Длинное чтение Чубайса и нагугленное знание Навального

Любопытный эпистемический анализ переписки Каутского с Навальным у Анатолия Шперха. (Копипаст – ниже)
Но не все так однозначно с длинным чтением (Чубайс) и «нагугленным знанием» (Навальный).
Николас Карр в The Shallows отмечает, что способность долго фокусировать внимание на неподвижном объекте (чтение) и погружаться в себя (чтение, обдумывание) – глубоко противоестествена человеческой натуре и, вообще-то, витально опасна.
Разительно большую часть свой истории человек как раз таки был тренирован быстро переключать внимание с объекта на объект. Больше того, во внешней среде привлекают прежде всего изменения, так как изменения, происходящие вблизи, означают опасность или возможность. (Все дружно узнаем блымающий, дзинькающий, вибрирующий смартфон).
И только при возникновении «молчаливого чтения», то есть чтения про себя (около 12-14 века; до этого читали вслух), возникло умение долгой фокусировки внутрь себя с отключением от внешних раздражителей.
И это то, что сейчас дети утрачивают из-за интернета и Гугла. По сути, человек возвращается к натуральному взаимодействию с меняющимися объектами – быстрый мониторинг окрестностей для выживания. Только теперь это объекты цифровой (информационной), а не материальной природы. Еще один побочный эффект трайбализации, если угодно.
Судить об этом с позиций «хорошо-плохо» можно, только находясь в царстве книжной культуры.
Эволюционистская точка зрения должна быть другая. Здесь действуют отбор и его неумолимая логика. Невидимая рука медиа. Речь идет о переселении в цифровое пространство, и там навык быстрого переключения внимания жизненно необходим. Сфокусировался на чем-то избыточно долго – выпал.  И̶з̶ ̶к̶о̶л̶е̶с̶а̶ ̶с̶а̶н̶с̶а̶р̶ы̶  h̶a̶m̶s̶t̶e̶r̶ ̶w̶h̶e̶e̶l̶ При этом надо понимать, что эволюция – это не гора, на которую взбираются лучшие, а воронка, которая засасывает подходящих.
(Тут обсуждение)

Анатолий Шперх:
""""Вчерашние "дебаты" Навального и Чубайса заинтересовали меня с неожиданной стороны. С одной стороны, безумно жаль полутора часов личного времени, потраченного на просмотр того, как один, похожий на молодого петушка, наскакивает на другого, заявляющего: "Я ушел из политики и не дам вам возможности вытащить меня на дискуссию на политическом поле. Давайте поговорим о деле."
Continue reading

Advertisements

Лучший читатель газеты – ее автор!

The Washington Post создала для своих внештатников социальную сеть, которая позволит газете выстроить экосистему отбора лучших тем, материалов, авторов. Но куда важнее то, что эта социальная сеть создаст вокруг газеты чрезвычайно вовлеченную аудиторию.
СМИ будущего будут площадкой не для читателей, а для авторов. Собственно, это и есть социальная сеть – где все авторствуют, а наилучшее возгоняется вирусным редактором. (Но можно же и человеческим).
Самая преданная (и готовая платить) аудитория любого издания – его авторы. Фокус лишь в том, чтобы авторов было ДОСТАТОЧНО много. Вот это и есть media engagement. Читать: The Washington Post built a social network for its freelancers to better match skills to stories.

О вреде трансграничной научной зашоренности

1) Nicholas Carr в The Shallows рассказывает, что в 70-е в нейропсихологии доминировало представление о неизменности человеческого мозга. Якобы только в младенчестве мозг пластичен и выстраивает связи в процессе обучения, а потом застывает и лишь разрушается.
С 68-го по 80-е Merzenich в Висконсине проводил эксперименты на мозге обезьян – вживлял электроды и за счет раздражения лапы описывал карту мозговых реакций. Каково было его удивление, когда он разрушил нервы на лапах обезьяны, а мозг животного спустя время выстроил новую карту: новые участки мозга отвечали на раздражение лапы. Почти двадцать лет потребовалось ему, чтобы переубедить научное сообщество: мозг даже взрослого человека пластичен. Для той поры это была революция.
… К чему случайно и обыденно пришел за 30 лет до этого советский нейропсихолог Александр Лурия, младший коллега Выготского. В годы войны он лечил раненых с поражением мозга в госпитале Бурденко. То есть у него были не обезьяны, а самый что ни на есть первичный материал… Особенно его интересовали случаи афазии – нарушения речевых механизмов в привязке к поражению определенных участков мозга. Одну из афазий Лурия научился компенсировать: пациентам с поражением речевой программы (они не могли развернуть высказывание), он предлагал перебирать физические объекты (фанты) в такт с разворачиванием речи. Тактильная программа компенсировала и поддержала речевую за счет других, не пораженных участков мозга. Больные достаточно легко учились говорить заново. Помимо неоценимого гуманитарного вклада в жизнь конкретных людей, метод со всей ясностью показал: мозг взрослого человека пластичен и может подстраиваться. О чем западные коллеги еще 30 лет и не знали, а восточные не думали, что надо как-то сообщать…

2) Другая история. Merzenich использовал с обезьянами золотые электроды, стало быть, – инвазивная техника, довольно варварская штука, но для тех лет прорывная. Эту же технику использовала молодая Наталья Бехтерева в те же 60-е (если не вру с датой). А поскольку этические допуски в Советском Союзе были существенно просторнее, то электроды вживляли сразу людям; чего там миндальничать. Электрическими разрядами лечили шизофрению и пр.
Раздражая не «лапу», а напрямую мозг, врачам удавалось добиваться существенной и устойчивой коррекции поведения и даже психики пациентов, что, опять же, ясно указывало на пластичность взрослого мозга. Бехтерева даже описывает, что одна пациентка испытывала после сеансов необъяснимую эйфорию. А поскольку гламурных журналов и культа женского оргазма тогда не было, участники процесса не сразу поняли природу этой эйфории. Пациентка в результате влюбилась в Бехтереву и потребовалась помощь психиатра. Что опять же, свидетельствует о пластичности взрослого мозга, а также об отзывчивости любви на электричество.
3) Своим путем, за счет гуманистически небесспорной советской специфики, российская нейропсихология (нейрохирургия, нейролингвистика) были как минимум в авангарде. Примерно в 80-90е, то есть примерно с космосом, все это встало.

АМ

Подробнее у меня по теме:
Речь как освоение неизвестного
К пересмотру гипотезы Л.С. Выготского о природе внутренней речи. 1995.

Мозг и оргазм. Художественный конспект.
После публичной лекции В. Зингера и А. Каплана. Гете-институт, 23 сентября 2010 года, Политехнический музей.

Подписка превзошла рекламу… Точнее, реклама обвалилась уже ниже подписки.

"Мировые доходы от тиражей (и в печати, и в онлайне) впервые в этом столетии превысили доходы от рекламы, говорится в исследования «Тенденции мировой прессы», опубликованного Всемирной газетной и новостной ассоциацией (WAN-IFRA). По ее оценкам, в 2014 году газеты генерировали порядка $179 млрд. доходов от тиража и рекламы – больше, чем книжное издательство, музыкальная и киноиндустрия. $92 млрд. поступили от печатного и цифрового тиража, а $87 млрд. – от рекламы, говорится в исследовании. "
Если не разбираться в теме, то можно интерпретировать так: ага! Подписка приносит денег уже больше, чем реклама. Даешь пыйвол, в общем.
Но нет. Доходы прессы падают домкратом. Реклама, то есть доходы прессы от бизнесов, падают более стремительным домкратом, чем подписка, то есть доходы от читателей. Причина проста: бизнесы целесообразны, а людей тормозит инерция привычки. Это не рост доходов от подписки, это катастрофическое изменение пропорций (в 20 веке газеты получали 80% от рекламы). Это не подписка превзошла рекламу, это реклама обвалилась уже ниже подписки.
Иными словами,
1) реклама перестраивается на мультиплатформу и самоплатформу вместе с рынком, то есть стремительно, а
2) подписка будет исчезать вместе с поколением, то есть замедленно, в отведенные мной на это дело 10-15 лет.

Читать: отличный обзор от Всеволода Пули с презентацией World Press Trends 2015 from WAN-IFRA
#WNC15: Что волнует лучших издателей со всего мира
Мы собрали для вас все главные идеи Всемирного газетного конгресса в Вашингтоне (1-3 июня 2015): миллениалы, умные часы, новые форматы, демассовизация СМИ и дух перемен.

О перетекании журналистики в корпорации (Реализация прогноза означает его смерть)

У прогнозов и разных футурологических дразнилок есть одна черта, малознакомая широкому кругу, – воплощаясь, прогнозы становятся общим местом (что естественно и логично), поэтому приходится выводить их из репертуара.
Во-первых, в связи с этим утрачиваешь толику "авторства" (в широком магическом смысле), во-вторых, постоянно надо выдумывать очередное новое будущее.
Вот сейчас пошла волна запуска альтернативных СМИ со стороны брендов. Особо активничают смежники – ИТ, соцсети. Apple, Facebook, МТС. Потом же подтянутся пивные бренды (soft drinks на Западе, типа Red Bull и Coke, – издавна передовики масс-медиа производства), а за ними и производители минеральных удобрений. И это будут не корпоративные газетки, а честные СМИ общего профиля для целевых аудиторий. А поскольку этим медиа не надо будет бороться за выживание, – у них будут другие цели, да вместе с бюджетами, – то кадры и драйв профессии сместятся туда. Вместе с инновациями.
Раньше тема была свежей, задиристой. Теперь она очевидна, и на ней катаются те, кто раньше с тобой об этом спорил, что нет, ни в жисть, что там сплошной PR и т.п. Скоро уже все будут рассказывать, как и почему из маркетинга вырастает журналистика.
Смысл же поста вот в чем: футуролог теряет меновую стоимость прогноза, если прогноз реализуется. Уже давно как-то неловко говорить про смерть газет, крах дистрибуции; теперь журналистика брендов. Все это теперь банализировано. Пойду новое придумаю. Например, мультиязыковой браузер как next big thing и разрушитель устройства мира. Или слияние сетевых клаудлордов и национальных правительств.
(Читать дальше – полезные ссылки по теме)

Одна из первых разработок темы: Slon.ru, 2010
Клонировать журналистику из маркетинга
Конкурируя в производстве контента, корпорации могут нечаянно родить новую журналистику
Андрей Мирошниченко,

Сегодняшние новости по теме:
Apple объявила набор журналистов
Компания Apple решила нанять журналистов для своего нового приложения News. Им придется отбирать подходящий контент, для которого не годятся существующие алгоритмы поиска, и общаться с партнерскими СМИ

СМИ из топора. Потеснят ли новые издания от «ВКонтакте» и МТС топовые IT-издания?
Пока блогосфера обсуждает, получится ли СМИ у блогера Варламова, на рынке наблюдается приход немедийных корпораций, которые стали создавать собственные онлайн-СМИ «нового формата» для широкой аудитории. Потенциальный охват читателей таких изданий действительно огромен. Способ их создания настолько прост и экономичен, что в скором времени эксперты предсказывают пришествие и других последователей. Заберут ли у традиционных изданий всех читателей и рекламу ресурсы, созданные на базе немедийных корпораций?

Тут я подробно описывал тенденцию на западном опыте:
Content marketing: How companies are turning into media. Case studies

Оно же на русском языке:
Контент-маркетинг: как корпорации становятся медиа
Бренды вступили в гонку медийных вооружений. Производство привлекательного контента из дополнительной возможности превращается в насущную необходимость. Классический маркетинг управляет распространением информации о бренде. Контент-маркетинг стремится к неконтролируемому распространению.

Тут моя подборка по теме
Корпоративные медиа
Андрей Мирошниченко

Две реинкарнации The Daily Me в один день (вторая – серьезно).

Очередная сногсшибательная идея good old The Daily Me. Читатель должен хлопнуть себя по лбу: "Вау, автор нашла неохваченные 50% рынка!"
The newspaper industry and the forgotten 50 percent
The Daily Me не взлетела 20 лет назад, еще до соцсетей и агрегаторов, когда ниша безизданиевой доставки статей была девственно чиста. Аспиранты Negroponte пытались даже сочинить алгоритм отбора статей по предпочтениям (хотя сами предпочтения собирались не алгоритмом, а анкетированием потенциальных потребителей). Не пошло. А теперь эту функцию выполняют соцсети.
50% не охвачены изданиями не потому, что издатели не прилагают усилий, а потому, что эти читатели охвачены стихийной рекомендательной доставкой. И если автор статьи не получает публикаций о своем университете или из городе детства, то это просто что-то с лентой Фэйсбука у нее не так. Впрочем, я уверен, все она получает. У медийного человека лента состоит из медийных людей и дает лучшую agenda из возможных, да и персонально релевантную. Это она приукрасила, чтобы смоделировать обнаруженную "гигантскую нишу" в полрынка размером.
И сразу в один день – еще одна новая концепция The Daily Me. на этот раз – не с заламыванием рук от "первооткрывателя" гигантской ниши, а с выкручиванием рук от гигантского владельца платформы.
Судить пока не буду – поглядим, все-таки монстр. Но да: отчуждение контента от медийного бренда вручает этот контент доставляющей платформе. Платформенный капитализм.
Did Apple Just Kill Local News?
Apple launched into my world: Apple News.
On its face, Apple News seemed like a pretty neat feature added to the iOS ecosystem. An absorption and recast, in typical Apple fashion, of a concept proven by applications like Flipboard. It allows a consumer to create a rich user experience and customize the news and information they want and need on their Apple device regardless of publisher or brand.

Критические заметки об интересном расследовательском материале в РБК

Прочитал (почти) "Расследование РБК: на чьи деньги живет Донбасс", захотелось выдать читательский отклик.
(Кстати, это же медиакритика, а она у нас что-то почти отсутствует. Медиа-аналитика есть, медиа-футурология есть, а медиакритики нет. Чтобы друзей не обидеть, наверное. Я тоже всех люблю и уважаю, но аккруатно выскажусь.)

Итак, расследование РБК о денежных потоках в ДНР-ЛНР. Зачем столько фактуры? Зачем мне отчет о проделанной журналистом работе? Нельзя ли просто сказать, кто и за что платит? (Разумеется, со всеми необходимыми оговорками, что это гипотезы, и т.п, чтобы не подставиться).
Там вроде между строк сквозит интересная мысль: никакие серьезные структуры и банки не могут легально взаимодействовать с дамбасом, потом что (это я уже от себя) это отрубит серьезной структуре цивилизованный рынок. Введенный американцами принцип "знай клиента своего клиента" в финансовой системе позволяет отсекать грязных партнеров даже в третьем-четвертом звене деловой цепочки. Свяжешься с банком, обслуживающим транспортную компанию, обслуживающую угольную шахта дамбаса – закроют международные операции. Все на кукане у Wall Street через третьи руки.
Вот этот вывод, если он там есть, мог бы быть интересным. С новым добытым знанием: поддержка-поддержкой, а реально никто связываться не хочет, потому что международная интеграция.
Ну или уж репортаж, как директора шахты в подвал вместо совещания. А отчет о масштабных разысканиях журналиста… Иногда это прямо беда расследовательского подхода: журналист много поработал и все это вываливает. Ну, молодец. Но я прочитал три четверти только из раздраженного желания убедиться, что да, это какой-то отвал породы.

PS. По формированию повестки путем сбора пульсирующих тем – РБК сейчас лучший. Эта часть редакторской работы почти идеальна. Но иногда желание отстраненности (тн журналистика факта) играет дурную шутку – удерживает от умозаключений. Выводы – необходимая часть компрессии. А компрессия сейчас – главный продукт медиа. Вовсе не информация.

Man bites dog

Забавно, древний профессиональный мем про man bites dog всплывает тут и там неожиданными оттенками.
Любопытно, что репортажная культура, родившая этот мем, у нас пропущена, как пропущены, скажем, банковские чеки. Мы его не вынашивали. Но его формулой мы пользуемся, без понимания, как варвары порохом и металлом.

"– Я – журналист, работавший в газете, оборот которой – двести тысяч в неделю, и вы можете получить меня всего за пятьдесят долларов. Я знаю работу газет вдоль и поперек – могу писать их, редактировать, сворачивать и продавать. Я работаю с важными новостями, неважными, а если нет никаких – я пойду и укушу собаку.
– Сейчас мне не нужны сотрудники.
– Ладно, пусть будет сорок пять."
("Туз в рукаве" Билли Уайлдера, 1951)

Man bites dog (journalism)
From Wikipedia, the free encyclopedia
The phrase man bites dog is a shortened version of an aphorism in journalism which describes how an unusual, infrequent event is more likely to be reported as news than an ordinary, everyday occurrence with similar consequences, such as a dog biting a person ("dog bites man"). An event is usually considered more newsworthy if there is something unusual about it; a commonplace event is less likely to be seen as newsworthy, even if the consequences of both events have objectively similar outcomes. The result is that rarer events more often appear as news stories, while more common events appear less often, thus distorting the perceptions of news consumers of what constitutes "normal" rates of occurrence.
The phenomenon is also described in the journalistic saying, "You never read about a plane that did not crash".[1]
The phrase was coined by Alfred Harmsworth (1865–1922), a British newspaper magnate, but is also attributed to New York Sun editor John B. Bogart (1848–1921): "When a dog bites a man, that is not news, because it happens so often. But if a man bites a dog, that is news."[2][3] The quote is also attributed to Charles Anderson Dana (1819–1897).[4]
Examples of literal use in journalism
In 2000, the Santa Cruz Sentinel ran a story titled "Man bites dog" about a San Francisco man who bit his own dog.[5]
Reuters ran a story, "It's News! Man Bites Dog", about a man biting a dog[6] in December 2007.
A 2008 story of a boy biting a dog in Brazil had news outlets quoting the phrase.[7]
In 2010, NBC Connecticut ran a story about a man who bit a police dog, prefacing it with, "It's often said, if a dog bites a man it's not news, but if a man bites a dog, you've got a story. Well, here is that story."[8]
On May 14, 2012, the Medway Messenger, a British local newspaper, ran a front page story headlined "MAN BITES DOG" about a man who survived a vicious attack from a Staffordshire bull terrier by biting the dog back.[9]
On September 27, 2012, the Toronto Star, a Canadian newspaper, ran the story headlined "Nearly Naked Man Bites Dog", about a man that is alleged to have bitten a dog in Pembroke, Ontario.[10]
On December 2, 2012, Sydney Morning Herald reported about a man that bit the dog and its unfortunate consequence; 'Man bites Dog, goes to hospital' [11]
On May 5, 2013, "Nine News", an Australian news outlet, ran a story headlined "Man bites dog to save wife" about a man who bit a Labrador on the nose, after it attacked his wife and bit off her nose.[12]
On March 12, 2014, Rosbalt, a Russian news agency, reported that a man in Lipetsk had burnt a bed in his apartment, run around the city in his underwear, and, finally, "bit a fighting breed dog" following an hours-long online debate about the situation