Состояние умов таково, что демонстративная ложь эффективнее искусной

Интересное явление случайно обнаружила колумнистка WP: ложь не должна прятаться, чтобы быть эффективной. Наоборот, ложь должна быть ДЕМОНСТРАТИВНО сфабрикованной – тогда об нее легче зацепится предвзятый ум, желающий, на самом деле, вовсе не правды, а подтверждения своих страхов и ненавистей.
"Institutional distrust is so high right now, and cognitive bias so strong always, that the people who fall for hoax news stories are frequently only interested in consuming information that conforms with their views — even when it’s demonstrably fake."
Иными словами, оценивая работу, например, отечественного ТВ, надо признать: демонстративная фабрикация лжи, еще недавно бывшая недостатком профессии пропагандиста, теперь стала условием его эффективности.
С этим никак нельзя бороться традиционными методами рационального познания (проверка, свидетели, разоблачение) – не работает. (Только анекдотами, кстати, карнавальным высмеиванием. Всерьез это не обороть).
Читать: What was fake on the Internet this week: Why this is the final column

Советский стиль верноподданнической статьи в Коммерсе – верн(оподданический) выбор

(По поводу фрагмента ниже) Любопытно: формально подмечено точно (авторы статьи Агаларова симулируют советскую стилистику), но вот обвинение их за это в непрофессионализме как раз непрофессиональное.
Если предположить, кто адресат статьи Агаларова, то воспроизводство советской стилистики, пусть даже подсознательное – не недостаток, а достоинство, более того, – главное потребительское свойство текста Агаларова.
Его критическим недостатком как раз было бы, если бы авторы применили все вот эти вот """"модные книги: «Nobrow» Джона Сибрука, «Нарушай правила!» Марти Ньюмейра. Штудировали разных гуру маркетинга и пиара – Ривса Россера, Джона Кейплса, Юджина Шварца, Алекса Випперфюрта.""""
Аналогичный случай: один холдинг собрал под крыло 17 разных компаний и стал делать централизованную газету, в глянце, с модным дизайном. Обнаружилось, что люди на металлургическом комбинате не берут ее, не считают своей, оно для них неразличимо. В холдинге сообразили в чем дело, и стали делать для металлургов газету старого образца – ЧБ, на стремной пачкающей бумаге. И сразу дело пошло.
Обращаться надо на понятном для целевой аудитории языке и в понятном формате. Обличение изменника родины Навального и отповедь пасквилям на советских руководителей ДОЛЖНЫ быть произведены в понятной им, советским руководителям, стилистике. Это признак высокого профессионализма авторов, а не непрофессионализма. (Знакомство автора рецензии с образцами западного маркетинга не означает, что все должны немедля их применять в советской действительности с нарастающей долей советской реальности).
Команда пиарщиков – не безъязыкая. С языком в точку. Бессовестная, но не безъязыкая.

Шерга Екатерина
Вчерашний текст в «Коммерсанте» Араса Агаларова, направленный против Навального и опубликованный «на правах рекламы», он же совершенно чудесный стилистически! То есть он унылый, абсолютно бездоказательный, но стилистика меня изумила больше всего. Что называется, многое напомнила. «Подостывший интерес к автору произведения», «навязчивый детективно-обвинительный стиль, скандальные факты и безапелляционные утверждения», попытки «играя надерганными фактами… манипулировать общественным мнением», «преуспел в сочинении всяческих пасквилей», «унылый набор траченных молью сплетен», «эту продукцию не терпелось сбыть на Запад».
Последние три цитаты не из вчерашней статьи. Им больше тридцати лет. Это я наугад вбила в поисковик слова «диссиденты, фельетон», и мне тут же выпала статья в «Крокодиле» про Виктора Некрасова. То есть выступление по поводу фильма Навального в точности воспроизводит стилистику пропагандистских текстов каких-нибудь замшелых застойных годов.
Не думаю, что бизнесмен, президент Crocus Group Арас Агаларов лично писал свое «Личное мнение». Это работа его пиарщика. Или даже скорее, тут целая команда пиарщиков корчилась, безъязыкая.
Сотрудники пиар-службы такой крупной структуры наверняка относительно молоды. Они считают себя людьми какой-то уже совсем новой формации. У них есть хорошее образование. Вероятно, они слушали лекции специально приглашённых западных профессоров под названием, допустим, «Связи с общественностью: стратегическое управление коммуникациями в бизнесе в двадцать первом веке». Читали модные книги: «Nobrow» Джона Сибрука, «Нарушай правила!» Марти Ньюмейра. Штудировали разных гуру маркетинга и пиара – Ривса Россера, Джона Кейплса, Юджина Шварца, Алекса Випперфюрта. Способны объяснить значение терминов «паблицитный капитал» и «свот-анализ». Их ролевой моделью был какой-нибудь герой Бегбедера, его романтический эгоист, усталый, искушённый и пресыщенный.
И вот теперь эти Бегбедеры успешно воспроизводят старую советскую эстетику, которую, очевидно, никак не могут помнить. Причем делают это естественно, живо и успешно. Поколение Next оказалось поколением Previous. Это само собой так получилось. Генетическая память.

Источник:

Контент не король

Всегда поражала своей бестолковостью и какой-то любительщиной фраза "Контент – король". Она похожа на мудрые изречения в "Одноклассниках". От нее многие плясали не только в маркетинге, но и в СМИ; типа, главное – хорошая история. И все будет.
Ну никакой контент не король. Контента – как грязи. Хорошие истории лезут из всех щелей, наперегонки спотыкаются, чтобы вонзиться мне в голову.
Навигация – вот царица. Путеводительство. Связи между узлами важнее узлов. Настройки экосистемы по своему влиянию на конечный результат (время, высосанное из человека) побивают любой самый хороший контент одним мизинцем.
И вот случайно увидел, что фраза "Контент – король" сказана некогда якобы Биллом Гейтсом (не проверял, пусть им).
Тогда все понятно. Для владельца платформы экосистема – это уже данное. Ему нужно пустить по этим жилам наполнение. Поэтому метафора контента для него различима, а метафора оболочки – нет. Гейтс предвзят и искажен, его максима годится для него, не ведитесь.
Для тех же, кто работает с контентом, все должно быть наоборот. Контент и прочий сторителлинг – все это ерунда. Куда важнее организация контента, которая все больше сводится к его отбору и отбросу. Теперь важно не получить контент, а не получить контент. И вот это вот все будет нарастать.
Практические выводы.
1) Контент не король. Король – защита от контента. Удобство времяпрепровождения, а не сообщение информации – вот ценность в условиях избытка. Водителю медиа надо работать не с любознательностью, а с ленью публики.
2) Хороший контент без платформы – ничто. Хорошая платформа без контента – что-то. Он там, вообще-то, сам вырастет, только знай пропалывай.