Реклама в прессе упала ниже плинтуса. То есть ниже эпохи первых иззмерений.

О, в 2013 году рекламная выручка американской прессы упала ниже уровня 1950 года, когда начались замеры рынка. То есть ниже уровня, с которого, собственно, началась индустрия (и ее золотой век).
При этом в 50-м году населения США составляло половину от нынешнего, а экономика – 1\7 часть. Сокращение рекламных доходов ускоряется (50% падения приходится на последние пять лет), причем цифровые доходы печатных изданий тоже падают, хотя чуть более медленными темпами.

Newspaper Revenue

Источник:
American Enterprise Institute, April, 2014
The Decline of Newspapers Hits a Stunning Milestone
Еще:
Newspaper Advertising revenue adjusting for inflation, 1950 to 2013

При этом смерть еще не наступила. Будет еще лет 5 агонии и лет 15 конвульсий. За пределами экономической целесообразности еще будут дотации продолжаться достаточно длинным хвостом. На Западе – общественные, краудфандинг. На Востоке – бюджеты районов и областей.
Оценивать срок дожития газет надо не по экономическим показателям, а по привязке к последнему газетному поколению. В США и Европе оно само будет ингибировать процесс с помощью пожертвований. Личный опыт наблюдений показывает, что потребляют контент Washington Post в сети, но выписывают домой ради купонов, которыми не пользуются, но привыкли, и "чтобы было" на порче, потому что тоже привыкли. Не надо недооценивать культурный феномен купонов и копеечных скидок в нейборхудах. Ради него в Ан Aрборе, например, даже вернули в усеченном виде печатную версию The Ann Arbor News, которую закрыли несколько лет назад. Интернетные купон-сервисы – для хипстеров, они не заменят зрелому поколению бумажные вкладки. Старше 50 лет – только купон местного мясника в газете.
В России процесс умирания прессы будут ингибировать местные власти – тоже ради последнего газетного поколения, то есть своей электоральной базы.
АМ

Advertisements

Медиа-археология: факсгазета чуть не завоевала мир в 40-е

Технология факсгазеты, придуманная в 30-е, позволяла передавать новости почти так же быстро, как Интернет. По радиоволнам на бумагу. Радиобумажное чудо привлекало большое внимание американских издателей в 30-40-е. Издавалось несколько факсгазет. Но завоевать мир эта технология не смогла.

Faxpaper2

Faxpaper3

Faxpaper1

Одна причина была нелепой: передача факсгазеты так засоряла эфир визгом, что Федеральная коммуникационная комиссия забанила передачи и сдвинула их на позднее ночное время, чтобы случайные радиолюбители, попавшие на волну факсгазеты, не портили уши. К концу 30-х 18 радиостанций были залицензированы комиссией для передачи факсгазет. И хотя интерес проявляли как радиовещатели, так и издатели, но технология все же производил меньше публичных восторгов, чем подоспевшее тут же телевидение. И трансляционные инвестиции переключились на развитие телевещания. Тем не менее, в 40-е еще шли дискуссии о том, смогут ли факсгазеты стать будущим медиаиндустрии.
Помимо очевидного превосходства телевидения в борьбе за деньги инвесторов и восторги аудитории, я думаю, была и еще одна причина: затратная и бестолковая последняя миля. Надо было установить дома специальный факс (от 1600 до 3600 долларов на нынешние деньги), к нему расходные картриджы и бумагу… В достаточном для индустрии статистическом охвате домохозяйств… Факсгазеты пачкали руки куда сильнее обычных… Да, телевизор лучше.
Continue reading

Неожиданный финал краудфандинговой журналистики

Один из пионеров краудфандинговой журналистики, организатор, вероятно, самого успешного в истории платного журналистского блога Dish, сам журналист-расстрига Эндрю Саливан, проект которого собирал миллион читателей в месяц, набрал 30 тысяч платных подписчиков и ОДИН МИЛЛИОН долларов выручки в год, заявил, что прекращает. Устал, истощен, здоровье плохое, слишком погряз в интернете, хочется чего-то другого.
Институциональная журналистика такого себе позволить не может. А партизанская – партизанская может завершиться вот таким неожиданным финалом. Вроде бы никак не вытекающим из логики миллиона долларов.

Andrew Sullivan is quitting blogging
Andrew Sullivan — perhaps the archetypal news blogger, one of the earliest traditional-media journalists to embrace the then-new form — is calling it quits. The reasons: burnout, stress, health issues, and a general desire to do something else….
www.niemanlab.org

(Кстати, если пойти по этой ссылке, то можно увидеть исследование по бесплатным ежедневным газетам в Европе. Пишут, что будущее бесплатной прессы ужасно. Там же есть ссылка на интервью мирового эксперта по бесплатным газетам.)

Ой! Королевская лицензия на вещание ВВС заканчивается!

В конце 2016 года истекает нынешняя королевская лицензия на вещание ВВС. Но она обновляется каждый 10 лет, так что будет выпущена новая.
ВВС уже начала готовиться и ищет новые ориентиры, которые должны быть отражены в лицензии 2017 года. Конечно, основной вызов – Интернет. В первых опубликованных документах ВВС пишет, что интернет ни информирует, ни будет информировать людей. Интернет, наоборот, усиливает проблемы неравенства, дезинформации, отчуждения, поляризации. Поэтому заниматься информированием будет как раз ВВС.
Тем самым, как закоренелый вещатель, ВВС демонстрирует непонимании происходящих процессов. Интернет информирует, конечно, гораздо лучше, чем СМИ, но безобразнее. Журналистика способна сжимать огромную бесформенную картину мира в упорядоченную и доступную быстрому восприятию повестку дня. И это теперь основной продукт СМИ. Передайте государыне императрице, что англичане ружей кирпичом не чистют… То есть, наоборот, передайте Ее Величеству английской королеве, что журналистика теперь не про расширение информации, а про сжатие ея… А то подпишет чартер, а там неправильно.
(В тексте есть ссылки на новые проектные документы ВВС с их пониманием будущего журналистики.)

Here’s how the BBC, disrupted by technology and new habits, is thinking about its future
The British broadcaster released a new report looking at the future of news as it looks toward its royal charter renewal in 2017.

СМИ обижены. Обама дал интервью блогерам вместо журналистов

Четыре года назад я писал на "Слоне" о том, что блогеры могут делать все то же, что и журналист, что никаких, на самом деле, существенных для аудитории привилегий статус журналистов не дает. Кроме привилегий для них самих.
"Партизанская журналистика. Блоггеры способны заменить журналистов, но блогосфера не может заменить СМИ"

Среди прочего, обосновал, что блогеры могут проводить расследования, предлагать аналитику, сообщать новости, в общем, делать всю ту работу, которую делали журналисты. Блогосфера не может перехватить у журналистики только последний главный продукт: сжатую определенной рубричной матрицей картину дня.

В числе прочих тезисов я говорил о том, что статус журналиста, якобы дающий ему допуск, например, в закрытые госструктуры, журналиста нередко коррумпирует и заставляет молчать, а не сообщать; самое интересное из госструктур как раз сообщают не журналисты, а викиликсы. Потому что в закрытых структурах тоже есть разные интересы, и если информация имеет потенциал распространения, то она обязательно утечет, найдет дыру. Больше того, защищенные чиновным статусом персоны сами будут искать выход в блогосферу.

Я писал о том, что блогер вполне может взять интервью и у президента; но не у всякого. «В одном только еще этот статус (журналиста) сверхконкурентен. Взять интервью у Путина блогер не может. А у Медведева, кстати, может, если повезет. Модернизация.»

В общем, Барак Обама после обращения к парламенту позвал в Белый дом 3 блогеров YouTube и дал им интервью. Обошлось вообще без СМИ. И вопросы, и повестка, и доставка – все альтернативное. Распространение: сайт Белого дома, ну и YouTube, разумеется.
Белый дом: Watch President Obama's Interview with YouTube Stars
Тут короткий обзор:

Читать даль…

Ветхий Завет о запрете на медиа

Neil Postman пишет, что о роли медиа в формировании общества он узнал из источника, более могущестенного, чем McLuhan, и более древнего, чем Платон.

И это – вторая заповедь, про не сотвори себе кумира. Она, по сути, предвосхищает появление Роскомнадзора. Это запрет на создание альтернативных и самочинных медиа, изданный институтом, желающим сохранить монополию на контент.

…my interest in this point of view was first stirred by a prophet far more formidable than McLuhan, more ancient than Plato. In studying the Bible as a young man, I found intimations of the idea that forms of media favor particular kinds of content and therefore are capable of taking command of a culture. I refer specifically to the Decalogue, the Second Commandment of which prohibits the Israelites from making concrete images of anything . “Thou shalt not make unto thee any graven image, any likeness of any thing that is in heaven above, or that is in the earth beneath, or that is in the water beneath the earth.”

Почему Бог дал своему народу инструкцию, как символизировать или не символизировать свой опыт, спрашивает Постман.
А потому что Oн понимал (далее мое изложение), что the medium is the message, что we shape our tools and thereafter our tools shape us. Ветхозаветный Роскомнадзор просто не хотел, чтобы новый Бог появился.
Почкование высшего авторитета удалось отложить примерно на 22 века, но оно потом все равно состоялось, и именно медийным способом (благодаря Гутенбергу).

Интернет – это воронка или раструб?

Отличный обзор глобальных мутаций интернета от Антона Носика
Интернет, действительно, из канала превратился в среду.

Интернет мёртв, а мы — ещё нет
Выступая вчера в Давосе, председатель правления Google Эрик Шмидт предсказал, что Интернет в привычном нам виде исчезнет. Можно себе представить, сколько пересудов и кривотолков породила эта, в общем-то, банальная констатация у охотников за громкими заголовками. Меж тем, достаточно оглядеться вокруг, чтобы понять, о чём говорит Шмидт.

Интерфейс хорош тогда, когда незаметен: если мы не фокусируемся на ручке молотка, значит, инструмент хороший, годный.

Однако в рассуждения Носика есть одна пустОта, размером примерно в половину всей функциональности интернета.
Он анализирует интернет как интерфейс-воронку. Как нечто, работающее на вход информации в человека. И совсем не затрагивает интернет как интерфейс-раструб (ну, или рупор). Нечто, работающее на распространение самого человека. А чукча уже давно не читатель, чукча публикатор. Взять те же селфи, которые неспроста.
Тогда как как вся экономика будущего, пресловутая экономика шэринга, будет построена именно на этом парадигмальном сдвиге: от consumption к contribution.

Из чего надо сделать вывод, что именно эта функция интернета – доставлять человека в общество, а не информацию человеку – будет развиваться более всего. Она же – вершинка пирамиды Маслоу.
Интернет как каталог и как потребление информации, пусть даже дошедший до стадии облака и экосистемы – это всего лишь переходный гибрид от книжной цивилизации, оцифрованный гутенберг. Что реально идет следом, так это нескончаемая жажда отклика. Те же соцсети не столько организуют повестку, сколько промоутируют пользователя. И вот там бизнес и новые стартапы. Образно говоря, победят те клаудлорды, которые будут не доставлять юзеру, а распространять юзера. Победит тот навальный, который даст площадку для участия. И т.п.

Будущее банкинга, как и будущее газет

Banking has gone from somewhere you go to something you do. If we are to believe that the sharing economy will shape our future, banking and all financial services will become something that merely exists in the background, similar to other basic utilities.
Да, многие, ныне коммерческие, услуги просто переходят в раздел базовых свойств экосистемы, предоставляемых по умолчанию. Никто же не берет денег за поисковую функцию Гугл. А ведь сложный сервис, требующий от создателя гигантский усилий. Просто создатель берет с пользователей за эту услугу не деньгами.
…Automation and sharing services will replace traditional means of production, rendering the marginal cost of products and services close to zero.
Навеяно:
The Sharing Economy And The Future Of Finance

Перепутали экономику демпинга с экономикой шэринга

Для развития сервисов типа Uber необходим…. существенный разрыв в доходах. Необходимо достаточное количество людей, согласных предлагать услугу за такие деньги, за которые найдется достаточное количество людей ее потреблять.
Так и в Москве.
Но это, конечно, никакая не экономика шэринга. Это экономика демпинга. Для экономика шэринга принципиально необходим избыток, как главное качесто среды.
Второй вопрос: эти новые шудры, помимо согласия на невысокую оплату, обычно предъявляют такую же культуру сервиса, если в данном обществе уровень оплаты коррелирует с уровнем культуры труда.

Навеяло:
The secret to the Uber economy is wealth inequality
…The new middlemen
There are only two requirements for an on-demand service economy to work, and neither is an iPhone. First, the market being addressed needs to be big enough to scale—food, laundry, taxi rides. Without that, it’s just a concierge service for the rich rather than a disruptive paradigm shift, as a venture capitalist might say. Second, and perhaps more importantly, there needs to be a large enough labor class willing to work at wages that customers consider affordable and that the middlemen consider worthwhile for their profit margins.

“Ирония судьбы” как манифест доцифрового селфи советской интеллигенции

Вот же, наследственный смысл селфи:
"Успеть дать понять, что ты интеллигентный человек, прежде чем тебя выставят за дверь."

(Оценки приведенной ниже рецензии остры и обидны, но они же и подтверждают – то, в чем фильм обвиняется, подмечено фильмом верно, и даже, наверное, гениально.)

С легким паром! Грубые герои новогоднего фильма
Анатолий Стреляный
Опубликовано 01.01.2015 08:00
После перерыва в целую вечность Оксана Забужко второй раз посмотрела "С легким паром" и была поражена, "какие там неприятные герои – просто не могла понять, что нам всем во времена СССР так могло там нравиться!". Только теперь она, по ее словам, постигла, почему после премьеры сама Барбара Брыльска предупреждала, что "в Польше эта комедия большого успеха иметь не будет".
Забужко – самая известная фигура в современной украинской культуре, участвует и в общественной жизни. Вольно и невольно она выражает настроения и вкусы многих украинцев, так что ее суждения должны представлять для нас не совсем обычный интерес. Приходится сказать больше. Кому хочется лучше понять украинские революции – "оранжевую" (2004) и "революцию достоинства" (2014), тому не мешает разобраться в оценке, которую выставила украинская писательница культовой русской вещи. Это тем более заманчиво, что сама она не стала вдаваться в объяснения.
Задача не такая уж трудная. Герои Рязанова, при всем их обаянии, люди как на подбор грубые, неотесанные. Можно употребить десяток синонимов, но для ясности лучше остановиться на этих двух – самых простых, на тех, какие сразу придут в голову человеку с европейской улицы. Возвращается женщина домой, обнаруживает на своей постели незнакомого пьяного мужчину. Как она с ним обращается? Учтиво, деликатно, мягко? Как бы не так! Весь их разговор –  препирательство. Хорошее слово: препираться. Они там почти все время препираются. Они сражаются друг с другом и особенно – с обстоятельствами, чтобы как-то устроиться в жизни. Грубость – их оружие. А что такое грубость? Вы угадали: неуважение к личности.
Continue reading