Как Роберт Логан и Маршалл Маклюэн статью писали

Роберт Логан описывает свою первую встречу с Маклюэном, после которой родилась их совместная статья.
«В 1974 году я готовил семинар и позвал завкафедрой промышленного инжиниринга профессора Артура Портера. Он позвонил Маклюэну и пригласил его, упомянув мое имя. Маклюэн слышал о моем курсе «Поэзия физики и физика поэзии», и попросил Портера позвать меня на обед в Kаретный Дом (своего рода Медиалаб Маклюэна в Торонто, где сейчас располагается Центр программ Маклюэна – А.М.). Я был очень взволнован приглашением отобедать со столь знаменитым ученым.
Мы встретились в кафе факультета Колледжа Сент-Мишель и как только сели с подносами за стол, Маклюэн немедленно спросил меня, о чем я узнал, преподавая «Поэзию физики». Я в тот момент размышлял над проблемой, выдвинутой Джозефом Нидхэмом в его книге «Великая титрация» (растворение, уменьшение дозы), а именно: почему абстрактная наука развивалась именно на Западе – вопреки тому обстоятельству, что почти все технологии впервые были изобретены в Китае. Я предположил, что поскольку монотеизм и кодифицированный закон стали специфичны именно для западной культуры, то они дали представление об универсальном законе, что и может быть объяснением парадокса Нидхэма. Маршал Маклюэн кивнул головой в знак согласия, а затем многозначительно спросил о том, что еще есть на Западе, чего нет в Китае. Я был смущен манерой Маклюэном беседовать на скорости сто миль в час и не мог в тот момент размышлять, поэтому просто сказал, что сдаюсь. Он улыбнулся и сказал: «Алфавит, конечно».
Я издал громкий возглас, потому что мгновенно понял, куда он клонит, так как вспомнил, что в «Галактике Гутенберга» и «Понимании медиа» он раскрыл связь между алфавитом и абстрактной наукой. Все сразу стало очевидно: алфавит служит как модель для анализа, классификации, кодирования и декодирования. Используя алфавит для письма, человек должен уметь разложить любое слово на несколько базовых фонем и затем представить каждую фонему визуальным знаком, лишенным собственного смысла… Точно так же, как классификация, алфавит позволяет каждому слову и каждому имени занять свое месте в алфавитном порядке, как это делается в словарях. Алфавит сам по себе есть абсолютная абстракция, поскольку нет никакой связи между буквами, представляющими слова, и тем, что значат сами слова. Совсем по-другому устроены пиктограммы или китайские иероглифы.
…Осознав, что наши объяснения по поводу зарождения абстрактной науки на Западе дополняют и усиливают друг друга, мы соединили наши идеи и выдвинули гипотезу, согласно которой фонетический алфавит, кодифицированный закон, монотеизм, абстрактная наука и дедуктивная логика появились на Западе и усиливали друг друга.
Все эти инновации, включая алфавит, возникли на очень небольшой территории между Междуречьем Тигра и Евфрата и Эгейским морем и в очень небольшом отрезке времени между 2000 и 500 годами до н.э. … Эффект, произведенный алфавитом и простимулированным им абстрактным, логическим, системным мышлением, объясняет, почему наука развивалась на Западе, но не на Востоке, хотя в Китае были изобретены многие величайшие технологии: металлургия, ирригация, упряжь для животных, бумага, чернила, печать, подвижный шрифт, порох, ракеты, фарфор, шелк. (Добавлю: и компас! Намагниченную железную рыбку тоже изобрели китайцы – А.М.)
…Сразу же на той нашей первой встрече в факультетском кафе мы решили записать эти идеи и опубликовать в качестве научной статьи. В ходе беседы я делал записи, Маклюэн только говорил. В какой-то момент он попросил меня оформить эти записи, чтобы обсудить их позже. Сразу после обеда я пошел домой и связал все в текст. Помнится, я очень нервничал по поводу того, как Маклюэн отнесется к идее, что фонетический алфавит помог евреям выработать концепцию монотеизма и существования Бога. Я беспокоился, что это может задеть католические верования Маклюэна. Беспокоился зря: он нормально отнесся к этой идее и, в основном, принял весь текст в том виде, как я его записал. Когда я прочитал ему текст на следующий день, пока он лежал на диване, он попросил меня лишь поправить фразу там, слово здесь. Он усилил пару тезисов, но в основном одобрил статью в том виде, как я ее записал. Он также предложил название: «Алфавит, мать изобретений» (Маклюэн, Логан, 1977).
Он попросил меня отдать рукопись с его поправками секретарю для набора. Секретарь послал статью Нилу Постману, который был редактором в ETC, журнале Международного общества общей семантики. Статья была принята, и Нил Постман прислал письмо, в котором отметил, что это лучшая статья Маклюэна, которая написана с левополушарной точки зрения. Поскольку идеи в ночь после беседы были записаны мной, а обычно я пишу статьи по физике, то это и объясняет левополушарный характер статьи…»
В общем, отставив на минуту поднос с едой, скрестить Тигр с Евфратом. Вот что я люблю.
Источник – замечательная книжка Роберта Логана:
McLuhan Misunderstood: Setting the Record Straight

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s