Удивительные малоизвестные исторические фотографии | Fresher – Лучшее из Рунета за день

Утащил из какого-то блога. Изумительные истории

Удивительные малоизвестные исторические фотографии | Fresher – Лучшее из Рунета за день

Удивительные малоизвестные исторические фотографии

Очередная подборка удивительных исторических фотографий расскажет о том, как же все-таки быстро меняется наш мир с годами.

Летят десятилетия, меняется географическая и политическая карта, люди рождаются и умирают, и все, что остается на память о тех временах – фотографии. «Битлз», поющие для 18 человек за полтора года до того, как стать всемирно известными, первый в истории телеобъектив, перевозка многоквартирного дома и многое другое – в очередной подборке потрясающих исторических фотографий.

Удивительные малоизвестные исторические фотографии

Стриптизёрша в торговом зале Фондовой биржи Торонто, конец 1970-х.

Удивительные малоизвестные исторические фотографии

Крайняя плоть или смерть: пакистанский солдат проверяет, обрезан ли мужчина (то есть мусульманин или индус) во время войны за независимость Бангладеш, 1971.

Удивительные малоизвестные исторические фотографии

Пикник на скоростном шоссе во время Нефтяного кризиса 1973 года.

Удивительные малоизвестные исторические фотографии

Из-за сильного встречного ветра самолёт на посадке врезался в грузовик, который стоял неподалёку от взлётно-посадочной полосы, 1976 год.

Удивительные малоизвестные исторические фотографии

Спилберг во время съёмок первого фильма о Индиане Джонс, 1980 год.

Из-за сильного встречного ветра самолёт на посадке врезался в грузовик, который стоял неподалёку от взлётно-посадочной полосы, 1976 год.

Удивительные малоизвестные исторические фотографии

Очки, которые были на Джоне Ленноне в день его убийства, 1980 год.

Удивительные малоизвестные исторические фотографии

Транспортировка первого индийского спутника, 1981 год.

Удивительные малоизвестные исторические фотографии

Чёрнокожий полицейский защищает членов расистской организации KKK от протестующих, 1983 год.

Удивительные малоизвестные исторические фотографии

Дмитрий Медведев в юности, 1986 год. (Сам российский премьер отрицает подлинность этой фотографии)

Удивительные малоизвестные исторические фотографии

Перемещение 7600-тонного многоквартирного жилого здания, которое провели, чтобы проложить бульвар в румынском городе Алба-Юлия, 1987 год.

Удивительные малоизвестные исторические фотографии

Ханна Стилли – родилась в 1746 году, снимок был сделан в 1840-ом. По всей видимости, эта женщина стала самым старым человеком, который был сфотографирован.

Удивительные малоизвестные исторические фотографии

Известный борец за охрану природы, анималист и биолог Карл Эйкли с напавшим на него леопардом, которого он убил голыми руками, 1896 год.

Удивительные малоизвестные исторические фотографии

Первый в мире телеобъектив, 1900 год.

Удивительные малоизвестные исторические фотографии

Обвалившийся потолок в здании российского парламента, 1907 год.

Удивительные малоизвестные исторические фотографии

Нищий бежит за экипажем британского короля Георга V, 1920 год.

Удивительные малоизвестные исторические фотографии

Читать даль…

Отражение мира гаджетами. Внешняя память каждого человека – это внутренняя память сетевого существа

Как известно, после челябинского метеорита русские прославились на весь мир тем, что у каждого в машине стоит видеорегистратор.
А вот изобретатель предлагает аудиорегистратор каждому человеку на запястье. Это следующая большая вещь после умных очков и умных часов. Идея заключается в том, чтобы можно было записывать не вперед, а схватывать уже произошедшее. (Если произошедшее понравилось и хочется зафиксировать – в описании этот мотив фигурирует как основной. Но мы-то знаем, что фиксировать нужно, потому что не понравилось…)
Изобретение очень логично. Осредствление слуха памятью составляет следующее звено эволюции технологии, точнее, переселения разума в сеть. Возникает много разных вопросов.
1) Тема поднимается в статье – если тотальное записывание войдет в практику, оно начнет влиять на поведение людей (you threaten to induce a weird Heisenbergian anxiety). Пока что люди меняются только перед телекамерой, это статистически все-таки редкие ситуации. Теперь предположим, что записывается ВСЕ. Человек всегда живет «на миру». Либо он становится к этому в конце концов не чувствителен (и как тогда страдает мораль?), либо массово поведение изменяется (и становится неразличима мораль?).
2) Близкая проблема – слежка, privacy; этот гаджет при дальнейшей разработке должен научиться накапливать и перерабатывать большие данные, чтобы сообщать хозяину (или в Центр) ВЫВОДЫ.
3) Самая, на мой взгляд, фундаментальная проблема задваивания мира через запись (не через метафору) – дефицит потребления. КТО ВСЕ ЭТО БУДЕТ СМОТРЕТЬ-ПРОСЛУШИВАТЬ?
Читать даль…

Web не dead. Популярность приложений пошла на спад, как и было предсказано.

По поводу появившихся данных о том, что народ все меньше скачивает приложений.
Года четыре назад вознеслась идея, что закрытые экосистемы – приложения, сменят открытую экосистему интернета. "Web мертв", – говорил Демьян Кудрявцев. И хотя он голова, я считал и считаю, что никакой ни walled garden, ни paywalled garden не станут сколь-нибудь существенным явлением.
Закрытые платформы противоречат глобальной логике открытой среды. Они могут иметь лишь локальный успех для каких-то узких потребностей, следуя (а не формируя) интересам УЖЕ готовой компактной аудитории.
Закрытые приложения, формально воспроизводящие логику потребления СМИ с бумаги, и потому некогда воспринятые с радостью именно в СМИ (iPad, Wired, Мердок с The Daily) не получат популярности дальше узкого прикладного и развлекательного применения (погода-ангрибердс-биржа).
Вообще, вопрос успеха "закрытого приложения" заключается в том, чтобы затащить в него фактически весь массив активных пользователей. Конечно, никаким СМИ, и вообще никому, кроме соцсетей, это не под силу. Соцсети используют экосистемную логику, противоположную всякому приложению – это не зоопарк, а заповедник. Там не ограничивают заборами, а прикармливают удобствами.
Только глобальные "приложения", которые сами становятся соединительной тканью – "метаприложения", такие как Фэйсбук, способны, действительно, стать для ширмасс точкой входа и времяпровождения. Они, с одной стороны, гомогенная и организованная из единого центра среда, а с другой, допускают sharing, то есть открыты свободному перетоку.
А пост этот затеян с целью отметить, что тупиковость приложений была кое-кем предсказана три года назад, на самом пике их популярности:
""""В специальных приложениях, приспособленных исключительно для потребления медиа, надо бы максимально затруднять выход из приложения в открытую среду интернета. Да беда в том, что это невозможно. Это противоречит открытой архитектуре интернета. Это противоречит курсу на интеграцию платформ. Ведь в медийных приложениях хочешь не хочешь надо размещать баннеры, обмениваться ссылками, устанавливать «шэриновые» и «лайковые» плагины соцсетей. Иными словами, нужно создавать для потребителя массу возможностей… выйти из приложения. И чем дальше, тем будет выше взаимная пронизанность контентных площадок в интернете. Огородить медийный участок так, как он естественным образом был огорожен бумажным листом журнала или газеты, — не получится."""
(А также мне традиционно нравится собственный подзаголовок: "Снова лучик надежды? Нет.")
Отсюда:
Иллюзорная вещность iPad, или Некролог подписке
Чем iPad похож на журнал и почему он им не является

Новые движения для тачскрина: подцеплять, почесывать и постукивать ногтем

Подцеплять, почесывать и постукивать ногтем – таким новым действиям с тачскрином придется учиться человеку. Потому что девайсы уже умеют. Как смешно: гики-разработчики сокрушаются, что нынешние манипуляции с тчскрином слишком примитивны (вспоминается видео с ребенком, который пытается раздвижкой пальцев увеличить картинку в бумажном журнале и начинает плакать, ибо не получается).
Как и должно быть (как и предупреждали некоторые медиафутуристы), взаимодействие с объектами наведенной реальности (то есть информационными объектами) должно стремиться к натуральности взаимодействия с природой – хватать, кусать, нюхать и т.п. Должно стремиться задействовать весь sensorium. McLuhan писал, что электронная коммуникация, в отличие от текстовой, то есть визуальной, возвращает нас в аудио-тактильный мир. Именно тактильность, и никакое другое из пяти чувств, является центральным для sensorium, потому что тактильность аккумулирует все остальные 4 чувства. Собственно, остальные чувства нужны лишь того, чтобы биологическое существо могло более менее точно, не стукаясь лбом и не промахиваясь, оперировать физическими объектами. Зрение, слух, обоняние, вкус – нужны для хватания вещей и барражирования в пространстве.
Эта логика и подсказывает дальнейшее развитие интерфейсов.
Читать даль…

Тайна дизайна Медузы раскрыта

В предыдущей ветке с критикой дизайна Vlad Ignatenko попросил угадать, какой еще латвийский продукт писан золотом по черному. Я сразу, конечно, предложил Рижский бальзам, а он, оказывается, имел в виду Рижские шпроты.
И все стало на свои места.
Ребята надышались рижским воздухом. А там сплошные дзинтарсы в нефти, наверное.
Теперь так: что культового для россиян производит Латвия? Выпить, закусить и духовная пища.
balsam Balshpr Balmeduza

Долго думал над готическим шрифтом Медузы. Определился.

1) Существуют стереотипы массового сознания. Они не могут быть истинными или ложными. Они могут быть или не быть. Не надо думать, что если человеку рассказать, что свастика – это коловрат, то свастика перестанет ассоциироваться с фашизмом. Знание не устраняет стереотипа, даже если человек удивится и признает новую информацию. "Разоблаченный" стереотип все равно работает, он непроницаем для объяснения. Это другой тип референциальных отношений: человек относится не к предмету, а к отношению других людей к предмету. Поэтому "истинные" характеристики предмета не играют особой роли.
2) Все советские люди имеют устойчивые ассоциации на стилистку арийских шрифтов и все такое. Можно считать эти ассоциации ложными и наведенными в пропагандистских целях. Но не считаться с этими ассоциациями нельзя, если выступаешь с публичным продуктом, а не дискутируешь на кухне. Всякий, кто использует рискованную стилистику, даже отрицая "неправильные" ассоциации, тем не менее, публично показывает, что считает допустимым для себя риск таких ассоциаций. То есть они знали, что будут такие оценки, и приняли их.
3) Наконец, можно (и нужно) полагать своей аудиторией другую, просвещенную и широковзглядную, и оставлять возможно возбужденных готическим шрифтом в слепой для себя зоне. Тогда – тем более! – зачем? Если они перпендикулярны проекту – зачем возбуждать "ненужных"? Какая в этом радость или польза?
Я вижу проигрыши, риски проигрыша или нейтральности в таком дизайнерском решении и не вижу выигрышей (кроме резонанса, но тот ли он?). Сумма отрицательная.
Теперь, после артикуляции смутных сомнений, лого стало еще более неприятным на вид.

Обсуждение на Фэйсбуке.

Первое убийство интернетом вещей обещают уже в 2014-м

Первое убийство с помощью интернета вещей вполне может быть совершено уже в этом году. Орудием убийства могут стать подключенные к сети и хакнутые кардиостимулятор, инсулиновый девайс или педаль тормоза в автомобиле.
The internet of things is here, but the rules to run it are not
Или вот еще необычное преломление Antidigital Resistance:
Murder, of course, is a dramatic example of how the internet of things could go awry — though the threat is real enough for former Vice-President Dick Cheney to have removed the WiFi from his pacemaker… Мало ли чего.

А ведь скоро в каждой рубашке, в каждом носке будет геометка, позволяющая отслеживать и анализировать распространение товаров по планете. И вот это метка потом будет выпускать полоний. Или нет. То есть все мы станем котами Шредингера.

New York Times создает улей для читателей

Хех, вот уже почти и додумались до термина «Ульевое медиа». NYT запустил проект Hive. Суть в следующем. Они оцифровывают свои архивы и столкнулись с проблемой. Если старые тексты более-менее можно распознать роботом, то понять и тэгировать старые рекламные объявления робот не может (капча!). И тогда придумали обратиться к помощи толпы. Специальная платформа – Hive, или «улей», предлагает читателям определить категорию объявления, фирму. Для стимуляции участия введен игровой элемент – участникам присваиваются ранги за активность. Пару лет назад говорил об этом в интервью E-xecutive. На мой взгляд, для активного вовлечения этого стимула маловато, но посмотрим.
Очевидна так же перекличка с проектом Guardian Explore your MP expancies, где тысячи читателей ручками прошерстили десятки тысяч документов о расходах своих парламентариев – пока что самый масштабный и успешный проект в сфере crowd journalism.

NYT asks readers to help identify print ads, using a platform for crowdsourcing called Hive

Oct. 14, 2014 – 3:22 PM PDT

Ссылки по теме:
1) здесь впервые описана идея ульевого медиа

OPENSPACE.RU

Адаптация медиа с Андреем Мирошниченко

Это «ж-ж-ж» неспроста!Это «ж-ж-ж» неспроста!

Ульевые медиа придут на смену старым редакциям

Дальше ›

2) А здесь – о стимулировании engagement в сообществах:
«Какого рода могут быть схожие процедуры в сетевом сообществе, причем так, чтобы этими процедурами можно было управлять? Самое простая из них – это «карма», то есть пополнение личного счета по мере активности в сообществе. Попросту говоря, написал пост, тебя «залайкали», – получаешь 10 баллов. Попал в топ-10 – получаешь 50 баллов. Алгоритм можно сочинить.
Другой вариант – не алгоритмизированное накопление кармы, а присвоение статусов субъективно, главнокомандующим: «Тебя назначаю лейтенантом, тебя – капитаном. Ты уже долго был лейтенантом, назначаю тебя старшим лейтенантом…». Люди получают некоторую отдачу за свою активность – под руководством лидера. Третий тип – коллективное присвоение статуса, когда собираются несколько человек, имеющих этот статус и решают, что новичок тоже достоин этого статуса. Так был организован прием в КПСС в свое время. То есть рекомендательная система…»
Отсюда:
Ульевые медиа и облачные рантье
О технологиях построения социальных медиа для вовлечения аудитории. Интервью Андрея Мирошниченко порталу Executive.ru

3) О знаменитом краудсорсинговом проекте Guardian про расследование депутатских расходов писал на "Слоне":

Краудсорсинг против депутатского благополучия

Hurricane Hazel

Феноменальная старушка, 93 года, мэр Мисисоги. Создала главную новость муниципальных выборов тем, что отказалась переизбираться. Первый раз избралась в 1978-м. С тех пор переизбиралась 12 раз, сметая всех. В 11-й раз, в 2006-м, получила поддержку 92% голосов избирателей. Носит прозвище Hurricane Hazel – по имени урагана, разрушившего в 60-е несколько провинций. С 1978, при ее правлении, муниципалитет ни разу не брал кредитов. Собирательница земель мисисогских – за это время из кучки деревень Мисисога стала третьим по величине городом Канады с населением 700 тысяч человек. Сама убирается в доме и ухаживает за садом. Студенткой в тридцатые годы играла за профессиональную хоккейную команду.
Теперь вот мисисогцы и не знают, что делать. Им придется жить в новом мире расконсолидированного голосования. На место мэра претендует 12, бабушка пока никого не поддержала.

At 93, Mississauga Mayor Hazel McCallion will not seek re-election for the mayor's chair she has held since 1978. Canada's longest serving mayor is leaving without endorsing any of the 12 candidates vying to succeed her in the Oct. 27 vote.
'Hazel factor' looms large over Mississauga mayor's race
For first time since 1978, Mississauga stalwart Hazel McCallion won't be on the ballot for mayor

Continue reading