Советский стиль верноподданнической статьи в Коммерсе – верн(оподданический) выбор

(По поводу фрагмента ниже) Любопытно: формально подмечено точно (авторы статьи Агаларова симулируют советскую стилистику), но вот обвинение их за это в непрофессионализме как раз непрофессиональное.
Если предположить, кто адресат статьи Агаларова, то воспроизводство советской стилистики, пусть даже подсознательное – не недостаток, а достоинство, более того, – главное потребительское свойство текста Агаларова.
Его критическим недостатком как раз было бы, если бы авторы применили все вот эти вот """"модные книги: «Nobrow» Джона Сибрука, «Нарушай правила!» Марти Ньюмейра. Штудировали разных гуру маркетинга и пиара – Ривса Россера, Джона Кейплса, Юджина Шварца, Алекса Випперфюрта.""""
Аналогичный случай: один холдинг собрал под крыло 17 разных компаний и стал делать централизованную газету, в глянце, с модным дизайном. Обнаружилось, что люди на металлургическом комбинате не берут ее, не считают своей, оно для них неразличимо. В холдинге сообразили в чем дело, и стали делать для металлургов газету старого образца – ЧБ, на стремной пачкающей бумаге. И сразу дело пошло.
Обращаться надо на понятном для целевой аудитории языке и в понятном формате. Обличение изменника родины Навального и отповедь пасквилям на советских руководителей ДОЛЖНЫ быть произведены в понятной им, советским руководителям, стилистике. Это признак высокого профессионализма авторов, а не непрофессионализма. (Знакомство автора рецензии с образцами западного маркетинга не означает, что все должны немедля их применять в советской действительности с нарастающей долей советской реальности).
Команда пиарщиков – не безъязыкая. С языком в точку. Бессовестная, но не безъязыкая.

Шерга Екатерина
Вчерашний текст в «Коммерсанте» Араса Агаларова, направленный против Навального и опубликованный «на правах рекламы», он же совершенно чудесный стилистически! То есть он унылый, абсолютно бездоказательный, но стилистика меня изумила больше всего. Что называется, многое напомнила. «Подостывший интерес к автору произведения», «навязчивый детективно-обвинительный стиль, скандальные факты и безапелляционные утверждения», попытки «играя надерганными фактами… манипулировать общественным мнением», «преуспел в сочинении всяческих пасквилей», «унылый набор траченных молью сплетен», «эту продукцию не терпелось сбыть на Запад».
Последние три цитаты не из вчерашней статьи. Им больше тридцати лет. Это я наугад вбила в поисковик слова «диссиденты, фельетон», и мне тут же выпала статья в «Крокодиле» про Виктора Некрасова. То есть выступление по поводу фильма Навального в точности воспроизводит стилистику пропагандистских текстов каких-нибудь замшелых застойных годов.
Не думаю, что бизнесмен, президент Crocus Group Арас Агаларов лично писал свое «Личное мнение». Это работа его пиарщика. Или даже скорее, тут целая команда пиарщиков корчилась, безъязыкая.
Сотрудники пиар-службы такой крупной структуры наверняка относительно молоды. Они считают себя людьми какой-то уже совсем новой формации. У них есть хорошее образование. Вероятно, они слушали лекции специально приглашённых западных профессоров под названием, допустим, «Связи с общественностью: стратегическое управление коммуникациями в бизнесе в двадцать первом веке». Читали модные книги: «Nobrow» Джона Сибрука, «Нарушай правила!» Марти Ньюмейра. Штудировали разных гуру маркетинга и пиара – Ривса Россера, Джона Кейплса, Юджина Шварца, Алекса Випперфюрта. Способны объяснить значение терминов «паблицитный капитал» и «свот-анализ». Их ролевой моделью был какой-нибудь герой Бегбедера, его романтический эгоист, усталый, искушённый и пресыщенный.
И вот теперь эти Бегбедеры успешно воспроизводят старую советскую эстетику, которую, очевидно, никак не могут помнить. Причем делают это естественно, живо и успешно. Поколение Next оказалось поколением Previous. Это само собой так получилось. Генетическая память.

Источник:

Бигдатное неравенство

Страны с эволюционирующей отраслью BigData получат невероятные экономические преимущества. Например, алгоритм может предложить более разумный режим энергосбережения в масштабе города или штата на основании неведомых ранее данных. Учтя новые кросс-факторы, изменить транспортную логистику, посев яровых, сбор апельсинов, замену шин и т.п. Обработка Big Data требует мощностей, охвата и – языка. Где будут хранилища данных, чьих данных, на каком языке они будут обрабатываться – тот и получает преимущества. Причем набор этих преимуществ будет идти по нарастающей.
И если физическое железо и даже soft, теоретически, можно купить и импортировать (пока Конгресс не додумался до цифровой поправки Джексона-Веника), то алгоритмы и данные эволюционируют друг об дружку в том языке, и в той венчурной среде, которая для них доменная. Это целостная экосистема. Если своей экосистемы, на своем языке нет, то импортировать ее нельзя. Цифровое отставание – цветочки по сравнению с отставанием бигдатным.

“Е-батюшка” – сайт для исповеди.

Чудесно. 19-летний краснодарец Денис Небесный создал сайт "Е-батюшка" для виртуальных исповедей.
Заполняешь окошко исповедью, указываешь адрес, чтобы в ответ "получить благоговение".
А это ведь не просто ересь, но и начало ̶п̶р̶е̶к̶р̶а̶с̶н̶о̶й̶ протестантизма. Юноша Небесный прибил на дверь кирхи свои 2 динамические страницы.
Кстати, Лютер ведь тоже стартовал после медийной революции – после книгопечатания – и благодаря ему.
(Что-то тревожно за парня. В эпоху, когда благочестие приближается к своей наивысшей точке – мракобесию.)

Создателем сайта «Е-батюшка» оказался 19-летний программист из Краснодара

Краснодарец Денис Небесный создал сайт для виртуальных исповедей.

Парфенов против Навального или Как измерить эффективность маркетинга

Измерение успешности воздействия – старая проблема. Особенно когда зависимость продаж от маркетинговых акций нелинейна (когда не продают тут же, в месте трансляции).
Вот возьмем этот кейс: втемную использовали Парфенова, чтобы прорекламировать антинавальный контент. Какие возможные результаты в основных аудиторных группах?
1) Антинавальных это никак не мобилизует: они возрадуются, но их ряды количественно не вырастут, и мобилизация (способность к действию) не изменится.
2) Занавальных это возмутит; пожалуй, этот скандал может даже немного повысить их мобилизацию (способность к действию, в том числе выход 15.01.15).
3) Самая интересная аудитория – нейтральные. Тут любопытно. Участие Парфенова нейтральных может привлечь. Скандал может даже мультиплицироваться в титульные СМИ (в рубрике "Звезда лоханулась" / "Розыгрыш"). При этом Парфенов выглядит невинной жертвой, а вот инициаторы – негодяями. Соответственно, от негодяев страдают хорошие люди.
Таким образом, получаем своего рода дериватив от эффекта Стрейзанд: грубая, масштабная и разоблаченная провокация, скорее, сработает против ее создателей.
В то же время, с точки зрения отчета о проведенных мероприятиях (и освоенных средствах) акция удалась. Клиент (Парфенов) купился, огласка широкая – красота.
Интересный кейс. Формальная (бюрократически измеримая) удача прямо расходится с содержательным эффектом. Который, впрочем, никак не измерить.

Акунин: Парфенова обманом сняли в видео для сайта против Навального
Писатель Борис Акунин написал в своем фейсбуке в воскресенье, 28 декабря, что ролик, где журналист Леонид Парфенов якобы призывает людей поддержать сайт в поддержку обвинительного приговора оппозиционеру Алексею Навальному, не соответствует действительности.
«Какой-то подлец позвонил Леониду Парфенову, предложил снять ролик в защиту человека, которому угрожает десять лет тюрьмы. Потом этот ролик появился на сайте, где требуют прямо противоположного — обвинительного приговора. Вот, мол, и Парфенов с нами», — написал Акунин на своей странице.
На видео Парфенов держит лист бумаги с названием сайта Navalny15.com и призывает зайти на него чтобы поддержать Навального. В действительности же на сайте предлагается подписать петицию о вынесении обвинительного приговора оппозиционеру.

Пропаганда – затухание в закрытой среде. А в открытой – аннигиляция или намагничивание?

Илья Красильщик картинку поместил:

И написал: "вы друг друга стоите"

Дествительно, должны аннигилировать.
Кстати, это и происходит, нет?
До интернета, когда не было общего пространства связности врагов, каждая пропаганда хозяйничала в своем ареале.
Сейчас она себя сама изводит, потому что для нее нет заповедника с охранной зоной, все открыто.
…Но изводит, скорее, все-таки изобилием, а не присутствием здесь же вражеской пропаганды.
Потому что вражеская пропаганда намагничивает пространство, поляризует участников и обратно усиливает действие своей.
В этой логике – было бы лучше, если бы ареал восприятия пропаганды был закрытым. Тогда, без столкновения и намагничивания об противоположность, она скорее бы изнашивалась и обесцвечивалась.
Как неразличимой стала программа "Время" в последние годы. А программа "Международная панорама" – и подавно: вместо обличения чужой жизни воспринималась ее витриной.
Так что закрываться надо. Закрываться и накапливаться.

Конспирология и двуликий этос.

Привыкший к топору гунн не может не восхищаться изяществом и эффективностью французской шпаги. Кроме того, с нею, например, в приличное общество пускают.
Самыми преданными, и скорее всего, единственными апологетами «мягкой силы» оказываются ее разоблачители. Никто не читает какого-нибудь Нэя так внимательно, как они.
Но в заимствованных рецептах оранжевой революции всегда чего-то не хватает. Уже даже и покрышки жгли – а все равно не то.
В этом основной прокол конспирологии, при всей ее красоте. Она почему-то дает плоды только врагу.
Приходится возвращаться к привычному топору и еще больше злиться на недосягаемую технологию, объясняя ее эффективность ее аморальностью: конечно, твердая сила моральнее, а мягкая – подлая. Хотя хорошо бы освоить.
С одной стороны: "Ненуаче – им можно, а нам нельзя?"
С другой стороны, совсем уж глобальное: "Не получается, значит моральны".
Этот двуликий этос рвет геральдическую птичку напополам.
Как поется в древнем кавказском тосте, "выпьем за то, чтобы наши желания совпадали с нашими возможностями".

Гондурас как краеугольный камень геополитики

Недавно кто-то из френдов писал о тотальном болезненном нашем увлечении геополитикой (раньше эту сферу увлечений называли Гондурасом, но пусть будет геополитика). Большая шахматная доска, евразийцы с атлантистами и все такое. Другим народам вроде как это несвойственно – им Нейборхуд интереснее Гондураса.
Моя версия: избыточные страдания геополитикой происходят от недостатка политики обычной. ̶(̶В̶о̶-̶в̶т̶о̶р̶ы̶х̶,̶ ̶э̶т̶о̶ ̶к̶р̶а̶с̶и̶в̶о̶.̶)̶
Для социальной эмоции нужен драматический конфликт: Добро против Зла, Добро против Злодея, Герой против Зла; но лучше всего – Герой против Злодея. Когда этой пищи в окрестной реальности нет, мозговой желудок насыщается химерами, отсутствие существования которых компенсируется масштабом якобы отбрасываемых ими теней.
Кроме того, геополитика имеет крайне важное внутриполитическое значение. Она заставляет народ интересоваться деятельностью третьестепенной чиновницы заокеанского госдепартамента гораздо больше и чаще, чем работой местной администрации.

Информационная война как самонаводящийся праздник

Про информационную войну. Сложу на будущее некоторые мысли о том, что раж в сетях производная не только и не столько политического противостояния, сколько состояния массового сознания, причем технического состояния, связанного с медиаграмотностью.
Накладываясь на веймарскую травму, которая суть тоже не столько содержательное, сколько техническое обстоятельство массового сознания.
Эти мысли потом надо будет еще подумать

Василий Гатов
(в воздух) Я очень спокойно отношусь к чужому мнению, даже если оно мне совершенно не нравится. Меня трудно довести до точки, когда я прекращаю споры. Но в последние пару недель меня реально выводит из себя, когда люди – часто вполне вменяемые во всем остальном – постят у себя совершенно липовые "доказательства" той или иной явно недостоверной новости из Украины (или российской новости с "доказательством", что Россия злокозненна, или что Россия бессильна, или что Россия безумна). Эти новости легко вычленяются из общего по совершенно левым названиям сайтов; они в мгновения распознаются как элементы информационной войны (стоит только взглянуть на формулировки, или на источник типа "одна баба в Донецке сказала"). Или люди, которые на полном серьезе начинают под очередным фейком проклинать высказывающих другое мнение, предлагая "принять закон о лишении гражданства и высылке предателей". Удивительно, что среди этих людей попадаются вполне вменяемые в остальном. Но на "фронте информационной войны" они ранены, контужены и, наверное, даже убиты.

Артем Каждый
Полностью соглашаясь, оспорю нюанс. Нет никакой информационной войны. Инофовойна была возможна, когда медиа были инструментом. А когда медиа стали средой, инфовойны нет. Есть тотальная амбивалентность, группируемая в смысловые сгустки как вирусным редактором, так и волением наиболее оснащенных интересантов. Эти сгустки и эта среда агрессивны, да. Сгустки могут быть даже целесообразны, но среда – нет. Эти ансамбли нейронов вирусного редактора, волевые или реактивные, выглядят войной только после редукции в нашем сознании. И сам тезис о наличии информационной войны – он из той парадигмы, которую ты в этой записи так хорошо вскрываешь.
Как ни странно, это проблема медиаграмотности, или медиаготовности, коллективной медиагигиены. Но не политическая. Нельзя многим одно и то же целовать, холера распространяется. И т. п. Важно не просто знать о "мой руки перед едой", а насадить это знание в городах и селах. Но нереально, конечно.

UPD.
…С другой стороны, как говорил Патрик Шампань, действие общественного мнения обусловлено тем, что люди верят в действие общественного мнения. Самонаводящийся феномен, в котором массив смысла порождает действие смысла (при определенном уровне когерентности, добавлю я).
Если люди верят в информационную войну, то тем самым она есть. Они ее создают в момент веры. Дальше защита позиции от посягательств, раскрутка поляризации и т.п.
Все сложно.

Аудиторные баблы блогеров и СМИ два года спустя. Угадайте кто сдулся.

Два года назад, в разгар московских протестов, я нарисовал для сопоставления аудиторные баблы ведущих блогеров и общественно-политических СМИ. Неглубокомысленно заключив, что и структура, и объемы баблоагломератов схожи, а вот затраты – различаются (СМИ содержат целый штат для достижения сопоставимого аудиторного результата).

Bubbles Bloggers vs Media

Надо бы посчитать, каковы размеры и структура аудиторных баблоагломератов у тех же блогеров и СМИ сейчас.
Ведь сдулись – некоторые баблы-то. То есть сдули их. Получилось.

Источник: Сравнительный анализ аудиторий ведущих блогеров и СМИ
Здесь кое-какой комментарий Носика – в посте и дискуссии под.

Я возьму этот большой мир. Как прилепить социальный граф к автору, а не к платформе.

Допустим, доступ для читателей сохранится через какие-то дупла. А доступ для писателей?
Ведь 82% ценности этой среды составляет свободное производство контента, а не его свободное потребление.

С одной стороны, события стимулируют стэндалонство.
С другой стороны, стэндалонство тяжелее на раскрутку, а главное, более уязвимо для репрессий, чем блог, интегрированный в
большую экосистему.
Но решением может быть создание новой гибрида – стэндалонской (собственной) экосистемы. Ускользающей сети площадок, имманентной автору, а не пространству.
Важную роль в этой экосистеме будут играть инженерные решения, обеспечивающие одновременно ускользание от надзора, но сохранение публики.
Потому что пока работает первое следствие из закона Метклафа: чем лучше обжита твоя сеть контактов, чем больше пожитков в твоем профайле, тем труднее переехать на новую платформу со всеми этими пожитками и фоловерами.
Создать мобильность авторского юнита, чтобы его сетевая природа прилипала к нему, а не к платформе, в которой он авторствует, – вот задача новых собственных фэйсбуков и быстрых разумом вордпрессов. Земля российская рождать.
В принципе, таковой была экосистема раннего Ассанжа.
Пиртупирная сеть сторонников Ассанжа имела сильную сторону – каждый был хакером и имел кучу запасных явок, где они могли собираться вновь. Это горилья, которая сама знает, как и где собраться, как и где разбежаться. Недостатки:

1) Такими могут быть только активисты, то есть относительно тяжелые авторы. Широкая аудитория – а нужна именно она – такими экспертными и пассионарными качествами не обладает.

2) Они все анонимусы, кроме самого Ассанжа. А вот главарь в любом случае должен быть именитым, потому что нужен символ и штандарт. И в политике нужно быть именитым. А именитого легко прищучить. Вот его и прищучили.

В общем, пока еще решения нет.

"Эхо Навального": команда оппозиционера анонсировала новый блог