Роботы-журналисты отнимают профессию у био-журналистов

Угрозу роботов для российской журналистики надо рассматривать в контексте остальных угроз. Российские СМИ с лихвой изведали всех тех бед, которые причиняет журналистике блогосфера с вирусным редактором. Она отбирает у СМИ эксклюзив, аудиторию, рынок.
Но все же основной угрозой для журналистики в России становится развитие корпоративной медийности. Проблема в том, что в норме корпоративные медиа должны конкурировать – это будет улучшать их социальное звучание. Но у нас главной корпорацией является государство. Его корпоративная медийность конкуренции не предполагает. Вот его медийность и вытесняет журналистику с рынка. Лишившиеся рыночных источников СМИ превращаются в канал трансляции для этого корпоративного медиа. В лучшем случае они творчески переосмысливают заданные темы. Это не совсем журналистика, а, скорее, отмывание действительности в особо крупных размерах.
Так что есть хорошая новость: алгоритмы не успеют погубить российскую журналистику. Она им не достанется.
Wordsmith или Quill вряд ли выучат русский язык. А для выращивания русскоязычного робота такой мощности нужен, прежде всего, сильный рынок венчурных инвестиций. В общем, алгоритмы не отнимут у российских журналистов профессию.
Читать на Texterra: Робото-журналистика: вкалывают роботы – счастлив человек? Кибер-журналист против био-журналиста: пока ничья. Андрей Мирошниченко с обзором и прогнозом по поводу робото-журналистики.

Advertisements

“Из руки в руки” получила прибыль при отказе от бумаги

"Как вы знаете, принт находится под давлением со стороны человеческой эволюции," – это круто, надо взять на вооружение.
Но очень любопытно.

Читать в "Коммерсанте": "Из рук в руки" ушла из печати с прибылью. Холдинг "Пронто Медиа" вышел в плюс после закрытия газеты

Тут, конечно, надо внимательно посмотреть и тщательно подождать. Эффект вполне может быть связан с ужатием расходов на печать и прочей оптимизацией, а не с оздоровлением ниши (платные классифайды) при переходе в цифру. Вполне возможно, что эффект перехода сойдет на нет, и в следующие периоды "экономия на печати" уже не будет спасать от сжатия бизнеса.
Напомню, что в США в ранние нулевые казалось очень заманчивым перевести классифайды в цифру. И действительно, цифровая среда куда удобнее для частный объявлений – поиск, категории, география, скорость и т.п. Но. Печатный рынок классифайдов оценивался в 25 млрд, а цифровой дал 7 млрд (с цифрами могу наврать, но пропорция примерно такая). Как говаривал в таких случаях Джон Пэйтон "Print dollars are becoming digital dimes" – печатный рубль превращается в цифровую копейку. Именно в сети очень легко доставлять объявления вне площадок, или множить площадки, или создавать площадки для бесплатных объявлений.

Как там они с Авитой сыграют? А с прочими каналами для частных объявлений? Ведь стоит Фэйсбуку шевельнуть мизинцем и приделать такой сервис – чисто чтобы получить лишнюю пару человеко-минут с населения планеты в год и все доски объявлений накроются тазиком…
Как и по другим типам печатных СМИ, выясняется, что ценностью обладал не контент (не канал), а техническая монополия издателя на доставку. В интернете эта монополия разрушается. Издательская империя с классифайдами возможна в принте, когда другого способа нет (кроме отрывного листка на заборе), но вряд ли – в интернете.
Так что: результат интересный, но, скорее, это временный результат менеджерских усилий, нежели найденный рецепт.

Реклама подписки. Вам для почитать или для потрогать?

Тактильные ощущения, шелест, запах. Вот для чего нужны газеты (регулярно сталкивался с этой аргументацией; сейчас уже реже).
Такая реклама, конечно, своего рода последнее пристанище: ценность газеты, оказывается, не в статье, а в бумаге.
Тактильные привычки к газетам, в свою очередь, имеют четкую поколенческую границу. Поэтому срок дожития газет рассчитать несложно.
Но не раньше.
Так что неправы те, кто говорит, что газеты умерли. Еще нет, еще вполне живы. Еще 6 лет агонии и 10 лет конвульсий.
(С точки зрения ФАС, кстати, реклама-то недостоверная. В набор тактильного послевкусия входят еще грязные руки и ядовитая краска.)

Здесь у меня небольшая подборка смешных роликов со сравнением тактико-технических характеристик гаджетов и газет.

Playboy решил отказаться от обнаженки

Диковинные вещи творит интернет с классической прессой. Playboy решил отказаться от полной обнаженки.
Нет никакого смысла заманивать читателя обнаженкой, когда ее – куда более всякой,- полно в сети и без этого.
(Напомнило ставшее очевидным наблюдение, что актрисы порнокинофестивалей на своих красных дорожках выглядят куда целомудреннее, чем иные кинозвезды на красных дорожках Канн и Оскара, которые стремятся показать всё.)
Любопытно, что Пентхауз, наоборот, пытался форсировать обнаженку на сайте – и погорел. Playboy уже пробовал убрать обнаженку в августе прошлого года, и в результате…. средний возраст аудитории снизился с 47 до 30!!! То есть стало заходить больше молодых мужчин. И вырос трафик. Его заманили другим, не голым контентом.
Playboy – один из самых узнаваемых брендов в мире. И хотя сам журнал в США убыточен, но есть разумный выход – паразитировать на бренде, то есть сдавать его в аренду – для ванной, одежной, парфюмерной и прочей продукции. Это и приносит основные доходы. Среди которых 40% составляет франшиза бренда в Китае, где сам журнал запрещен. Кстати, обнаженка только мешает этому направлению бизнеса – не все производителей брендированной зайцем продукции хотят ассоциироваться с nudity.
Но если не обнаженка, то что тогда остается? И остается ли что-то? Ну, пишут, что будут позитивные секс-колонки, and Playboy will continue its tradition of investigative journalism, in-depth interviews and fiction. Все-таки у Playboy всегда была довольно сильная традиция интеллектуальной публицистики.
Еще что любопытно, что эротические рубрики в журнале остаются, но, кажется, они будут менее лакированными а little more accessible, a little more intimate. То есть, кажется, журнал будет экспериментировать с симуляцией любительщины – его новый подход в NYT сравнивают с пикантными профилями инстаграмма. Неплохая идея.
Вот такой удивительный империя наносит ответный удар, с хорошим материалом для размышлений.

Nudes Are Old News at Playboy – NYT

Молодое поколение не против платить за контент, но контент этот – не новости

Да, милениалсы готовы платить за контент. Но контент этот – не СМИ, конечно. В основном, видео, музыка, игры, приложения Это очевидно, но куда важнее вот что. Даже в этой среде, digital natives, платное потребление бумажное прессы превышает платное потребление цифровых СМИ. Что означает, что никакой продажи контента СМИ в интернете, конечно, не будет. Читать: Most millennials are willing to pay for content, but not so much for news

American Journalism Review закрыт

Один из ведущих университетских журналов, посвященных медиа-критике, American Journalism Review, прекратил выпуск. Одна из причин: как и журналистика в целом, медиа-критика становится более размытой институционально. Теперь все могут выполнять эту функцию, теперь за СМИ следят блогеры, теперь медийная профессура ведет блоги, теперь сами медиа критикуют медиа. И спрос на специальную трибуну тоже размылся.
Закрытие довольно знаковое и шумное. Медиа-критики оплакивают утрату. Традиции медиа-критики довольны сильны в США, тема популярная. Впоминая о роли AJR, пишут, что если журналисты спрашивают с власти, то медиа-критики спрашивают с журналистов – в этом привлекательность ремесла.
Уже два года прошло с того момента, как из AJR ушел последний оплачиваемый редактор. Университет пытался поддерживать выпуск славного издания с многолетней историей. Но не смогли.
Columbia Journalism Review, на мой вкус, более сильное издание, пока держится.

Nieman Lab:
Like the media it covers, journalism criticism has moved from the work of a few established institutions to something more diffuse.
The mourning of AJR is less about a decline in press criticism than the loss of an institution

А вот колумбийцы подтянулись:
Now it’s gone, and you may well be among those whose reaction is: So what? There is an argument to be made that in an age when so much attention is paid to media issues by the media itself, a freestanding organ of media criticism is a bit of a luxury. And two of them?
Consider: We have the spawn of Jon Stewart critiquing the news on a near nightly basis all around the dial, often beautifully. We have thoughtful lone guns like Jack Shafer at Politico or Jay Rosen and his PressThink, along with other voices all around the internet. We have media covering media all the time. Think of the pixels generated around Brian Williams’ stretched tales, around Megyn Kelly vs. Donald Trump, around the latest pointed discussion of tone and content at BuzzFeed. Who needs more?
Columbia Journalism Review: The end of American Journalism Review and what it means for media criticism

О судьбе форматов: рынок разработки сайтов умирает — как некогда видеопрокат

Рынок разработки сайтов умирает — как видеопрокат в 2002 году.

"Начну издалека. В 2002 году мой близкий друг обеспокоился тем, что выручка принадлежащей ему сети видеопрокатов не растёт, а даже немного снижается уже много месяцев подряд. Он склонялся к версии, что виноват был слабый руководитель, поэтому решил уволить генерального директора, а на его место поставить молодого и амбициозного парня — то есть, меня. Так я возглавил сеть из 11 видеопрокатов в разных районах Москвы и получил свой самый ценный опыт — опыт работы на падающем рынке."…

Чрезвычайно любопытный опыт наблюдения за уходящей натурой.
В логике уходящих форматов, кстати, газеты – чрезвычайно живучи и востребованы. Если бы речь шла только технологии доставки, они бы давно уже скопытились, и никто бы не помнил. Никто же, в самом деле, не грустит о видеосалонах, не вопиет об утрате.
Но к этой платформе – к печати – привязана журналистика. И плотная связь формата с функцией позволяет ему выживать гораздо больше технологического срока, отведенного самому формату (печать ядовитыми красками на субстрате мертвых деревьев).
Сами сайты остаются, но появляются интерфейсы, позволяющие любителям шаманить самостоятельно. Я, как честное медиа, веду штук пять сайтов, вообще не понимая каких-то там аштимелей. Специальная армия инженеров сделала все, чтобы я мог. И убила бизнес для своих коллег.
Жреческая функция стала доступна пользователям. Толпа влезла на алтарь, кафедра проповедника перешла пастве. Так и с видеопрокатом. Так и с журналистикой.

Подписка превзошла рекламу… Точнее, реклама обвалилась уже ниже подписки.

"Мировые доходы от тиражей (и в печати, и в онлайне) впервые в этом столетии превысили доходы от рекламы, говорится в исследования «Тенденции мировой прессы», опубликованного Всемирной газетной и новостной ассоциацией (WAN-IFRA). По ее оценкам, в 2014 году газеты генерировали порядка $179 млрд. доходов от тиража и рекламы – больше, чем книжное издательство, музыкальная и киноиндустрия. $92 млрд. поступили от печатного и цифрового тиража, а $87 млрд. – от рекламы, говорится в исследовании. "
Если не разбираться в теме, то можно интерпретировать так: ага! Подписка приносит денег уже больше, чем реклама. Даешь пыйвол, в общем.
Но нет. Доходы прессы падают домкратом. Реклама, то есть доходы прессы от бизнесов, падают более стремительным домкратом, чем подписка, то есть доходы от читателей. Причина проста: бизнесы целесообразны, а людей тормозит инерция привычки. Это не рост доходов от подписки, это катастрофическое изменение пропорций (в 20 веке газеты получали 80% от рекламы). Это не подписка превзошла рекламу, это реклама обвалилась уже ниже подписки.
Иными словами,
1) реклама перестраивается на мультиплатформу и самоплатформу вместе с рынком, то есть стремительно, а
2) подписка будет исчезать вместе с поколением, то есть замедленно, в отведенные мной на это дело 10-15 лет.

Читать: отличный обзор от Всеволода Пули с презентацией World Press Trends 2015 from WAN-IFRA
#WNC15: Что волнует лучших издателей со всего мира
Мы собрали для вас все главные идеи Всемирного газетного конгресса в Вашингтоне (1-3 июня 2015): миллениалы, умные часы, новые форматы, демассовизация СМИ и дух перемен.

Две реинкарнации The Daily Me в один день (вторая – серьезно).

Очередная сногсшибательная идея good old The Daily Me. Читатель должен хлопнуть себя по лбу: "Вау, автор нашла неохваченные 50% рынка!"
The newspaper industry and the forgotten 50 percent
The Daily Me не взлетела 20 лет назад, еще до соцсетей и агрегаторов, когда ниша безизданиевой доставки статей была девственно чиста. Аспиранты Negroponte пытались даже сочинить алгоритм отбора статей по предпочтениям (хотя сами предпочтения собирались не алгоритмом, а анкетированием потенциальных потребителей). Не пошло. А теперь эту функцию выполняют соцсети.
50% не охвачены изданиями не потому, что издатели не прилагают усилий, а потому, что эти читатели охвачены стихийной рекомендательной доставкой. И если автор статьи не получает публикаций о своем университете или из городе детства, то это просто что-то с лентой Фэйсбука у нее не так. Впрочем, я уверен, все она получает. У медийного человека лента состоит из медийных людей и дает лучшую agenda из возможных, да и персонально релевантную. Это она приукрасила, чтобы смоделировать обнаруженную "гигантскую нишу" в полрынка размером.
И сразу в один день – еще одна новая концепция The Daily Me. на этот раз – не с заламыванием рук от "первооткрывателя" гигантской ниши, а с выкручиванием рук от гигантского владельца платформы.
Судить пока не буду – поглядим, все-таки монстр. Но да: отчуждение контента от медийного бренда вручает этот контент доставляющей платформе. Платформенный капитализм.
Did Apple Just Kill Local News?
Apple launched into my world: Apple News.
On its face, Apple News seemed like a pretty neat feature added to the iOS ecosystem. An absorption and recast, in typical Apple fashion, of a concept proven by applications like Flipboard. It allows a consumer to create a rich user experience and customize the news and information they want and need on their Apple device regardless of publisher or brand.