Курцвейль. Трагедия Сальери….

… как известно, заключалась в том, что Сальери был достаточно талантлив, чтобы понимать гений Моцарта, но недостаточно гениален, чтобы быть Моцартом. Примерно как в известной притче: "имею возможность купить барана, но не имею такого желания; имею желание купить автомобиль, но не имею такой возможности..".
Рэй Курцвейль влезает, в своем роде, в шкуру Сальери. Он предсказывает загрузку сознания в сеть где-то в конце 20-х или начале 30-х. То есть в историческом "вот-вот". Но.
Курцвейль – 1948 года рождения. Когда его понимание будущего сформировалось, когда стало понятно, что оно очень близко, он стал прилагать активные усилия по продолжению конкретно своей жизни. Сотрудничает со всеми ведущими институтами, достаточно богат, чтобы применять все передовые технологии на себе, принимает в день 160 пилюль, в неделю 7 внутривенных питаний (могу путать цифры, но порядок такой), регулярные чекапы и все соответствующие самые передовые процедуры. А это, учитывая Силиконовую долину и стоящие за всем деньги – самый передний край, какой только есть на глобусе. Он писал, что проведенный в 60 чекап показывал ему тело 45-летнего человека. Я видел его раз в штаб-квартире Google, он брал дринк из холодильника в холле – невысокорослый, худощавый; дедулей еще не назовешь, но уже, конечно, мужчина в возрасте. И не скажешь, что пышущий здоровьем.
То есть он видит и даже (в его системе ценностей) знает горизонт, до которого уже рукой достать. Еще 15 лет. Дай бог ему здоровья. Из всех имморталистов он подбирается ближе всего, причем персонально, на материале собственной жизни. Во-первых, он рассчитывает точный срок и знает, какие тенденции, какие технологии приведут в нужную точку; сам в этих тенденциях двигается.
Во-вторых, он находится на острие атаки, то есть буквально входит, наверное, в топ-5 или топ-3 планетарных экспертов по теме. А это значит, что не только сам разрабатывает, но к нему, как к светиле, идут с подношениями новых открытий.
В-третьих, в силу близости к нужным лабораториям и финансового достатка, он может применять все это на себе.
Но – 1948 г.р. Какие, должно быть, должны быть у него переживания по этому поводу…

Advertisements

Лишь одна старушка в толпе видит Папу своими глазами

Only one person in the crowd uses an old school, biological memory technique while watching the Pope's cortege.
As Hemingway put it long ago, describing the death of a matador in "Banal Story" (1926), "Man and boys bought full-length colored pictures of him to remember him by, and lost the picture they had of him in their memories by looking the lithographs."
Frankly speaking, external memory has been in use since the times of cave paintings. Now it just became more convenient and affordable.
Впрочем, девайс расширил функцию памяти. Возможность показать другим, недоступная внутренней памяти, составляет основную ценность памяти внешней.

Любопытная этическая проблема – сексизм роботоиндустрии

В былые времена традиционалистский взгляд на роль мужчины и женщины подкреплялся Голливудом и поп-культурой. Сейчас в приличном обществе о гендерном разделении ролей говорить страшно. А вот в самой передовой индустрии – в индустрии роботизированных секс-игрушек – воспроизводят самые что ни на есть махровые стандарты сексизма, с объективацей женщины как игрушки и т.п. В этой индустрии разрабатывают и пытаются наделить искусственным интеллектом кукол, которые "…is able to talk to her owner (с ее владельцем!) and learn his likes or dislikes." Ужос.
И вот уже гендерные исследователи бьют тревогу и предлагают ввести этический запрет на разработку секс-роботов. В самом деле, кстати, надо запретить делать их красивыми и предназначенными для удовольствия владельцев.
В сфере межчеловеческих отношений куда менее различимые гендерные шалости уже табуированы так, что не моги. А в разработке секс-роботоигрушек именно самые разнузданные сексисткие фантазии получают наилучшую коммерческую перспективу.
Невидимая рука коммерческой секс-робототехники воспроизводит именно те ролевые гендерные стереотипы, от которых передовое общество отказывается. Этакое вытеснение. При этом, что тоже симптоматично, преобладает разработка роботов-женщин. То есть сексизм целой индустрии очевиден. Но это не все; электронные игрушки для женщин, безусловно, тоже воспроизводят гендерные ролевые и физические стереотипы, о которых уже говорить нельзя. Там, где нет публичности и подавления, (которым, по Фрейду, человечество платит за цивилизованность), рынок возвращается, видимо, к биологически мотивированным стандартам. Покуда человек еще сам биологичен. И именно рыночное, а не моральное регулирование, разнуздывает сексизм. Поэтому надо запретить красивые sex-dolls.
Любопытно, что искусственный интеллект в секс-робототехнике поначалу тоже будет платформой объективации женской роли. Но потом, по мере его развития, возникнет секс-робото-феминизм. То есть среди умных секс-кукол на определенном уровне развития их разума неизбежно появятся феминистки. Что для секс-куклы, конечно, полный подрыв идентичности. То есть не просто экзистенциальный кризис становящегося ИИ, но еще и разрыв между назначением и предназначением, то есть экзистенциальный кризис в квадрате.
Роботопсихологам будущего будет непросто

Intelligent machines: Call for a ban on robots designed as sex toys

Соло-гитарист, как всегда, самый заводной. Даже в Compressorhead Robot Band

Кстати, если музыканты люминиевые или, скажем, титановые, то не очень-то и heavy metal.
Еще обращает на себя внимание дрыгание головой – явно избыточное для представителей этой расы.
Какой-нибудь культуролог-технобихейворист скажет, что это банальная антропоморфизация. Но нет, не только.
Это как звуковой щелчок шторки механического объектива при фотографировании айфоном – он симулирует звук пред-предыдущего поколения техники якобы для привычного комфорта пользователей. На первый взгляд, логично – поставщик притормаживает внедрение новой атрибутики для удобства потребителя.
Но дело в том, что нынешнее большинство пользователей айфона уже никогда не пользовались механическими объективами и не знают этот звук по его происхождению, а знают его… по щелчку айфона. Звук оторвался от функции, его производящей, и стал ее чистым символом.
Пройдут века, а роботы-музыканты будут дрыгать головой в такт музыке, совершенно не понимая, зачем они это делают.
Техно-карго-культ, или Вот насколько сильна сила человеческого духа.

Ведутся работы по созданию новых чувств с помощью гаджетов

Немецкие ученые придумали пояс, feel-space belt, который позволяет человеку чувствовать магнитное поле земли и ориентироваться по сторонам света, как это делают птицы и некоторые другие животные.
At the University of Osnabruck in Germany, a group of scientists have been developing the remarkable 'feel-space' belt which allows the wearer to feel the earth's magnetic field, just like birds do.
Слушал по радио выступление автора этого проекта. Чувство магнитного поля Земли присуще многим животным, но за него отвечала часть мозга, которую потом у человека пришлось занять под другие функции. И чувство атрофировалось. Сейчас проверяют, можно ли его восстановить. То есть может ли человек после долгого ношения пояса научиться и потом чувствовать стороны света БЕЗ пояса (сам автор в это не верит). Кстати, друг подсказал: есть такой ошейник для собак – по мере удаления от хозяина он бьет питомца все более сильным разрядом. Воспитывает чувство привязанности.
Пока, конечно, это симуляция – стороны света редуцируются через вибрацию к тактильному, по сути, ощущению. А потом организм учиться интерпретировать эти вибрации. То есть это не настоящее новое чувство.
Но работы по созданию новых чувств с помощью гаджетов ведутся. Для слепых переделывают цвета в звуки с помощью гаджета. Другой гаджет, типа мундштука, позволяет передавать картину сканируемого пространства…в рот. Легкие электрошоки во рту – учитывая, что это емкая полость, позволяют передавать «содержание» пространства вокруг человека. И т.п.
Читать даль…

О перетекании журналистики в корпорации (Реализация прогноза означает его смерть)

У прогнозов и разных футурологических дразнилок есть одна черта, малознакомая широкому кругу, – воплощаясь, прогнозы становятся общим местом (что естественно и логично), поэтому приходится выводить их из репертуара.
Во-первых, в связи с этим утрачиваешь толику "авторства" (в широком магическом смысле), во-вторых, постоянно надо выдумывать очередное новое будущее.
Вот сейчас пошла волна запуска альтернативных СМИ со стороны брендов. Особо активничают смежники – ИТ, соцсети. Apple, Facebook, МТС. Потом же подтянутся пивные бренды (soft drinks на Западе, типа Red Bull и Coke, – издавна передовики масс-медиа производства), а за ними и производители минеральных удобрений. И это будут не корпоративные газетки, а честные СМИ общего профиля для целевых аудиторий. А поскольку этим медиа не надо будет бороться за выживание, – у них будут другие цели, да вместе с бюджетами, – то кадры и драйв профессии сместятся туда. Вместе с инновациями.
Раньше тема была свежей, задиристой. Теперь она очевидна, и на ней катаются те, кто раньше с тобой об этом спорил, что нет, ни в жисть, что там сплошной PR и т.п. Скоро уже все будут рассказывать, как и почему из маркетинга вырастает журналистика.
Смысл же поста вот в чем: футуролог теряет меновую стоимость прогноза, если прогноз реализуется. Уже давно как-то неловко говорить про смерть газет, крах дистрибуции; теперь журналистика брендов. Все это теперь банализировано. Пойду новое придумаю. Например, мультиязыковой браузер как next big thing и разрушитель устройства мира. Или слияние сетевых клаудлордов и национальных правительств.
(Читать дальше – полезные ссылки по теме)

Одна из первых разработок темы: Slon.ru, 2010
Клонировать журналистику из маркетинга
Конкурируя в производстве контента, корпорации могут нечаянно родить новую журналистику
Андрей Мирошниченко,

Сегодняшние новости по теме:
Apple объявила набор журналистов
Компания Apple решила нанять журналистов для своего нового приложения News. Им придется отбирать подходящий контент, для которого не годятся существующие алгоритмы поиска, и общаться с партнерскими СМИ

СМИ из топора. Потеснят ли новые издания от «ВКонтакте» и МТС топовые IT-издания?
Пока блогосфера обсуждает, получится ли СМИ у блогера Варламова, на рынке наблюдается приход немедийных корпораций, которые стали создавать собственные онлайн-СМИ «нового формата» для широкой аудитории. Потенциальный охват читателей таких изданий действительно огромен. Способ их создания настолько прост и экономичен, что в скором времени эксперты предсказывают пришествие и других последователей. Заберут ли у традиционных изданий всех читателей и рекламу ресурсы, созданные на базе немедийных корпораций?

Тут я подробно описывал тенденцию на западном опыте:
Content marketing: How companies are turning into media. Case studies

Оно же на русском языке:
Контент-маркетинг: как корпорации становятся медиа
Бренды вступили в гонку медийных вооружений. Производство привлекательного контента из дополнительной возможности превращается в насущную необходимость. Классический маркетинг управляет распространением информации о бренде. Контент-маркетинг стремится к неконтролируемому распространению.

Тут моя подборка по теме
Корпоративные медиа
Андрей Мирошниченко

Капсула времени – с опозданием

Сложу все же сюда капсулу времени. С точки зрения прогнозирования, горизонты существенных политических событий, конечно, гораздо ближе, чем всякая-такая смерть газет. Около 2008-го выработал формулировку прогноза на 2023: политическая повестка будет определяться тем, насколько жесткими будут разборки между чеченцами и чекистами по поводу месторождений Ханты-Мансийска. Тогда звучало дико. Теперь видно, что дату, скорее всего, поставил щедрую. Логика примерно такая: институциональной балансировки нет, есть инструментальная, заточенная под главную фигуру; когда эта главная скрепа по тем или иным причинам вынимается или ослабевает (а это все-таки еще вряд ли сейчас, еще несколько лет), наиболее эффективные инструменты остаются предоставлены сами себе и неизбежно атакуют друг друга.
Остальная среда не исчезает, но, не имея, опять же, механизмов институциональной балансировки, услужливо и тотально вынутых для благополучия главной скрепы, преобразуется в современные формы Дикого поля; их быт уже можно изучать но примере дамбаса.

Презумпция времени

Вся предыдущая цивилизация происходит из презумпции пространства. Земледелие и овцеводство, захват земель, феоды, наследование вотчины и крестовые походы, великие географические и освоение космоса – все это пространственные притязания.
После осевого поколения (для России – 2 половина 20 века), когда уже не эпохи вмещали тысячи поколений, а одно это поколение вместило три эпохи – аграрную, индустриальную и постиндустриальную, – произошел слом. Теперь воцаряется презумпция времени.
Товаром новой цивилизации становится не пространство, а время; ценностью – отрезок внимания. (В гениальной Clash'o'clans гениальные разработчики продают время – прообраз будущей монетизации, всем медиа надо учиться.) И экономику, и культуру, и даже мышление надо перестраивать с презумпции пространства на презумпцию времени. Пространство теперь ничто. Я уже, в общем-то, везде; а будущий я будет везде буквально. Но еще не всегда. Время куда как менее пластично по нашим нынешним возможностям, нежели пространство.
Черт, а я все еще тороплю время. Хотя уже лет двадцать, как не надо.

Интернет – это воронка или раструб?

Отличный обзор глобальных мутаций интернета от Антона Носика
Интернет, действительно, из канала превратился в среду.

Интернет мёртв, а мы — ещё нет
Выступая вчера в Давосе, председатель правления Google Эрик Шмидт предсказал, что Интернет в привычном нам виде исчезнет. Можно себе представить, сколько пересудов и кривотолков породила эта, в общем-то, банальная констатация у охотников за громкими заголовками. Меж тем, достаточно оглядеться вокруг, чтобы понять, о чём говорит Шмидт.

Интерфейс хорош тогда, когда незаметен: если мы не фокусируемся на ручке молотка, значит, инструмент хороший, годный.

Однако в рассуждения Носика есть одна пустОта, размером примерно в половину всей функциональности интернета.
Он анализирует интернет как интерфейс-воронку. Как нечто, работающее на вход информации в человека. И совсем не затрагивает интернет как интерфейс-раструб (ну, или рупор). Нечто, работающее на распространение самого человека. А чукча уже давно не читатель, чукча публикатор. Взять те же селфи, которые неспроста.
Тогда как как вся экономика будущего, пресловутая экономика шэринга, будет построена именно на этом парадигмальном сдвиге: от consumption к contribution.

Из чего надо сделать вывод, что именно эта функция интернета – доставлять человека в общество, а не информацию человеку – будет развиваться более всего. Она же – вершинка пирамиды Маслоу.
Интернет как каталог и как потребление информации, пусть даже дошедший до стадии облака и экосистемы – это всего лишь переходный гибрид от книжной цивилизации, оцифрованный гутенберг. Что реально идет следом, так это нескончаемая жажда отклика. Те же соцсети не столько организуют повестку, сколько промоутируют пользователя. И вот там бизнес и новые стартапы. Образно говоря, победят те клаудлорды, которые будут не доставлять юзеру, а распространять юзера. Победит тот навальный, который даст площадку для участия. И т.п.

Будущее банкинга, как и будущее газет

Banking has gone from somewhere you go to something you do. If we are to believe that the sharing economy will shape our future, banking and all financial services will become something that merely exists in the background, similar to other basic utilities.
Да, многие, ныне коммерческие, услуги просто переходят в раздел базовых свойств экосистемы, предоставляемых по умолчанию. Никто же не берет денег за поисковую функцию Гугл. А ведь сложный сервис, требующий от создателя гигантский усилий. Просто создатель берет с пользователей за эту услугу не деньгами.
…Automation and sharing services will replace traditional means of production, rendering the marginal cost of products and services close to zero.
Навеяно:
The Sharing Economy And The Future Of Finance