина или женщина? Солидол или хулиганство? И т.п.
(Я правда, нерепрезентативен, потому что сам же из отрасли – в паре между котиком и Собчак я выбрал Собчак (невероятно), потому что это обложка и лицо работает лучше. В общем, там много материала и для статанализа, и для профессиональной рефлексии.)
(Параллельно, описывая этот проект «Афиши», можно было бы сочинить "10 требований к ловушке ленивого авторства". Надо будет заняться.)

Этика: заражение, индоктринация, секта

При каком пороговом охвате этическое поведение профессионала становится выигрышной стратегией? Ведь в неэтичной среде этика ограничивает инструментарий профессионала и ведет к личному проигрышу.
Кажется, Игорь Минтусов на прошлом Балтийском PR-Weekend с сокрушением говорил, что второй главой в любом западном учебнике PR идут вопросы этики. В наших учебниках тема вообще отсутствует. Речь не только о PR, а о любой профессии связанной с социальным инструментарием. Инструмент исследуется и применяется, причем достаточно хорошо, но этический регулятор – не то чтобы отсутствует, но не достигает порогового применения, при котором проигрышной стратегией становится неэтичный профессионализм.
Британские ученые доказали, что в сетевой среде идея охватывает массы при 10-процентном заражении. Не учитывается активность этих 10%, но допустим, что эпидемический порог – заражение 10% участников.
Вполне вероятно, что эта пропорция работает для информации, но не работает для этического регулирования. Каков должен быть уровень заражения этикой, чтобы неэтичное поведение профессионала в системе стало невыгодным? 60%? 70%? 90%?
Инструмент выращивается легко, в неэтичной системе – совсем легко и быстро. Скажем, СМИ в России достигли нормального уровня профессионализма лет за десять к концу 90-х. И дальше пошел процесс разрушения. Назаретян говорит, что в любой популяции/культуре уровень технического вооружения балансируется поведенческим сдерживанием. Скажем, если бы голуби – птицы злые – были вооружены, как орлы, то они быстро уничтожили бы друг друга.
Эффективность инструментария становится очевидна при любом охвате; больше того, выигрышная стратегия хорошо оснащенного профессионала тем успешнее, чем меньше его инструменты представлены в среде. Это заметно остальным и заражение среды инструментальной эффективностью возможно хоть с одного экземпляра. Эффективность этики возможна только после значительного порогового массива. Но этика не пересаживается, как инструментарий, а выращивается. То есть необходимы либо время (при наличии правильных фильтров отбора, да и то без гарантии), либо, как вариант, насильственная индоктринация этикой? Случаев в истории немного: Петр, Ленин, Ататюрк, еще кто-то? Да и из этого ряда два проекта закончились крахом, третий под вопросом.

Сочинить этику несложно.
Просто она начинает работать только после порога достаточного охвата.
И если 10% информационного заражения можно набросать ботами, то как набросать 70% этического заражения?

Как ни странно, еще одним решением может быть наличие секты (принципиально внеинструментального учения) с сильным потенциалом заражения, по примеру Ганди. Возможно ли его синженерить?
Фокус в том, что инженерный подход сам по себе инструментален, он сразу ставит телегу впереди лошади.

Седина в бороду – селфи в инстаграмм

Какая конфета – статанализ селфи по городам, в том числе в Москве. Кажется, у нас об этом еще никто не рассказывал.
Лев Манович, пионер в сфере визуализации и анализа соцданных, сделал вот какой замечательный проект: в пяти столицах собраны примерно по 640 селфи. Специальные алгоритмы, которые Манович прежде тренировал на миллионах инстаграммовских фото, умеют определять пол-возраст-улыбку, наклон головы и пр., группируя селфи в наглядные массивы по этим параметрам.
Выяснилось много чего. Самые улыбчивые селфи – в Сан-Паулу (64%, понятно) и Бангкоке (68%), самые не – в Москве, конечно, (тем не менее, больше половины – 53%).
Женщины делают селфи существенно чаще мужчин.
Женщины все время выворачивают голову, а мужчины смотрят прямо, ибо нечего.
Вообще, люди делают гораздо меньше селфи, чем об этом принято думать – всего 3-5% от всего объема фотографий.
Самые возрастные селфи (25,3 года) – в  Нью-Йорке, Москва – в середине.
А вот в категории 30+ мужчин сюрпризно больше чем женщин.
Блестящий проект для любопытства поглазеть. Богатейший материал для изучения.