Телевизор нулевых как эквалайзер общества “по низу”

Любопытный анализ мобилизации у Паина ( в первых 2 главках – до шаманизма и колдунов)

Магия тоталитаризма
Эмиль Паин о том, как Россия пришла к новой форме правления, и о том, сколько это все еще будет длиться

Я бы только добавил немного о роли медиа  в нулевые.  Это были не просто годы безвременья и управляемой демобилизации населения между выборами. Сам механизм управления демобилизацией интересен. Огромную роль играло ТВ, которое в 00-е вроде бы было вегетарианским и неполитическим. При поверхностном взгляде, простотой повестки и занижением стиля телевидение убаюкивало, демобилизовало – так и было. Но что более существенно – оно выравнивало массы. Причем выравнивало "по низу", так как только выравнивание по низу обеспечивает наибольший массив унификации взглядов.
Не думаю, что это делалось осознанно – слишком сложно. Просто такова закономерность коммерческого ТВ, решающего политические задачи (периодической выборной мобилизации-демобилизации). В таком телевизоре наступает возгонка ценности рейтинга, так как рейтинг нужен и для коммерческого, и для политического успеха – политики отдают телевизор бизнесменам для кормления на рейтинге, используя этот же рейтинг в нужные периоды.
А чистый рейтинг всегда ведет вниз, так как в подошве общества просто статистически народу больше.
И вот эта унификация "по низу" сыграла решающую роль в 12-14, когда появилась потребность переключиться с убаюкивания на консолидацию. Масса оказалась когерентной и высокореактивной на простых, понятных сигналах; достаточно было эти сигналы сформировать.
Это – результат телевидения нулевых, а не только веймарский синдром.

Вот тут пытался расковырять этот феномен коммерческого коллаборационизма ТВ после парфеновского демарша.
Кормление на рейтинге
В подошве общества народу больше, поэтому погоня за рейтингом — это всегда движение вниз

Advertisements

О смерти газет. На очереди – радио

11 января 2017 года Норвегия станет первой страной, которая полностью откажется от FM-радио и переведет радиовещание в цифру. За ней последуют ряд других европейских и азиатских стран.
В качестве причин называется, по сути, родовое проклятие старых вещательных медиа – монополизм повестки. В цифре, считают норвежцы, "слушатели получат доступ к более разнообразному и плюралистичному радиоконтенту, а также более высокому качеству звучания". Кроме того, "цифровое вещание улучшит систему оповещения в чрезвычайных ситуациях, а также увеличит конкуренцию и создаст условия для инновация и развития".
Цифровое радио в Норвегии уже предлагает 23 национальных канала вместо пяти в FM-диапазоне и может добавить еще 20. И еще: трансляция в цифре стоит в восемь раз дешевле, чем в FM.
(Вообще, выглядит каким-то онионом. Но вроде серьезное издание. А что слушать в пробках?)
Что до "смерти радио", то да – как только снизится цена входа и хлынут любители, – а именно это и произойдет при переходе от FM в цифру – профессиональное медийное радио растворится в потоке освобожденного радийного авторства. Подкасты, в том числе любительские стэндалоны, ведь уже перебивают поляну радиостанциям.

In 2017, Norway will be first country to shut down FM radio

История BuzzFeed в ракурсе эволюции медиапотребления.

Must-read. История успеха BuzzFeed – с отличным экскурсом в историю стандартов потребления медиа и медиа инноваций. (Между прочим, вспоминаются золотые времена прессы, когда газеты были залиты деньгами так, что устраивали торжественный обед для автора, уезжающего в Парижское бюро, в лучшем ресторане, а сотрудники, засидевшиеся на работе, могли заказать лимузин вместо такси.)

The Atlantic: The Eternal Return of BuzzFeed. What the online juggernaut can learn from Time, USA Today, and MTV
That was 2006—nine years ago on the calendar, and an eon ago in Internet time. Today, BuzzFeed has more than 900 employees in 10 bureaus around the globe. The growth of the site’s audience is stunning: 200 million monthly unique visitors, and 1 billion video views a month, according to a spokeswoman. (Some context: According to the analytics firm ComScore, BuzzFeed logged about 78 million unique visitors in March, whereas The New York Times recorded about 57 million uniques.*) According to its founders, it has been profitable since 2013.
BuzzFeed is a successful company. And it is not only that: BuzzFeed is the rare example of a news organization that changes the way the news industry works.
For everything that’s unprecedented about BuzzFeed, its CEO, Jonah Peretti, says he looks to earlier media eras for inspiration.
…(1920s) Time turned boring newspaper reporting into fun blurbs. In other words, it aggregated.
…(1980s) USA Today embraced a design standard that, in today’s terms, seems almost weblike: Its pages were dominated by charts, photos, and shorter blurbs of text.
… “Rival journalists, comparing the paper (USA Today) to fast-food merchandizing, dubbed it ‘McPaper’ and joked that it would someday win a prize for ‘best investigative paragraph.’
…Naturally, Peretti is reluctant to draw parallels between BuzzFeed and USA Today. But like the paper, BuzzFeed has been teased for its populist sensibility and ultra-digestible presentation, most evident in its GIF-heavy listicles and silly quizzes…
 …What BuzzFeed understands is that today’s media consumption is about much more than the individual reader. “When people are sharing a BuzzFeed list or quiz, they're doing it partly for the content and partly to connect with someone else in their life,” said Peretti. “When you think about media that way, it starts to look like a form of communication. And when media becomes a form of communication, technology becomes a more important aspect.”
On the whole, BuzzFeed has managed the relationship between editorial and advertising fairly seamlessly. Like many news organizations, including The Atlantic, BuzzFeed uses an approach known as “native advertising”: It runs ads that borrow the form of articles. But BuzzFeed doesn’t run traditional banner ads at all, and it works closely with advertisers to create what it calls “custom content worth sharing.”

Еще о пчелках, или Почему у охранительной журналистики позднее зажигание

На первый взгляд может показаться, что у охранительного крыла журналистики позднее зажигание – они только сейчас начинают обсуждать оренбургское пчеловодство.
Но нет, причина позднего зажигания, на самом деле, кроется не в особенностях нейрохимических процессов. Все объясняется, как всегда, медиа-техно-детерминизьмом.
Просто охранительное звено работает в титульной журналистике. А это, во-первых, институциональные структуры, а во-вторых, с медленным технологическим производством. Они всегда будут отставать от мгновенной вирусной сетевой реакции. Которая, понятное дело, производится "либеральным" звеном журналистики, вытесненным из титульных медиа на ̶п̶е̶р̶и̶ф̶е̶р̶… просторы сети
В этом смысле либеральное звено всегда формирует повестку для охранительного, а охранительное упивается "последним словом", якобы ставящим весомую точку в разборе полетов. Когда тема уже набила у всех оскомину.
Впрочем, учитывая цифровое разделение аудиторий, все в свою вполне попадают.
(Так же было и с "телочками" – примерно двухдневный лаг государственного медиа обвинения.)

Краудсорсинг в медиа: аудитория Sports.ru переводит книги

Любопытный пример краудсорсинга в ульевых медиа – перевод тематической литературы энтузиастами
Руководитель Sports.ru Дмитрий Навоша пишет:
"""В числе самых классных примеров краудсорсинга на "Трибуне" Sports.ru – коллективные переводы интересной футбольной литературы, которая в России не издается. Или не издавалось – недавно, например, «Олма Медиа Групп» издала биографию Златана Ибрагимовича, использовав краудсорсинговый перевод коллектива блогеров Sports.ru (по согласованию с ними).
Вот и теперь мы рассчитываем на похожий результат – на "Трибуне" запустился краудсорсинговый перевод книги американского историка Роберта Эдельмана – Spartak Moscow: history of the peoples team in a worker's state. По словам Сергея Бондаренко (который все это затеял, заручившись поддержкой самого автора и его американского издателя Cornell University Press), "это не просто очень-очень хорошая книга, это книга в жанре, которого у нас просто не существует. Это футбольная история советского общества. Замечательно и остроумно написанная".
К составу переводчиков все еще можно присоединиться, переведенные главы будут выкладываться здесь: http://www.sports.ru/tribuna/blogs/dadanetda/759783.html На блог с переводами можно подписаться прямо на Sports.ru или по RSS""""