Пособие по твиттеру для политиков

Твиттер выпустил пособие для ̶ч̶а̶й̶н̶и̶к̶о̶в̶  политиков, как использовать Твиттер. Налетай.
Twitter Has A 136-Page Handbook For Politicians And It's Hilarious

Advertisements

Трансляция и вовлечение в СМИ: трансляция наносит ответный удар

Пока все мы думаем о том, как лучше вовлекать аудиторию в производство контента на платформе издания, потихоньку намечается и обратная тенденция. Многие ведущие редакции закрывают коменты под статьями.
Одними из первых это сделали Popular Science.  Как я помню, запрет они мотивировали желанием не давать профанам воли в храме научного мировоззрения – и не коррумпировать тем самым статус бренда.
Кроме того, комментарии в СМИ часто становились излиянием ненависти, нападок и всего такого нехорошего, что требовало немалых усилий по модерации.
В статье по ссылке приводятся разные аргументы разных изданий – почему они отказались от комментариев под статьями.
Я считаю, что глобальная причина в следующем. Журналистика принципиально являет собой трансляционный способ коммуникации. Сверху – вниз, от одного – к многим, от знающего – к незнающим. Этот модус комфортен журналистам. Попытка применить модель новых медиа, вовлекающую модель ульевого медиа (где задача медиа – создать площадку для авторства публики) расколола старые СМИ. Часть из них желает остаться трансляционными. И это правильно, когда правильно.
Характерно, что задачу engagement все такие медиа просто переводят на другую платформу – в форум, в твиттер, в Фэйсбук. То есть произошло "разделение труда" между платформами по признаку трансляции-вовлечения. Статьи тех СМИ, которые претендуют на статусную трансляцию, висят теперь на базовом сайте издания, не запачканные надписями проходимцев.
Видимо, каждому медиа придется искать свой баланс на шкале трансляции-вовлечения. И тут интересно анализировать критерии, по которым издание хочет/может открываться для вовлечения или, напротив, сохранять "невинность" трансляции.

What happened after 7 news sites got rid of reader comments

Recode, Reuters, Popular Science, The Week, Mic, The Verge, and USA Today’s FTW have all shut off reader comments in the past year. Here’s how they’re all using social media to encourage reader discussion.

"….Newsrooms struggle with moderation, the value of anonymity among commenters, and, in some cases, the legal issues that arise from what’s said in the comments.
The benefits to social are that people are already on those networks, already holding conversations and sharing stories, Swisher told me. “It’s not clear why comments are a particularly good part of the [website] experience,” she said.
I spoke to seven news organizations — Recode, The Verge, Reuters, Mic, Popular Science, The Week, and USA Today’s FTW — about their decision to suspend comments, the results of that change, and how they manage reader engagement now. All but one of the sites say they won’t be going back; The Verge is selectively using comments on stories and plans to re-introduce them across the site in the near future.""""

Любопытная этическая проблема – сексизм роботоиндустрии

В былые времена традиционалистский взгляд на роль мужчины и женщины подкреплялся Голливудом и поп-культурой. Сейчас в приличном обществе о гендерном разделении ролей говорить страшно. А вот в самой передовой индустрии – в индустрии роботизированных секс-игрушек – воспроизводят самые что ни на есть махровые стандарты сексизма, с объективацей женщины как игрушки и т.п. В этой индустрии разрабатывают и пытаются наделить искусственным интеллектом кукол, которые "…is able to talk to her owner (с ее владельцем!) and learn his likes or dislikes." Ужос.
И вот уже гендерные исследователи бьют тревогу и предлагают ввести этический запрет на разработку секс-роботов. В самом деле, кстати, надо запретить делать их красивыми и предназначенными для удовольствия владельцев.
В сфере межчеловеческих отношений куда менее различимые гендерные шалости уже табуированы так, что не моги. А в разработке секс-роботоигрушек именно самые разнузданные сексисткие фантазии получают наилучшую коммерческую перспективу.
Невидимая рука коммерческой секс-робототехники воспроизводит именно те ролевые гендерные стереотипы, от которых передовое общество отказывается. Этакое вытеснение. При этом, что тоже симптоматично, преобладает разработка роботов-женщин. То есть сексизм целой индустрии очевиден. Но это не все; электронные игрушки для женщин, безусловно, тоже воспроизводят гендерные ролевые и физические стереотипы, о которых уже говорить нельзя. Там, где нет публичности и подавления, (которым, по Фрейду, человечество платит за цивилизованность), рынок возвращается, видимо, к биологически мотивированным стандартам. Покуда человек еще сам биологичен. И именно рыночное, а не моральное регулирование, разнуздывает сексизм. Поэтому надо запретить красивые sex-dolls.
Любопытно, что искусственный интеллект в секс-робототехнике поначалу тоже будет платформой объективации женской роли. Но потом, по мере его развития, возникнет секс-робото-феминизм. То есть среди умных секс-кукол на определенном уровне развития их разума неизбежно появятся феминистки. Что для секс-куклы, конечно, полный подрыв идентичности. То есть не просто экзистенциальный кризис становящегося ИИ, но еще и разрыв между назначением и предназначением, то есть экзистенциальный кризис в квадрате.
Роботопсихологам будущего будет непросто

Intelligent machines: Call for a ban on robots designed as sex toys

Народный театр заменяет профессиональные. Габрелянов перестал выделять деньги на информаторов

Одна из главных тенденций медиа-революции и освобождения авторства – людям становятся доступны медиа-активности, которыми раньше монопольно владели профессионалы. Только лишь для того, чтобы забраться на верхушку Маслоу, любители "за так", но с удовольствием, делают то, что раньше профессионалы делали за деньги и с капризами.
А поскольку любителей на порядки больше, чем профессионалов, цена входа низкая, вход быстрый и оборот стремительный, суммарно любительская среда производит продукт всякого качества, в том числе удовлетворительного и хорошего.
От этого нашествия любителей страдают многие профессии и целые индустрии. Фотография, порнография, журналистика, книгоиздание, политика и т.п.
В общем, народный театр заменяет театры профессиональные повсеместно.
А теперь вот и у Габрелянова:
«С агентами, вернее, с информаторами мы продолжаем работать, но деньги на них выделяться не будут. Мы решили перевести все на новую схему так называемой гражданской журналистики, — сообщил Анатолий Сулейманов. — У нас уже полтора года работает приложение, через которое люди присылают видео, фото и информацию и получают за это деньги. Это приложение скачали уже около полумиллиона людей. Теперь мы будем платить деньги людям, которые присылают нам материалы через приложение. С системой, при которой мы платим определенным информаторам, мы больше не работаем».

Холдинг Габрелянова News Media перестал выделять деньги на информаторов

Видео на газетном сайте

The Washington Post обновляет стратегию своего видео-контента. Прежде всего, решено отказаться от прежнего телевизионного подхода к видео, чем грешила предыдущая версия (ведущие, теленовостная верстка роликов и т.п.). Операторы и видеоредакторы интегрированы в тематические отделы газеты, а не живут отдельной службой. Значительная часть видео будет встраиваться в тексты статей, поддерживая их – раньше видео шло отдельным форматом в "нигде". (The lion’s share of the Post’s video views come from a video embedded in an article page, and Gelman’s team will continue to create video tailored to a “text home,” rather than “orphan videos that aren’t going to get a lot of love.)”
В общем, правильные шаги в нужном направлении – все время говорю об этом на своих семинарах. Правильная работа бывшей "литературной журналистики" с видеоформатом обеспечивает мгновенный и наглядный (во всех смыслах) прорыв проекта в мультимедийность.
WP богатые и наняли специальных людей оживлять свое видео. Но небольшим проектам можно обойтись и без отдельных операторов, привлекая обычных журналистов к производству фото и видео, хотя бы с помощью телефонов.
Если кого-то смущает этот "любительский подход", можно вспомнить, что год назад Los Angeles Times сократила фотослужбу и организовала семинары для журналистов, чтобы научить их снимать на iPhone для сайта. Всего-то надо – поставить глаз, ракурс, композицию (это все и так должно быть в наличии у редактора) и дать минимальные представления о работе со светом.
In revamping its video strategy, The Washington Post steers clear of imitating TV

Siri ответила вместо секретаря Белого дома

A why бы и not? If an algorithm has already been able to replace journalists, why not press-officers?
На прессухе в Белом доме, когда журналист задавал длинный нудный вопрос об отношении Белого дома к сделке с Ираком, вдруг включилась Сири, которая ответила: "Не очень понятно, что вы хотите, чтобы я изменила?"
Но надо, еще конечно, поработать над пресс-секретарским ИИ. (По ссылке есть коротое смешное видео).

Are you the White House press secretary? Siri is coming for your job

American Journalism Review закрыт

Один из ведущих университетских журналов, посвященных медиа-критике, American Journalism Review, прекратил выпуск. Одна из причин: как и журналистика в целом, медиа-критика становится более размытой институционально. Теперь все могут выполнять эту функцию, теперь за СМИ следят блогеры, теперь медийная профессура ведет блоги, теперь сами медиа критикуют медиа. И спрос на специальную трибуну тоже размылся.
Закрытие довольно знаковое и шумное. Медиа-критики оплакивают утрату. Традиции медиа-критики довольны сильны в США, тема популярная. Впоминая о роли AJR, пишут, что если журналисты спрашивают с власти, то медиа-критики спрашивают с журналистов – в этом привлекательность ремесла.
Уже два года прошло с того момента, как из AJR ушел последний оплачиваемый редактор. Университет пытался поддерживать выпуск славного издания с многолетней историей. Но не смогли.
Columbia Journalism Review, на мой вкус, более сильное издание, пока держится.

Nieman Lab:
Like the media it covers, journalism criticism has moved from the work of a few established institutions to something more diffuse.
The mourning of AJR is less about a decline in press criticism than the loss of an institution

А вот колумбийцы подтянулись:
Now it’s gone, and you may well be among those whose reaction is: So what? There is an argument to be made that in an age when so much attention is paid to media issues by the media itself, a freestanding organ of media criticism is a bit of a luxury. And two of them?
Consider: We have the spawn of Jon Stewart critiquing the news on a near nightly basis all around the dial, often beautifully. We have thoughtful lone guns like Jack Shafer at Politico or Jay Rosen and his PressThink, along with other voices all around the internet. We have media covering media all the time. Think of the pixels generated around Brian Williams’ stretched tales, around Megyn Kelly vs. Donald Trump, around the latest pointed discussion of tone and content at BuzzFeed. Who needs more?
Columbia Journalism Review: The end of American Journalism Review and what it means for media criticism

“Е-батюшка” – сайт для исповеди.

Чудесно. 19-летний краснодарец Денис Небесный создал сайт "Е-батюшка" для виртуальных исповедей.
Заполняешь окошко исповедью, указываешь адрес, чтобы в ответ "получить благоговение".
А это ведь не просто ересь, но и начало ̶п̶р̶е̶к̶р̶а̶с̶н̶о̶й̶ протестантизма. Юноша Небесный прибил на дверь кирхи свои 2 динамические страницы.
Кстати, Лютер ведь тоже стартовал после медийной революции – после книгопечатания – и благодаря ему.
(Что-то тревожно за парня. В эпоху, когда благочестие приближается к своей наивысшей точке – мракобесию.)

Создателем сайта «Е-батюшка» оказался 19-летний программист из Краснодара

Краснодарец Денис Небесный создал сайт для виртуальных исповедей.

Как троллили Лебедева

Отличная – и поучительная – история.

Как мы хотели «затроллить» Артемия Лебедева, а получили его респект и пост в ЖЖ
История о том, как мы стали собирать отзывы для Артемия Лебедева, какие результаты это принесло, и как поступил Тёма с негативными отзывами

Помимо прочего, подтверждает старое правило гигиены: сильных троллей души в объятьях, слабых игнорируй.
И еще одна интересная мысль: налаживая контакт, проси не отзыва, а совета. Люди любят советовать. (сompetence and autonomy – мотивы бесплатной контрибуции, по Clay Shirky​, заставляющие людей заниматься хобби в офлайне и тратить миллионы человеко-часов, ума и таланта в интернете, рождая cognitive surplus.

Робот-автостопщик нарвался на гоп-стоп и погиб

Канадцы сделали робота, путешествующего автостопом. Приветливый железный болванчик сидел на обочине с поднятыми большим пальцем и просил водителей подвезти, сколько по пути. У него был список стран и мест, которые ему хотелось бы посмотреть. При этом робот не мог двигаться и полагался на доброту водителя, который должен был подхватить болванку и посадить ее в машину, а потом высадить так же, на дорогу, для следующей попутки. Робот мог петь и разговаривать, говорят, был даже немного болтлив, предлагал делать селфи с ним, вел свой Твиттер.
Команда разработчиков хотела проверить: может ли робот доверять человеку?
Не совсем.
Робот благополучно проехал тысячи миль по Канаде, Германии, провел каникулы в Голландии. Но по территории США смог проехать только 300 миль. Потом был разрушен вандалами и выброшен на свалку. Восстановлению не подлежит.
По ссылке – видео, как работ просился в машину, и фотографии его, живого и мертвого.

Hitchhiking robot’s cross-country journey comes to tragic end in Philadelphia