Отражение мира гаджетами. Внешняя память каждого человека – это внутренняя память сетевого существа

Как известно, после челябинского метеорита русские прославились на весь мир тем, что у каждого в машине стоит видеорегистратор.
А вот изобретатель предлагает аудиорегистратор каждому человеку на запястье. Это следующая большая вещь после умных очков и умных часов. Идея заключается в том, чтобы можно было записывать не вперед, а схватывать уже произошедшее. (Если произошедшее понравилось и хочется зафиксировать – в описании этот мотив фигурирует как основной. Но мы-то знаем, что фиксировать нужно, потому что не понравилось…)
Изобретение очень логично. Осредствление слуха памятью составляет следующее звено эволюции технологии, точнее, переселения разума в сеть. Возникает много разных вопросов.
1) Тема поднимается в статье – если тотальное записывание войдет в практику, оно начнет влиять на поведение людей (you threaten to induce a weird Heisenbergian anxiety). Пока что люди меняются только перед телекамерой, это статистически все-таки редкие ситуации. Теперь предположим, что записывается ВСЕ. Человек всегда живет «на миру». Либо он становится к этому в конце концов не чувствителен (и как тогда страдает мораль?), либо массово поведение изменяется (и становится неразличима мораль?).
2) Близкая проблема – слежка, privacy; этот гаджет при дальнейшей разработке должен научиться накапливать и перерабатывать большие данные, чтобы сообщать хозяину (или в Центр) ВЫВОДЫ.
3) Самая, на мой взгляд, фундаментальная проблема задваивания мира через запись (не через метафору) – дефицит потребления. КТО ВСЕ ЭТО БУДЕТ СМОТРЕТЬ-ПРОСЛУШИВАТЬ?
Повторение и обобщение – фундаментальные функции разума. Удвоение, осредствление мира отраженными образами некогда вырвало человека из живой природы. Мир идей, напавший на Платона в пещере, позволил оперировать смыслами. Отраженная идея, в свою очередь, родила метафору (сравнение, то есть изменение исходного отражения), что позволило не просто постигать существующий мир, но и схватить идею возможного измененного мира. Метафора открыла для человека способность изменять мир.
До сих пор операции с образами и метафорами были уделом биологического интеллекта. Его мощностей хватало, чтобы оперировать удвоенным миром (любым количеством миров – важна сама идея отражения).
Теперь похожее удвоение мира происходит с помощью внешних усилителей разума – различных записывающих устройств. Пока устройства требовали волевой активации (“сфотографирую-ка я вот это”), объем удвоенного в образах мира технически был невелик. Когда устройства начинают записывать мир сами, без активации, по умолчанию, возникает фундаментальная проблема.
В антропоцентрической логике эта проблема звучит так: записать-то несложно, но кто будет все это потреблять? Темпоральные объемы записанного мира со второй минуты записи превысят суммарное время человечества, годное для потребления информации, в миллиарды (или сколько там) раз.
Пока эта проблема скрыта, но она уже существует. Кто просматривает свой цифровой фотоархив? Да никто. Записанное не нужно записавшему.
Выход – в шэринге. Пишут не для памяти, а для социализации, чтобы поделиться, причем поделиться не столько памятью, сколько социальным статусом. Отражение в других – лучшее отражение. Extension of man by man – лучшее внешнее расширение.
Но при технически тотальной записи (ускоряющемся удвоении мира), уже через историческое мгновение, sharing снова заведет в тупик объема. Человек не может потребить свою внешнюю память, а sharing предполагает еще и потребление внешней памяти своих друзей (своего социального круга).
(Кстати, именно растущие объемы запросов на потребление (запросов на время) породили нынешнее массовое чувство «плохого интернета», которое стало политическим фактором и помогает ограничивать свободы.)
Чтобы развязать тупик с объемами потребления записанных миров, надо… отказать от антропоцентрического подхода. Человек – не субъект, а функция.
Как некогда человек научился отражать мир в платоновской пещере obscura, так нарождающаяся цифровая протоличность, зародыш послечеловека, учится сейчас отражать мир в своих рефлексивных картинках, записывая их на наши видеорегистраторы, мобильники и наручные диктофоны. Внешняя память каждого человека – это внутренняя память сетевого существа. Ему она органична и у него хватит ресурсов. Сеть, суммарно, уже сегодня в состоянии не только зафиксировать, но и потребить любое свое состояние в любой последующий момент времени.
Мы тренируем sensorium сетевого существа. Мы его нейроны. Число Данбара описывает ансамбль взаимодействующих аксонов и дендритов. Возбуждение этого ансамбля связей той или иной социальной темой есть электрохимическая мысль вирусного редактора – сетевого существа. Оно проживает свою жизнь нами, как мультифасеточными рецепторами.
Медиа перестают быть расширением человека. Человек – носитель медиа (теперь и в буквальном смысле). Переплетаясь, инструменты человека создают среду, в которой, как оказывается, роль ключевого инструмента была отведена человеку.
Если запись ведется без волевой активации, – то есть человек не нужен, чтобы включать, – то…. он и вовсе не нужен. Или нужен разве только для того, чтобы переносить гаджет с места на места, ну, и порождать ситуации, которые этот гаджет записывал бы. Сеть рассубъекчивает жупел цивилизации – человека.

По мотивам:
Say it again
Kapture promises (or threatens) to change the way we listen to each other.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s